Меню Рубрики

Хеликобактер и бронхиальная астма

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Бактерия Helicobacter pylori перевоспитывает иммунную систему хозяина так, что она перестаёт атаковать саму бактерию, а заодно и клетки дыхательных путей, что значительно снижает вероятность развития бронхиальной астмы.

Желудочную бактерию Helicobacter pylori долгое время обвиняли в том, что она служит причиной целому ряду опасных заболеваний, от язвы желудка до рака. В конце концов, были предприняты решительные шаги, чтобы избавить мир от этой опасной и весьма распространённой бактерии.

Действительно, после того как H. pylori объявили войну, статистика по раку желудка в Европе и Северной Америке пошла на спад. Но одновременно участились случаи заболевания астмой. Связь между бактерией и астмой становилась всё более очевидной, но продемонстрировать конкретные механизмы влияния H. pylori на иммунную систему никому не удавалось.

Причина астмы в том, что иммунитет начинает атаковать клетки дыхательной системы, что выражается в воспалении и сужении дыхательных путей. Исследователям из Цюрихского университета (Швейцария) удалось показать, как кишечная бактерия учит иммунитет терпимости и благоразумию.

Две разновидности иммунных Т-клеток определяют силу иммунного ответа: одни стимулируют воспаление, другие, Т-регуляторы, наоборот, сдерживают. Адекватность иммунитета зависит от баланса между ними. Астма начинает развиваться тогда, когда «ястребов» становится больше. В статье, опубликованной в Journal of Clinical Investigation, говорится, что H. pylori перепрограммирует древовидные иммунные клетки так, чтобы иммунитет не трогал саму H. pylori. Очевидно, что H. pylori действует в своих интересах, но и хозяин получает от этого выгоду. Древовидные клетки смещают баланс Т-клеток в пользу Т-регуляторов. В итоге у иммунной системы исчезает патологическая бдительность, и она перестаёт нападать на своих.

Люди, у которых в желудке живёт H. pylori, не обязательно получат рак, но зато они гарантированно защищены от астмы. Считается, что эта бактерия ведёт себя хорошо и даже приносит пользу, пока её ничто не тревожит. Однако многие учёные полагают, что это слишком капризный симбионт, чтобы польза от него перекрывала тот вред, который он может нанести. В современном мире мы постоянно подвергаемся разнообразному стрессу, и вряд ли сегодня возможно всю жизнь сохранять хорошие отношения со своенравной бактерией. А избавиться от астмы, чтобы потом получить рак, не кажется такой уж равноценной заменой.

Исследователи уже работают над тем, чтобы определить вещество, посредством которого H. pylori перевоспитывает иммунную систему. С его помощью можно защититься от астмы без того, что пускать в свой желудок этого очень условно полезного симбионта.

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10], [11], [12], [13], [14], [15]

источник

Сразу скажу вывод из статьи: говорить о том, что хеликобактер является причиной болезней желудка — все равно, что говорить о том, что наличие желудка является причиной болезней желудка.

Малообразованные люди, нахватавшиеся отрывочных знаний, до сих пор считают новостью открытие бактерий Helicobacter Pilori и ошибочно считают их причиной болезней желудка (язвы, гастриты).

Вообще-то, новость о том, что хеликобактер влияет на возникновение болезней желудка, не является новостью уже 15-20 лет. В 2005 году Барри Маршалл и его коллега Робин Уоррен за своё открытие были удостоены Нобелевской премии по медицине. А специалистам об этой бактерии было известно и раньше. В то время довольно многим, в том числе и серьезным ученым, казалось, что найден ключ к решению всех проблем. Однако, последующие события в очередной раз доказали, что жизнь не так сложна, как нам кажется, — она намного сложнее.

Со временем появились данные, которые позволяют внести коррективы в эту гипотезу. По мере чтения этой статьи сначала уныние овладеет вами, но в конце вас ждет хороший финал. Поэтому читайте и не бойтесь испытывать сложные и противоречивые чувства)
В теме про психологические причины неприятного запаха изо рта некоторые неразумные сограждане возмущались: «Глупый психолух, ну что ты нам тут вешаешь лапшу на уши? Ты вообще слышал когда-нибудь про хеликобактер пилори?»
Конечно, я мог бы оставить самоуверенных людей погибать в своей неразумности, но гуманистическое воспитание не позволяет так сделать, потому что, даже если среди сотни потерянных людей найдется хоть один, который исправится, то имеет смысл написать пост.

Итак, рассмотрим эти данные подробнее.

1. В разных странах, Хеликбоактером инфицировано от 20 до 90% населения. То есть, практически все население, если учитывать сложность диагностики. Заинтересованные читатели могут (с помощью гуглов и яндексов) углубиться в анализ видов этой бактерии и сложностей диагностики ее наличия. И у подавляющей части людей наличие этой бактерии не приводит к тем страшным заболеваниям, которыми нас пугают лаборатории, зарабатывающие анализами на хеликобактер. (Примерно как с вирусом герпеса, который в спящем состоянии присутствует у 90% населения). Вот у всех оно есть, но заболевают люди независимо от наличия или отсутствия бактерии. Те, у кого нет Хеликобактер Пилори, заболевают примерно с такой же частотой.

2. Странным образом, бактерия может появляться и исчезать без лечения. И не всегда лечение помогает избавиться от нее.

3. Те врачи, которые говорят о важности фактора Хеликобаткер, на вопрос о том, какие же тогда факторы влияют на то, что бактерия начинает разъедать стенки желудка, отвечают (внимание, эти же причины были до открытия Хеликобактер):

пищевой фактор,
психоэмоциональные перегрузки,
вредные привычки — курение, избыточное употреблению кофе и алкоголя,
применению некоторых лекарств, например, аспирина,
наследственная предрасположенность.

Получается так: есть у тебя хеликобактер, нету ли его, а все равно на возникновение болезней желудка влияют те же факторы, которые исследовались и до открытия бактерии Хеликобактер пилори (Helicobacter Pilori)

4. Ну и несколько интересной теории:
Геликобактер был выделен из кала, слюны и зубного налёта инфицированных пациентов, что объясняет возможные пути передачи инфекции — фекально-оральный или орально-оральный (например, при поцелуях, пользовании общей посудой, общими столовыми приборами, общей зубной щёткой. Когда будете в следующий раз целоваться, постарайтесь не думать о милых существах из картинки в этом посте, живущих у большинства людей)
Возможно (и весьма часто встречается) заражение геликобактером в учреждениях общественного питания.

5. Скептически настроенные в отношении инфекционной теории язвы желудка отмечают следующее:
Как правило, язвенные дефекты встречаются в виде одиночных образований, хотя инфекция H. pylori может затрагивать значительную часть органа.
Инфекционная теория не объясняет цикличность заболевания: «рецидив-ремиссия-рецидив».
Инфекционная теория не объясняет сезонность обострений язвенной болезни.
Имеются исследования, доказывающие, что полное уничтожение хеликобактер пилори увеличивает риск других заболеваний пищеварительного тракта, аллергии, ожирения, астмы и др. (в интернете очень много текстов и споров об этом)
Инфекционная теория не объясняет и не учитывает известные факты о нарушении секреции мелатонина у язвенных больных.
Многолетнее применение антигеликобактерной терапии H. pylori-ассоциированных заболеваний не привело к их снижению и стало одной из причин развития дисбактериоза.

6. В последние годы было установлено, что кроме H. pylori в желудке многих здоровых людей обитают другие микроорганизмы, в частности лактобактерии L. gastricus, L. antri, L. kalixensis, L. ultunensis, стрептококки, стафилококки, грибы Candida, бактероиды, коринебактерии и другие. О важности микрофлоры (бактерий, вирусов и грибов) в поддержании здоровой жизнедеятельности организма сейчас уже нет нужды рассказывать. Это известно большинству.

Это важно понимать при решении вопроса о лечении антибиотиками.
Я лично не против того, что приступы болезней желудка могут сниматься антибиотиками.
Но, во-первых, все знают о побочных эффектах их применения. Порой неизвестно, превышает ли их польза тот вред, который такие лекарства наносят организму. Не будем углубляться в этот сложный вопрос, вокруг которого сломано много копий.

Во-вторых, частота рецидивов (и реинфекций) после применения антибиотиков вынуждает дальше исследовать проблему. Через 3 года вновь заражаются этой бактерией около 32 % пациентов, через 5 лет — 82-87 %, а через 7 лет — примерно 90 %. То ли бактерии иногда не поддаются воздействию антибиотиков. То ли они сохраняются в каких-то отделах пищеварительной системы и потом возвращаются. То ли происходит повторное заражение. То ли бактерии тут ни при чем. То ли еще что. Оставим эти вопросы ученым, занимающимся дальнейшим исследованиями.

В любом случае, остроту приступа антибиотики могут снимать. Но не устраняют причины болезни. Напомню, что к ним большинство исследователей по-прежнему относят. пищевой фактор, психоэмоциональные и психосоциальные причины, вредные привычки, лекарства, наследственная предрасположенность

Вес всей микрофлоры взрослого человека составляет 2,5 – 3 кг; 40% энергии получаемой организмом от потребляемой пищи затрачивается на питание микрофлоры; 50% токсинов обезвреживается микрофлорой; микрофлора вырабатывает до 50% процентов суточной потребности всех существующих витаминов; тепло от жизнедеятельности микрофлоры необходимо организму, в том числе для регенерации микроресниц кишечника, которые увеличивают всасываемость пищи в 600-1100 раз.

Напоследок скажу, что и сами австралийские ученые (получившие Нобелевскую премию), конечно, не собирались отменять влияние других факторов в развитии гастрита и язвы. На самом деле, Робин Уоррен и Барри Маршалл доказали, что «в развитии гастрита и язвы играют роль не только стресс, вредные привычки и плохое питание. «

Лично мне данный пост нужен для того, чтобы каждый раз не спорить с очередным школьником в комментариях. Школьником, впервые услышавшим про бактерии хеликобактер пилори и находящемуся в состоянии эйфории от того, что найдено легкое объяснение сложных проблем. Таким умникам буду просто давать ссылку на этот пост.

О других психологических причинах болезней тела читайте в регулярно обновляемой и дополняемой таблице.

источник

Админ

Группа: Администраторы
Сообщений: 538
Пользователь №: 1
Регистрация: 8-Июля 15
Из: г. Москва
Статус: Offline

Штаммов хеликобактера много. Порядка 2000.

Но, как я уже говорил, существует условно два вида хеликобактера. От одного надо избавляться, а от другого ОБЯЗАТЕЛЬНО надо избавляться. Разница между ними в том, что у злокачественного вида присутствуют два гена: CagA и VacA. Эти два гена кодируют развитие язвы и рака желудка. Причем, самому хеликобактеру глубоко индифферентно, к чему, в конечном счете, придет его хозяин. Он просто раскачивает маятник внутри организма. У человека в желудке просто развивается тот процесс, к которому человек генетически более склонен.

Есть такое понятие — индекс апоптоза. Слово некроз Вам известно. Оно означает патологическую гибель клеток. Апоптоз — это естественная, физиологическая гибель клеток. В каждом организме заложен алгоритм естественной гибели клеток. Это необходимо для обновления тканей организма. Но при этом существуют особенности, которые определяют, к чему организм генетически более склонен.

Когда индекс апоптоза высокий, это значит, что клетки гибнут быстрее, чем появляются новые. Если отмечается повышенный индекс апоптоза, это приводит к развитию минус-ткани, т. е., к язве.

Если индекс апоптоза низкий — клетки, соответственно, гибнут медленнее, чем появляются новые. Это приводит к развитию плюс-ткани, т. е., к опухоли. Рак — это опухоль. Собственно, поэтому вероятность развития рака желудка у язвенников в 4 раза ниже, чем у здоровых людей. У них изначально индекс апоптоза смещен в противоположную от рака сторону. Хотя, исключения, пусть и редко, но бывают.

Наличие этих генов у хеликобактера просто создает дополнительные предпосылки для «раскачки» индекса апоптоза у человека.

Как понять, что в желудке сидит наиболее злой штамм хеликобактера?

Если у человека язва — тут все понятно. Но чтобы получить представление о прогнозе на онкологию следует обратить внимание на следующие факторы риска:

1. Не просто высокий, а ЗАПРЕДЕЛЬНО высокий уровень антительного ответа ИФА IgG (более чем в 7-10 раз) — разницу этого показателя между носителями хеликобактера насколько мне известно, никто никогда не отслеживал, но собственный опыт показывает, что самые высокие показатели уровня антител коррелируют с нижеперечисленными факторами риска.
2. Наличие атрофического гастрита в возрасте до 35-40 лет. Это прогностически неблагоприятный критерий. В возрасте 60 лет атрофический гастрит является разновидностью условной нормы. Но чем моложе человек, имеющий атрофию желудка, тем выше его шансы познать на собственном опыте, что такое рак желудка.
3. Гипоацидный гастрит. Это гастрит с пониженной кислотностью. Он нередко ассоциируется с атрофией в желудке. Отследить этот критерий можно по гастроскопии, рН-метрии, гастропанели и копрограмме.
4. Семейный анамнез. У кого-то из родственников есть рак желудка. Это говорит, как минимум, о том, что в родовом геноме есть склонность к повышенному индексу апоптоза, а также о том, что семейный штамм хеликобактера — злой.
5. Длительный прием ингибиторов протонной помпы. Эти препараты подавляют кислотопродукцию и при исходной склонности к атрофическому гастриту существенно ускоряют скорость развития атрофии с последующим озлокачествлением процесса. Особенно остро эта проблема стоит в тех случаях, когда пациенту с хеликобактерной инфекцией ИПП назначаются в формате монотерапии, без оформления адекватной эрадикационной схемы с антибиотиками. Снимаются остатки защитного кислотного барьера, хеликобактер расселяется по всему желудку, атрофия усугубляется и риск развития рака желудка возрастает в разы. К сожалению, с подобными схемами я встречаюсь регулярно.

Хорошая новость заключается в том, что Вы дочитали этот текст до конца и теперь имеете реальное представление о том, с чем можно столкнуться в жизненной перспективе. Если, тем не менее, перспективы не до конца ясны, то вопрос целесообразности эрадикации весьма риторичен. Один из ведущих хеликобактериологов мира Дэвид Грэхем сказал: «Хороший хеликобактер — мертвый хеликобактер». Мне остается лишь подписаться под этими словами.

к. м. н., гастроэнтеролог, дерматовенеролог
Новоселов Александр Викторович
(926) 11111-47

источник

Школа ресурсов здоровья: курсы, консультации, исследования.

Мы с вами привыкли считать, что бактерия Helicobacter pylori (H. Pylori, хеликобактер) вызывает гастриты и язвы. Сейчас даже при бессимптомном носительстве ее стараются искоренять. А при ее обнаружении, хеликобактером объясняют все проблемы с желудком. Однако дело обстоит не так.

Хеликобактерная инфекция как мы себе ее представляем

Все это время никто, разумеется, про бактерию особо не знал. Попытки доказать ее связь с язвой предпринимались, однако признания не получили. Впервые на ее роль в развитии язвенной болезни желудка в конце 80-х годов прошлого века обратили внимание австралийские исследователи Маршал и Уоррен. Они выделили бактерию из содержимого желудка, собранного во время гастроскопии. Ученым удалось подобрать оптимальные условия для ее роста и получить колонию на искусственной среде, вне организма человека.

Они провели многочисленные исследования и опыты, в одном из которых Маршалу даже пришлось — для доказательства своей теории — выпить взвесь колонии бактерий, после чего у него развился гастрит, при исследовании у него нашли в желудке хеликобактера, потом он пропил антибиотики и выздоровел, а хеликобактер исчез. Вуаля. Его статья об этом эксперименте, опубликованная в Австралийском медицинском журнале, стала одной из самых цитируемых. В 2005 году Маршалу была присуждена Нобелевская премия. И голоса всех сомневающихся и критиков были заткнуты, их никто не слушал. Для хеликобактера насупили еще более тяжелые времена. Его начали искать и уничтожать. Да, потом его еще и объявили одной из главных причин рака желудка. Такие вот дела.

В учебниках с ужасом пишут, что инфекция эта широко распространена. Действительно, распространенность ее у взрослого населения составляет около 80%. В популяциях с высокой распространенностью H. pylori часто наблюдается колонизация желудка несколькими штаммами этого микроорганизма. Однако заметим, что у большинства (выше 90 %]) инфицированных носителей Helicobacter pylori не обнаруживается никаких симптомов заболеваний. Число больных раком желудка среди носителей Helicobacter pylori не превышает 1%.

Однако сегодня можно говорить о том, что распространенность H. pylori быстро снижается. Этот эффект настолько выраженный, что сегодня в США и других индустриализованных странах положительны по H. pylori менее 10% детей в возрасте до 10 лет по сравнению с историческим уровнем 70-90%.

Читайте также:  Одышка при астме какого типа

Есть две основные причины:

Уменьшение передачи. Хеликобактер не живет в окружающей среде, поэтому возможна толькл передача от человека к человеку. К факторам инфицирования относятся большая семья (количественно); родители (особенно мать) – носители H. pylori; брат или сестра, положительные по H. pylori; тесные условия проживания в детстве. Таким образом, после того как исчезновение H. pylori началось, его следствия будут ощущать на себе все последующие поколения людей, особенно если вода будет становится чище, семья – меньше, а питание – лучше.

Массовое использование антибиотиков, особенно в раннем детском возрасте. Чтобы надежно искоренить H. pylori – а именно это означает английское слово eradicate, – сегодня необходима комбинация двух-четырех антибактериальных препаратов, однако в ранних исследованиях с применением монотерапии, в том числе бета-лактамными антибиотиками и макролидами, частота успешной эрадикации составляла 10-50%. С учетом того, что такой эффект происходит каждый раз, когда ребенок получает лечение антибиотиками по поводу инфекции верхних дыхательных путей, инфекции кожи или среднего отита, снижение в развитых странах распространенности H. pylori у детей объяснить не трудно.

Консервативные британцы не назначают антибиотики при гастрите с обнаруженным хеликобактером, а к числу обязательных для эрадикации H. pyloriзаболеваний (при наличии инфекции H. pylori) относят только язвенную болезнь (рекомендации Британского общества гастроэнтерологов пациентам в отношении Helicobacter pylorі). Более того, они пишут так про рак желудка: « если говорить корректно, то инфекция H. pylori незначительно увеличивает риск возникновения рака желудка. Однако, лечить инфекцию H. pylori только для уменьшения этого риска обычно не рекомендуется»

Хеликобактерная инфекция

Если хеликобактер – главная причина язв, то почему его устранение не дает полного излечения?

Обратимся к цифрам: после устранения хеликобактера, полное восстановление структуры слизистой оболочки отмечается только у 13-15% пациентов. Специфическое хроническое воспаление слизистой оболочки желудка не исчезает вместе с элиминацией возбудителя.

Более того, ученые признают, что ни одна из схем эрадикации (устранения) хеликобактера не даёт гарантии уничтожения инфекции и поэтому в схемах эрадикации были сформулированы несколько «линий». Предполагается, что больной должен быть первоначально пролечен по одной из эрадикационных схем «первой линии», а при неудачном лечении — по одной из схем «второй линии».

В чем дело? Дело в том, что мы генетически приспособлены к хеликобактеру. Для нашего организма хеликобактер в желудке – это норма. Звучит подозрительно? Но ведь вспомните, что хеликобактер у нас был всегда, а рост числа язв начался только в конце 19 века! А пик язв пришелся на начало 20 века, через 30 лет начался пик язв двенадцатиперстной кишки. Разумеется, хеликобактер имеет к этому отношение: так же как и холестерин пищи к атеросклерозу. Выпускники курса «Здоровое питание» знают, о чем я.

Вот авторы (http://www.jci.org/articles/view/38605) прямо заявляют: хеликобактер – это неотъхемлимая часть нашей естественной микрофлоры. И его устранение серьезно увеличивает риск развития ряда заболеваний. Чтобы понять, почему это так, прочитайте статью про «теорию старых друзей».

Эти факты побудили изучить ученых взаимоотношения Helicobacter pylori и человека более тщательно. Установлено, что искроренение хеликобактрера приводит к следующему:

1. Увеличение риска инсульта в два раза.

Врачи из Медицинской школы Нью-Йоркского университета опубликовали результаты своего исследования на эту тему, которое продолжалось 12 лет. На протяжении этого срока они наблюдали за состоянием здоровья 10 тысяч американцев. Оказалось, что уровень смертности от инсульта у людей с Helicobacter pylori был в два раза ниже по сравнению с неинфицированными.

2. Инсулинорезистентность.

Еще одно исследование проведено учеными из Университета биоинформатики штата Вирджиния. Они изучили взаимосвязь инсулиновой резистентности и инфицирования бактерией Helicobacter pilori. Инсулиновая резистентность — состояние, при котором отсутствует должная регуляция уровня глюкозы поджелудочной железой, так как клетки организма становятся менее восприимчивыми к действию инсулина, основного гормона поджелудочной железы. Такое состояние является первым «звонком» в развитии сахарного диабета, оно также часто проявляется неконтролируемым набором веса. Для оценки этого состояния используют индекс инсулинорезистентности. В эксперименте на мышах выяснилось, что в группе инфицированных животных индекс и частота инсулинорезистености были ниже, чем в группе контроля.

3. Увеличение кислотности желудка и усиление изжоги (заброс секрета желудка в пищевод).

Становится все более очевидной обратная связь между H. pylori и гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ) и ее осложнениями, в том числе пищеводом Барретта и раком пищевода. Хеликобактер защищает от ГЭРБ и рака пищевода, причем CagA положительные штаммы, активно взаимодействующие с человеком, проявляют наиболее выраженный протективный эффект.

1. В любой ситуации: не злоупотребляйте антибиотиками. Тщательно взвешивайете все за и против, особенно у детей. Дело в том, что ваша родная микрофлора не только помогает вам, но и защищает от попадания патогенной.

2. Не лечите обнаруженный хеликобактер антибиотиками, кроме случаев с устойчивыми язвам и (намного реже) устойчивыми эррозивными гастритами. Дело в том, что антибиотикотерапия может кратковременно помочь, но долговременные осложнения будут весомые. Попробуй сначала пройти обычные способы лечения гастрита без применения антибиотиков.

3. Обнаружение хеликобактера, даже в связи с гастритом, не повод к назначению антибиотиков. Сделайте 2 анализа (второй через 2 недели), спросите много ли у вас хеликобактера. Помните, что уберете хеликобактера – кислотность может вырасти.

4. Есть агрессивные штаммы, для которых эрадикация — это лучшее лечение.

5. Не злоупотребляйте домашней химией и «стерилизующими», «убивающими» средствами.

источник

На согласительном совещании «Маастрихт-3» (Флоренция, 2005г) было отмечено, что инфицирование желудка HP не является основной причиной ГЭРБ, и на сегодняшний день нет убедительных данных о влиянии эрадикации на благоприятное течение этого заболевания. Однако и по сегодняшний день не прекращается обсуждение вопроса о роли Нelicobacter pylori в развитии ГЭРБ. При этом мнения различных исследователей в этом вопросе противоречивы.

Ряд авторов отводят первостепенную роль НР в развитии ГЭРБ. Имеются сообщения и о том, что эрадикация НР приводит к увеличению частоты ГЭРБ. По мнению Ю.В.Васильева (2002), с уменьшением частоты обсемененности НР СО желудка отмечается более тяжелое течение ГЭРБ. Последнее подтверждалось тем, что после лечения омепразолом у НР-отрицательных лиц отмечается вторичная гиперсекреция соляной кислоты, а у НР-положительных лиц сохраняется торможение секреции соляной кислоты. У больных ГЭРБ с дисплазией Баррета высокой степени и аденокарциномой, намного меньше наблюдалась и частота инфекции НР, по сравнению с больными ГЭРБ в контрольной группе. Иначе говоря, дисплазия высокой степени и аденокарцинома намного чаще встречаются у больных при отсутствии НР, который, возможно, играет протективную роль в развитии ГЭРБ (Шептулин А.А., 2001; Васильев Ю.В., 2002). Таким образом, приведенные данные свидетельствуют о нецелесообразности проведения антихеликобактерной терапии больным с ГЭРБ, т.к. данная терапия может приводить к усилению симптомов этой болезни и более тяжелому его течению (Васильев Ю.В., 2002).

Некоторые авторы, напротив, придают НР определенную патогенетическую роль в развитии ГЭРБ и отмечают улучшение течения этого заболевания после эрадикации НР. По их мнению, высокая частота встречаемости НР при ГЭРБ и обнаружение НР в эзофагобиоптатах этих больных косвенно могут указывать на возможную патогенетическую роль НР в возникновении ГЭРБ и диктуют необходимость проведения эрадикационной терапии у этой категории больных (Дронова О.Б., Кириллов В.А., Зайцев С.Б., Гильмутдинова Ф.Г., 2001). По данным ряда отечественных авторов обсемененность HP СО желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) имеет место при всех стадиях ГЭРБ. При этом характер поражения пищевода имеет зависимость от степени обсемененности: при эндоскопически негативной ГЭРБ обсемененность СО желудка НР максимальная, а при пищеводе Барретта — минимальная. Т.е. высокая активность HP-инфекции чаще встречается у больных с начальными стадиями ГЭРБ, а низкая микробная активность — при пищеводе Барретта (Солоденова М.Е., Лузина Е.В., Жмурина О.В., 2007).

Актуальность проблемы ГЭРБ определяется не только её распространенностью, но и многообразием внепищеводных его проявлений (Ивашкин В. Т., Мегро Ф., Лапина Т. Л., 1999; Васильев Ю.В., 2004; Маев И.В., 2005). На первое место среди внепищеводных проявлений ГЭРБ выходят дыхательные симптомы: кашель и приступы удушья. Большинство случаев кашля по литературным данным имеет связь с ГЭРБ. Рядом авторов ГЭРБ рассматривается как первопричина и пусковой механизм в развитии БА. В 60-х годах ХХ столетия появился термин «рефлюкс-индуцированная астма».

Основными факторами и механизмами развития рефлюкс-индуцированной астмы, являются: 1) недостаточность кардии, слабость нижнего и верхнего пищеводных сфинктеров; 2) наличие грыжи пищеводного отверстия диафрагмы (ПОД), способствующей забросу рефлюксата в пищевод; 3) длительное раздражение пищевода рефлюксатом; 4) снижение пищеводного клиренса; 5) снижение резистентности СО пищевода; 6) раздражение рефлюксатом нервных окончаний в стенке пищевода и стимуляция вагусных рецепторов пищевода; 7) микроаспирации и реже макроаспирации рефлюксата в бронхиальное дерево; 8) повреждение СО гортани и бронхов рефлюксатом, и развитие в бронхиальной стенке «неврогенного» вагусного и пептидергического воспаления.

Бронхолегочные проявления могут выступать единственным клиническим признаком ГЭРБ и обусловливать недостаточную эффективность лечения БА. Напротив, включение в таких случаях антирефлюксной терапии в комплексную терапию БА повышает эффективность антиастматической терапии (Маев И.В., Бусарова Г.А., Самсонова А.А. с соавт., 2003). Критериями, позволяющими диагностировать рефлюкс-индуцированную астму являются: развитие ГЭРБ, предшествующее появлению БА; появление приступов удушья при состояниях провоцирующих рефлюкс (горизонтальное положение тела, наклоны, переедание, ношение тугих ремней и корсетов, поднятие тяжестей и др); усиление симптомов ГЭРБ, сопровождающееся снижением показателей бронхиальной проходимости и появлением приступов удушья; отсутствие эффекта от проводимой антиастматической терапии; уменьшение приступов удушья, их прекращение и прирост показателей бронхиальной проводимости при назначении антирефлюксной терапии.

В тоже время сама БА является заболеванием непосредственно участвующим в развитии ГЭРБ. Отмечая возможные причины развития ГЭРБ, довольно часто встречающейся у больных БА, можно выделить следующие:
1) повреждение СО пищевода продуктами дегрануляции и выброса иммунокомпетентных и эндокринных клеток, которые и могут приводить к хронизации воспаления; 2) повреждение СО пищевода эозинофильными протеинами; 3) повышение внутрибрюшинного давления при кашле, удлинении выдоха, приступах удушья; 4) снижение моторно-эвакуаторной функции желудка и развитие недостаточность привратника (по нашим данным встречается в 50% случаев) и ДГР (по нашим данным встречается в 45,9% случаев); 5) слабость НПС и ВПС и недостаточность кардии (по нашим данным встречается в 44,9% случаев); 6) грыжа ПОД (по нашим данным встречается в 38,8% случаев); 7) повреждение рефлюксатом СО пищевода; 8) снижение пищеводного клиренса и резистентности СО пищевода; 9) использование антиастматических лекарственных средств (ксантины, холинолитики, симпатомиметики), приводящих к слабости пищеводных сфинктеров. Посредниками в развитии ГЭРБ могут служить: астма-индуцированное воспаление в СО двенадцатиперстной кишки, желудка и пищевода, эрозивно-язвенные поражения гастродуоденальной зоны и нарушения ее моторно-эвакуаторной функции.

Не исключено, что в патогенезе ГЭРБ имеет значение нарушение холинергической регуляции к воздействию соляной кислоты, пепсина, желчных кислот и трипсина на СО пищевода (Васильев Ю.В, 2004). На функциональное состояние пищевода могут влиять нейрорегуляторные, гормональные или экзогенные агенты (например, лекарственные препараты), которые связываются с соответствующими рецепторами пищевода. Известны рецепторы, влияющие на функцию пищевода: холинергические (мускаринового и никотинового типа), адренергические (a1— и b-адренергические, допаминовые), гистаминергические (типа Н1 и Н2), серотонинергические (5-НТ), рецепторы простагландинов и различных полипептидов желудка и кишечника (Васильев Ю.В, 2004, Agarwal SK., 2001).

В механизме развития ГЭРБ у больных БА, немаловажное значение, возможно, имеет нейроэндокринная система бронхолегочного аппарата и ЖКТ. Известно, что такие гастроинтестинальные пептиды, как секретин, желудочный ингибиторный пептид, соматостатин, серотонин, допамин и др. понижают тонус НПС (как известно одной из причин рефлюкса является снижение тонуса НПС), а гастрин, мотилин и субстанция Р повышают его. Помимо этого нормальная функция НПС обеспечивается холинергической иннервацией, а, как известно, один из механизмов развития БА — это холинергический дисбаланс.

Таким образом, имеется тесная связь между НР, ГЭРБ и БА. По мнению группы ученых Нью-Йоркского университета, под руководством профессора Мартина Блейзера вредные для желудка бактерии могут быть полезными для пищевода.

Имеющиеся в литературе данные о связи НР с ГЭРБ, а также ГЭРБ с БА явились предпосылкой появления гипотезы, согласно которой HР может обладать противоастматическим эффектом. Проведенные исследования почти 8000 взрослых людей показали, что инфицирование определенным (CAG-положительным) штаммом НР снижает риск развития астмы на 21% и аллергии — на 23%. Кроме того, если инфицирование произошло в возрасте до 15 лет, эти показатели составляют 37% и 45% соответственно (Helicobacter pylori против астмы и аллергии? http://www.cbio.ru/ по материалам HealthDay 2007г.).

Несмотря на большой процент дыхательных проявлений ГЭРБ до конца не изучены чувствительность и реактивность бронхов у больных с ГЭРБ (при наличии или отсутствии НР-инфекции), роль НР-инфекции в развитии ГЭРБ и гиперреактивности бронхов. Не известно, способствует ли НР-инфекция развитию ГЭРБ и БА, или наоборот противодействует этому. Решение этих вопросов является весьма актуальным направлением современной гастроэнтерологии и астмологии. Надеемся, что ХХI век откроет нам завесу над тайной хеликобактерной инфекции и облегчит страдания многих миллионов больных.

источник

С. В. Бельмер, доктор медицинских наук, профессор
Т. В. Гасилина, кандидат медицинских наук
М. Аль Хатиб, кандидат медицинских наук

РГМУ, Москва

Многочисленные исследования последних десятилетий показали, что Helicobacter pylori (НР), признаваемый большинством исследователей в качестве этиологического фактора развития хронического гастрита, язвенной болезни и ассоциированной с лимфоидной тканью опухоли MALTомы, может быть причиной заболеваний практически всех органов и систем. В последние годы пристально изучается роль НР в развитии ишемической болезни сердца, атеросклеротического поражения сосудов мозга, ряда аутоиммунных заболеваний, а также аллергических состояний.

Воздействие НР на макроорганизм может быть обусловлено различными механизмами. НР вызывает прямое повреждение слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, в результате которого повышается проницаемость его стенок для крупных молекул с развитием как истинной аллергии, так и псевдоаллергии. Изменение функции эпителия ведет к нарушению процессов переваривания и всасывания с изменением состава желудочного и кишечного содержимого, в том числе кишечной микрофлоры. Эти процессы усугубляют дисфункцию органов пищеварения, также способствуя развитию аллергии. Кроме того, возможна модификация поверхностных антигенов эпителиоцитов с последующей аутоиммунной реакцией. Показана определенная связь НР-инфицирования с развитием аутоиммунных процессов не только в желудочно-кишечном тракте, но и в других системах организма: сахарного диабета 1 типа, аутоиммунного тиреоидита, болезни Сьегрена, тромбоцитопенической пурпуры, аутоиммунных нефропатии и полинейропатии. Даже атеросклероз и ишемическая болезнь сердца могут рассматриваться как аутоиммунный процесс, индуцированный НР.

Чем более выражены факторы вирулентности НР, тем в большей степени вероятно развитие аллергического процесса у инфицированного больного. В то же время аллергические состояния, не связанные с НР, часто характеризуются повышенной проницаемостью кишечной стенки и снижением защитных механизмов, в том числе снижением уровня секреторного IgA. Последнее обстоятельство предрасполагает к инфицированию и колонизации НР в желудочно-кишечном тракте. Слизистая оболочка ЖКТ является барьером для алиментарных антигенов, и воспалительный процесс в желудочно-кишечном тракте любого происхождения может нарушать его целостность, повышать проницаемость слизистой оболочки и увеличивать прохождение через нее пищевых антигенов.

В ряде исследований было показано, что воспалительный процесс в желудочно-кишечном тракте, связанный с НР, может быть причиной возникновения хронической крапивницы [1, 2, 3, 4, 5], которая, по разным данным,в 47% случаев сочетается с НР-инфекцией, в 50% — с выявлением антител к высокоафинному рецептору IgE, в 12–20% — с антитиреоидными антителами. Liutu M. и соавт. у 40 из 107 детей с хронической крапивницей выявили антитела класса IgG к НР. При этом активный гастрит был подтвержден у 30 из 32 НР-позитивных пациентов, а повышенный уровень IgE определялся у 64% НР-позитивных и у 39% НР-негативных пациентов [6]. Сочетание хронической крапивницы с аутоиммунным тиреоидитом достоверно ассоциируется с инфицированием CagA(+)-штаммами НР, но не CagA(-)-штаммами [7]. Эрадикация НР не приводит к полному излечению, но снижает тяжесть процесса и уменьшает потребность в антигистаминных препаратах, что, однако, может быть связано с излечением хеликобактерного гастрита [8].

Читайте также:  Осложнение бронхиальной астмы астматический статус

Описана связь НР с развитием ангионевротического отека у детей, в основе которого лежат изменения в системе комплемента. Эрадикация НР приводит как к купированию клинических проявлений, так и к восстановлению иммунологических показателей [9].

У детей с атопическим дерматитом и пищевой аллергией очень часто встречаются антихеликобактерные антитела [10, 11, 12]. Показано также повышение эффективности лечения атопического дерматита при одновременной эрадикации НР [13].

Нами изучалась связь пищевой аллергии с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (ЯДК) у 63 детей в возрасте 5–16 лет (средний возраст — 12,6±0,13 лет), а также у детей с хроническим гастродуоденитом. Мы дифференцировали явную и скрытую аллергию без клинических проявлений, но с повышением уровня IgE в крови, а также истинную и псевдоаллергию. Было установлено, что суммарная доля пациентов с явной истинной аллергией, со скрытой аллергизацией и с псевдоаллергическими реакциями среди детей с ЯДК в активной стадии заболевания достигает 71%, а при хроническом гастродуодените — 35%. Клинически аллергические проявления аллергии наблюдались у 23% детей с ЯДК в активной стадии и 14% — в стадии ремиссии. У большинства детей аллергия была вызвана пищевыми антигенами. Скрытая аллергия на фоне активной стадии язвенной болезни имела место у 48% больных, в период ремиссии — у 22%, псевдоаллергические реакции наблюдались у 14% детей в активной стадии и 8% — в стадии ремиссии (рис.

Изучение кислотно-пептического фактора показало, что повышение его активности способствует развитию аллергических и, в большей степени, псевдоаллергических реакций, за счет прямого воздействия на слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта. Важно также, что для инфицированных НР больных с пищевой аллергией характерны относительно более низкие значения антихеликобактерных IgA-антител в крови по сравнению с пациентами без пищевой аллергии, что говорит об относительном снижении барьерной функции слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта у этих детей.

Связь НР и пищевой аллергии при ЯДК может быть представлена схематично ( рис. 2 ). Как уже указывалось, пищевая аллергия характеризуется селективным снижением выработки антихеликобактерных IgA-антител, но значительным повышением в крови антихеликобактерных IgG-антител, что указывает на снижение барьерной функции слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, что само по себе провоцирует развитие аллергии. Воспалительный процесс на слизистой оболочке желудка и тонкой кишки (гастрит, дуоденит), индуцированный НР, способствует протеканию как аллергических, так и псевдоаллергических процессов за счет еще большего повышения проницаемости слизистой оболочки. Воспалительный процесс может быть связан как с прямым действием НР на слизистую оболочку желудка и, в меньшей степени, двенадцатиперстной кишки, так и возникать опосредованно, в результате повышения активности кислотно-пептического фактора. Последний механизм реализуется отчасти через активацию гастрин-продуцирующих клеток и повышение кислой секреции, а также секреции пепсиногена.

Патогенетические механизмы при пищевой аллергии у детей с ЯДК, инфицированных НР

У многих инфицированных НР лиц отмечается положительный тест на специфические IgE. НР может индуцировать IgE-опосредованный выход гистамина из человеческих базофилов in vitro. Тучные клетки слизистой оболочки участвуют в пищевой аллергии. Ранее было показано, в частности, что у НР-позитивных больных ЯДК количество Ecl-клеток, продуцирующих гистамин, в 3 раза превышает таковое у НР-позитивных лиц без дуоденальной язвы. Уровень гастрина в крови и гистамина в слизистой оболочке желудка при ЯДК выше по сравнению с контрольной группой, тогда как у НР-позитивных лиц без дуоденальной язвы имеют место промежуточные значения.

В работе N. Figura et al. [15] исследовалось, в каких случаях НР-инфекция ассоциируется с пищевой аллергией у взрослых пациентов. Автор показал, что CagA-позитивные пациенты с пищевой аллергией достоверно преобладают по сравнению с инфицированными пациентами без аллергии (р = 0,030, Mantel-Haenszel test). Поскольку штаммы НР, экспрессирующие CagA, обладают более высоким провоспалительным потенциалом, правомерно сделать вывод, что выраженное воспалительное поражение слизистой оболочки желудка способно повышать трансэпителиальную проницаемость и способствовать неселективному пассажу аллергенов, которая у атопиков может прямо стимулировать IgE-опосредованный ответ. При этом CagA-положительная НР-инфекция способствует пищевой аллергии. Таким образом, с одной стороны, на фоне ЯДК или хронического гастродуоденита возможно обострение скрытой аллергии. С другой стороны, пищевая аллергия провоцирует развитие гастрита, дуоденита и поддерживает уже имеющийся процесс. В итоге замыкается порочный патогенетический круг.

источник

Этот пост продолжает тему вредных и полезных микробов. Сегодня обсудим знаменитого Helicobacter pylori.

В интернетах спрашивают: «У меня нашли хеликобактера. Скажите, у кого была такая проблема и удалось ли излечиться от этих паразитов?»

И вот ответы –

  • «Убивала под контролем гастроэнтеролога антибиотиком – потом лечили последствия»
  • «Необходимо не искоренять, а разрушать его среду обитания – излишнюю слизь желудка»
  • «Я решила лечиться не антибиотиками, а народными средствами. Купила корень аира и настойку прополиса. вычитала из инета. Мы с мужем 3-ий день пьем»
  • «Никак, не лечится это. Живите и не парьтесь»

Что же это за паразит такой, от которого то ли нужно лечиться – то ли нет?

Многие знают, что Helicobacter pylori – это вредный микроб, создающий угрозы гастрита (у всех), язвенной болезни (у 10-15%) и рака желудка (у 1%)? Эрадикация этой бактерии вошла в трехкомпонентную терапию гастрита и язвы и во все учебники.

Произошло это благодаря самоотверженному эксперименту гастроэнтеролога Барри Маршалла, выпившего в 1984 году культуру Helicobacter pylori, чтобы доказать ее роль в развитии гастрита. До тех пор считалось, что гастрит – это психосоматическое заболевание. Он дождался полной клинической картины, сделал ФГДС, получив объективное подтверждение воспаления слизистой, после чего принял антибиотики и благополучно избавился от недуга.

Спустя 20 лет Барри Маршал за свое открытие получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине. С тех пор на хеликобактера обрушились тонны антибиотиков. Многие рекомендовали и рекомендуют профилактическую эрадикацию этого микроба. В результате — сегодня количество носителей helicobacter (а человек – единственный носитель этой бактерии на планете) снижается, особенно в развитых странах, где большое внимание уделяется гигиене питания и эрадикации этой бактерии.

Врачи приветствуют эту тенденцию – частота выявления диагнозов гастрита, язв и опухолей желудка пошла на спад. Но есть еще одна, неудобная, корреляция.

Одновременно с исчезновением хеликобактера резко повысилась частота таких заболеваний:

  • гастроэзофагеальный рефлюкс синдром
  • эзофагит и рак пищевода
  • пищевые аллергии и астма

Пока связь между этими явлениями не доказана, и исследователи сильно расходятся во мнениях.

Ретроспективные исследования показывают, что у детей, растущих без helicobacter pylori, чаще случаются атопические дерматиты, сезонные аллергические риниты и непереносимость глютена. Кроме того, появились данные о том, что хеликобактер воздействует на наш аппетит, регулируя выработку грелина, а его эрадикация повышает частоту гиперлипидемии у пациентов с язвой.

» >Мета-анализ 19 клинических исследований, изучавших связь наличия helicobacter pylori и болезней пищевода, показал, что колонизация слизистой хеликобактером защищает пищевод от воспаления и перерождения. Есть гипотеза, что хеликобактер снижает рефлюкс кислоты, что является фактором риска как рака пищевода, так и астмы.

Теперь оказалось, что helicobacter pylori – это не только патоген, но и симбионт. Эта бактерия – старинный партнер нашей иммунной системы. Helicobactor – единственная бактерия из всей нашей флоры ЖКТ, которая идеально приспособлена к жизни на слизистой желудка.

У остальных бактерий это получается значительно хуже из-за:

  • высокой кислотности
  • активной перистальтики
  • плохой доступности питательных веществ
  • высокой активности иммунной системы
  • конкуренции с микробами пищи

Однако, у хеликобактера есть ряд инструментов, позволяющих ему преодолеть каждую из этих проблем, например:

Хеликобактер активно подавляет кислотность вокруг себя, гидролизуя мочевину до аммиака, а также меня регуляцию собственных генов в ответ на низкий pH. Так, например, способность быстро перемещаться у хеликобактера, оказавшегося в условиях кислой среды, резко улучшается.

Обычно хеликобактер живет в самой слизи слизистой оболочки и с эпителиальными клетками не контактирует, но если такой контакт происходит, то иммунная система его чувствует, и слизистая оболочка инфильтрируется иммунными клетками. Однако, так как только небольшое количество бактерий повреждает эпителиоциты – сила иммунного ответа не очень большая, меньше, чем при обычной пищевой токсикоинфекции. Поэтому, обычно взаимоотношения хеликобактера с иммунной системой для человека протекают незаметно.

Этот деликатный баланс отчасти связан с неинвазивным поведением хеликобактера, а отчасти с тем, что его внешние молекулы (липополисахариды) эволюционировали таким образом, чтобы не вызывать сильной реакции со стороны иммунной системы хозяина. Хитрость заключается в том, что эти молекулы изменены так, чтобы напоминать иммунной системе собственные антигены человека (некоторые эритроцитарные антигены), что вызывает толерантность.

Перебираясь на новые места обитания древний человек включал в свой рацион новые продукты, и хеликобактеру приходилось адаптироваться к этим условиях.

считает Barry Marshall, открывший патогенные свойства хеликобактера. Известно, что как и многие хронические инфекции, helicobacter передаваясь от родителям детям или между членами семьи, снижает свою вирулентность, что отражается в том, что у большинства людей он вызывает лишь незначительное воспаление.

В экспериментах на мышах показано, что заражение хеликобактером в первые дни жизни вызывает толерантность иммунной системы к этой бактерии. А также защищает животное от аллергенов, вызывающих астму, во взрослом возрасте.

Рассказывает Anne Muller, профессор молекулярной онкологии, в Университете Цюриха. Более того, перенос регуляторных Т-лимфоцитов от зараженных животных интактным «переносил» и защиту от астмы. И наоборот, удаление хеликобактера антибиотиками у повзрослевших животных – разрушало полученную защиту от астмы. Эти результаты подтверждают гигиеническую гипотезу, согласно которой депривация детей от контакта с бактериями с самых первых дней жизни в индустриальных странах стала причиной огромного роста аутоиммунных заболеваний, включая астму.

Возможно, аналогичным образом формируется толерантность иммунной системы к хеликобактеру, колонизирующему наш организм в первые дни жизни. Это соответствует данным о том, что бактерия, полученная «вертикальным путем»(от матери ребенку) обладает меньшей вирулентностью, чем полученная «горизонтальным» (из окружающей среды).

Экспериментально это подтверждается тем, что заражение новорожденных мышей хеликобактером формирует у них толерантность к этой бактерии, что проявляется отсутствие гистопатологических изменений на слизистой желудка. Мы прожили вместе с helicobacter pylori как минимум 60000 лет, и наши предки из Африки разнесли его по всему миру. В течение всего это времени человек уживался с бактерий, колонизировавшей его желудок и обладавшей серьезными вирулентными факторами.

Как развивались и развиваются отношения между человеком и хеликобактером – еще только предстоит изучить, но уже сейчас понятно, что:

  • Хеликобактер покидает людей – в развитых странах количество носителей уменьшается
  • Иммунная система человека не привыкла жить без хеликобактера

Так что теперь человеку теперь нужно адаптироваться к исчезновению давно знакомого микроба. И пока разгораются споры о том, чего от хеликобактера больше – пользы или вреда, предлагаю ориентироваться на самый авторитетный источник в мире по этому вопросу — Maastrich IV / Florence Consensus Report от 2012 года.

В этом документе есть несколько рекомендаций категории 1А (высшая категория в доказательной медицине):

  • В странах с высокой частотой хеликобактерной инфекцией у пациентов с диспепсией неясного генеза следует провести лабораторные тесты на Helicobacter и в случае положительного результата — провести эрадикацию.
  • Если у человека есть диспепсия и хеликобактер, то эрадикация поможет ему избавиться от симптомов с вероятностью 8.3% (одному из 12 человек). Это лучший эффект, доступный сегодня для таких пациентов.
  • Эрадикация никак не сказывается на гастроэзофагеальной рефлюксной болезни.
  • Эрадикацию следуют выполнять всем пациентам с лимфомой желудка (MALT)
  • Эрадикация может помочь от железо-дефицитной анемии неясного генеза
  • Антигенный тест в стуле не уступает по эффективности дыхательному тесту (в хорошей лаборатории). Оба теста годятся для контроля эрадикации.
  • В регионах с низкой резистентностью хеликобактера к кларитромицину начинать эрадикацию следует с режимов, содержащих кларитромицин. Четырехкомпонентная терапия с висмутом тоже годится.
  • Увеличение длительности лечения с 7 до 10-14 дней повышает эффективность эрадикации на 5%
  • Режимы ИПП-кларитромицин-метронидазол и ИПП-кларитромицин-амоксициллин эквивалентны по эффективности
  • Если первая линия с кларитромицином не помогла — следующая линия должна содержать либо четырехкомпонентную схему с висмутом, либо тройную терапию с левофлоксацином
  • В случае неосложненной дуоденальной язвы не требуется длительное применение ИПП после курса эрадикации
  • Эрадикация хеликобактера — самый эффективный метод консервативной профилактики рака желудка, особенно, если успеть ее сделать до появления первых неопластических очагов
  • Эрадикация существенно снижает воспаление слизистой желудка и даже может вернуть слизистую из атрофии обратно к нормальному состоянию

Само по себе наличие helicobacter pylori на слизистой желудка не является показанием к лечению антибиотиками, тем более к их самостоятельному приему. Если есть сомнения — обращайтесь к гастроэнтерологу.

Показалось интересным или полезным — подпишитесь на анонсы новых статей в наших пабликах ВКонтакте и Фейсбуке.

источник

В настоящее время за бактериями Helicobacter pylori (H. pylori) укрепилась характеристика медленной «терапевтической» инфекции, поражающей органы-мишени – желудок и двенадцатиперстную кишку. К заболеваниям, прямо связанным с H. pylori как с этиологическим фактором, относят хронический гастрит В, некардиальный рак желудка, пептические язвы желудка и двенадцатиперстной кишки.

К настоящему моменту накоплено довольно большое количество научно обоснованных данных, свидетельствующих о том, что эта инфекция, как и любая другая, обладает не только местными, но и системными эффектами (воспалительным, аутоиммунным), вызывая соответствующие реакции со стороны некоторых органов и систем.

Результаты многочисленных исследований дают основание предполагать о возможной патогенетической или опосредованной роли инфекции H. pylori в развитии и/или течении заболеваний, не относящихся к пищеварению. Вместе с тем в последние годы опубликовано ряд исследований, посвященных данной проблеме, в которых определенно подтверждается роль H. pylori в патогенезе некоторых заболеваний или делаются весьма противоречивые выводы. Показано, что H. pylori и вызванные ими повреждения желудка и двенадцатиперстной кишки не только могут одновременно сосуществовать с целым рядом заболеваний, но и нередко им предшествуют или патогенетически связаны.

Определен целый спектр внежелудочных проявлений инфекции H. pylori. Среди них – сосудистые (церебральные и коронарные), аутоиммунные заболевания, кожные поражения и целый ряд других.

  • Органоспецифические: аутоиммунный тиреоидит
  • Органонеспецифические: ревматоидный артрит
  • Промежуточного типа: синдром Шегрена
  • Бесплодие
  • Болезнь Паркинсона
  • Бронхиальная астма
  • Бронхит
  • Глаукома
  • Головная боль, мигрень
  • Задержка роста у детей
  • Неукротимая рвота беременных
  • Отсутствие аппетита при старении
  • Очаговая алопеция
  • Печеночная энцефалопатия
  • Пищевая аллергия
  • Увеит

Предполагаемый механизм, лежащий в основе внежелудочной патологии, связанной с H. рylori, включает непосредственное воздействие бактерии: активируется воспалительный процесс наряду с высвобождением цитокинов и медиаторов воспаления и последующими системными эффектами; в конечном итоге это приводит к мимикрии между антигенами бактерии и хозяина.

Как и при проникновении в организм любого чужеродного агента, обладающего антигенными свойствами, так и при инфицировании H. pylori происходит сенсибилизация организма. Предполагается три возможных механизма, приводящих к заболеваниям, связанных с иммунными нарушениями: H.pylori взаимодействуют с тучными клетками, инициируя высвобождение медиаторов; H.pylori, вступая в качестве полноценных антигенов, вызывают аллергические реакции в организме хозяина; H. pylori снижают барьерную функцию кишечника, обусловливая поступление аллергенов в кровь (неполный гидролиз нутриентов).

До настоящего времени продолжается дискуссия об истинной роли H. pylori: выступают ли они инициаторами, триггерами или просто свидетелями разнообразных патологических изменений в организме при заболеваниях различных органов и систем; как влияет присутствие этих микроорганизмов на течение патологического процесса и исход заболевания?

Большинство исследований, касающихся данной патологии, посвящено изучению роли H. рylori и других инфекционных патогенных факторов (хламидий, цитомегаловирусов и др.) в патогенезе атеросклероза и сердечно-сосудистых заболеваний. Хотя нет определенных данных, подтверждающих роль H. рylori в развитии атеросклероза, накопившиеся факты указывают, что наряду с другими факторами патогенеза эти бактерии могут способствовать развитию данного заболевания.

В исследованиях, направленных на поиск H. рylori-специфических последовательностей ДНК методом ПЦР в коронарных бляшках пациентов с тяжелыми формами ИБС, обнаружены бактерии H. рylori почти у половины обследованных больных, но ни у одного из субъектов группы контроля.

У больных с атеросклерозом, помимо обнаружения антител к различным патогенам и H.рylori, выявляют антитела к другим инфекциям: цитомегаловирусу, Chlamydia pneumoniaе, вирусам гепатита А, простого герпеса и Эпштейн-Барр. В сообщениях, касающихся влияния инфекций, носителем которых является субъект, предположено, что именно они способствуют началу атеросклеротического процесса (атерогенезу), который в конечном итоге приводит к атеросклерозу. Prasad и соавт. считают, что эндотелиальная дисфункция является звеном между микробами и атерогенезом. О распространенности и степени инфицирования можно судить по нарушениям в сосудистом эндотелии.

Читайте также:  Лечение астмы на мертвом море отзывы

Однако есть работы, свидетельствующие об отсутствии значимой патогенетической связи между H.pylori и заболеваниями сердечно-сосудистой системы. В этом плане следует отметить исследование HOPE, которое не смогло подтвердить достоверную ассоциацию между инфекцией H. pylori и риском возникновения патологии сердца и сосудов. Было обследовано 3168 канадских больных с ИБС на наличие серологических маркеров к H.pylori, цитомегаловирусу, C.рneumoniae и вирусу гепатита А. Результаты показали, что наличие маркеров цитомегаловирусной инфекции ассоциировалось с развитием сердечно-сосудистых событий, однако связи с маркерами бактерий H. pylori и другими патогенами выявлено не было.

Такой же отрицательный результат получен в большом метаанализе, проведенном с участием 1187 пожилых участников Фремингемского исследования с ИБС, которых тестировали на наличие цитомегаловируса, H.pylori и С.pneumoniae. Рандомизированное лечение инфекции H. pylori и C. рneumoniae или использование плацебо у больных с ИБС привело к достоверному снижению таких нежелательных сердечно-сосудистых проявлений болезни, как кардиальная смерть и повторная госпитализация в связи с обострением ИБС. Что удивительно, этот эффект не зависел от наличия инфицированности пациентов H. pylori или C. рneumoniae.

Поскольку роль микроорганизмов в формировании хронической атеромы не доказана, некоторые авторы возлагают ответственность на H. pylori в развитии острого коронарного синдрома и коронарного тромбоза при постинтервенционном рестенозе. Гипотеза о ведущей роли H. pylori в развитии острого коронарного синдрома отрабатывалась в эксперименте на животных. При этом оценивались различия тромботического ответа на непосредственное сосудистое повреждение между H. pylori-инфицированными и неинфицированными животными. Получены два достоверных результата: во-первых, у H. pylori-инфицированных животных после повреждения сосудов образовалось большее количество эмболов, во-вторых, у них период эмболизации был достоверно более продолжительным, что свидетельствовало в пользу существенной роли H. pylori в инициации сердечно-сосудистых событий.

Существующие противоречия относительно неоднозначности трактовки роли H. pylori в формировании атеросклероза и ИБС могут быть связаны с их генетической гетерогенностью. Некоторые ученые предполагают, что именно вирулентные цитотоксические штаммы H. pylori, в частности с CagA, способны вызывать патологические изменения в сосудах. Однако ни в одном из вышеперечисленных исследований, отрицающих роль H. pylori, не оценивали распространенность вирулентных – CagA-позитивных штаммов H. pylori среди обследованных пациентов.

Механизм участия CagA-позитивных штаммов H. pylori в развитии атеросклероза не установлен, однако уже существует ряд исследований, демонстрирующих достоверную корреляцию между ИБС и наличием вирулентных штаммов H. pylori. Так, исследование Mayr и соавт. было направлено на изучение толщины интимы-медиа каротидной артерии при атеросклерозе у пациентов с выявленными антителами к H. pylori и их фактору вирулентности – CagA-антигену. Была выявлена достоверная взаимосвязь между толщиной артериальной стенки и наличием серопозитивности в отношении CagA.

В другом исследовании при иммунохимическом анализе локализации поликлональных анти-CagA антител в материале, полученном из пуповины, атеросклеротических артерий и желудочно-кишечного тракта, показано, что антитела обнаруживали в цитоплазме и ядрах гладкомышечных клеток сосудов пупочного канатика, атеросклеротических артериях, цитоплазме фибробластоподобных клеток интимы бляшек и на плазмолемме эндотелиоцитов. Это позволило сделать заключение о том, что анти-CagA антитела перекрестно реагируют с антигенами интактных и атеросклеротических сосудов; связывание их с антигенами поврежденных артерий может способствовать прогрессированию атеросклероза у лиц, инфицированных H. pylori.

Как показали исследования, положительный статус по CagA, по-видимому, еще более важен для развития церебрального инсульта. Сообщается о более высоких, по сравнению с контролем, показателях распространенности в сыворотке CagA у больных инсультом. Важное значение CagA для атерогенеза подтверждено в исследовании, в котором обнаружена перекрестная корреляционная связь между антителами H. pylori к CagA и антигенами стенок сосудов, что позволяет предположить наличие патогенетической связи между H. pylori и атеросклерозом.

В ряде исследований последних лет, направленных на выявление связи между H. pylori и сердечно-сосудистой патологией, изучали возможную роль бактерии в снижении плазменных уровней витамина В12 и фолиевой кислоты как следствия развития хронического атрофического гастрита, что приводило к повышению уровня гомоцистеина и в конечном итоге – к риску сердечно-сосудистых заболеваний. Takashima с соавт. обнаружили достоверное снижение липопротеидов высокой плотности у лиц, инфицированных H. pylori.

Обнадеживающие результаты получены при изучении H. pylori как причины возникновения синдрома Рейно. Уничтожение бактерий у инфицированных больных улучшало их общее состояние, тормозило прогрессирование артериита и флебита мягких тканей нижних конечностей.

Аутоиммунные патологические состояния можно разделить условно на три группы: органоспецифические, органонеспецифические и промежуточного типа.

Органоспецифические заболевания провоцируются преимущественно инфекционными агентами или хроническим воспалением, которые вызывают соответствующие структурные повреждения по типу реакции гиперчувствительности замедленного типа. Среди таких аутоиммунных заболеваний чаще всего упоминается аутоиммунный тиреоидит, который в большинстве случаев сочетается с аутоиммунным гастритом (типа А). Аутоиммунизация у таких больных связана с появлением аутоантител к поверхностным антигенам тиреоцитов и тиреоглобулину. Недавно обнаружено, что CagA+ штаммы H. pylori увеличивают риск развития аутоиммунного тиреоидита (моноклональные антитела к штаммам H. pylori с CagA реагируют с фолликулярными клетками щитовидной железы).

При органонеспецифических аутоиммунных заболеваниях нарушается контроль иммунологического гомеостаза, обусловленного инфекцией (бактериальной, вирусной), генетическими факторами и др. При этом в тканях и органах происходят структурные изменения по типу реакций гиперчувствительности немедленного или замедленного типа. Среди заболеваний, которые могут формироваться с участием H. pylori, рассматривают тромбоцитопеническую пурпуру на основании установленной перекрестной реактивности между тромбоцитарным IgG и CagA+ H. pylori. Допускается, что молекулярная мимикрия, приписываемая CagA, играет ключевую роль в патогенезе заболевания. После уничтожения бактерий H. pylori проявления заболевания ликвидируются (от 40 до 73% случаев).

В соответствии с международным Маастрихтским консенсусом 3 (2005), регламентирующим действия врача в отношении инфекции H. pylori, при тромбоцитопенической пурпуре рекомендовано проведение санирующей антихеликобактерной терапии (уровень доказательности В).

Ревматоидный артрит, относящийся к данной группе заболеваний, также может быть патогенетически связан с H. pylori; некоторые авторы рекомендуют проведение эрадикационной терапии инфицированным больным. В связи с этим стоит упомянуть сообщение итальянских ученых о значительном улучшении симптомов и лабораторных показателей на протяжении длительного периода наблюдений – 24 месяцев – у больных с ревматоидным артритом после проведения специального лечения против H. pylori.

К аутоиммунным заболеваниям промежуточного типа относят синдром Шегрена (морфологические изменения слюнных и других экзокринных желез), который связан с хроническими гепатитами В и С. Считается, что H. pylori могут играть роль дополнительного антигенного стимула, способствующего возникновению доброкачественной опухоли в слюнных железах или мальтомы желудка.

За последнее десятилетие во многих исследованиях получены доказательства причинной роли H. pylori в развитии рефрактерной к терапии препаратами железа железодефицитной анемии. Предположительно, что механизмы заболевания основаны на захвате железа бактериями в полости желудка и снижении внутрижелудочного уровня аскорбиновой кислоты, что может приводить к нарушению алиментарного всасывания железа. О случаях благоприятного влияния терапии, направленной на уничтожение H. pylori, у больных с железодефицитной анемией сообщается как среди взрослых, так и среди детей.

В большом исследовании, проведенном с участием 753 корейских детей, показано, что у инфицированных H. pylori детей наблюдалось снижение уровня сывороточного ферритина, что может свидетельствовать о дополнительной связи между развитием железодефицитной анемии и наличием H. pylori. Эрадикация бактерий способствовала исчезновению признаков анемии и нормализации уровней ферритина через полгода у 75% пациентов и через год – у 91,7%.

В соответствии с Маастрихтским консенсусом 3 (2005) необъяснимая железодефицитная анемия у инфицированных бактериями H. pylori пациентов является прямым показанием для проведения антихеликобактерной терапии, направленной на полное уничтожение H.pylori (уровень доказательности В).

Предполагаемая связь между H. pylori и моноклональной гаммапатией неизвестного генеза, в которой бактерии у некоторых больных могут провоцировать хроническую стимуляцию антигена, пока не подтверждена.

На основании исследований доказана роль данных бактерий в качестве пускового фактора для развития атопического дерматита как у взрослых, так и у детей. Данное заболевание обусловлено образованием аномально высокого уровня IgE при сенсибилизации организма некоторыми экзогенными аллергенами. При взаимодействии аллергена с IgE происходит активация тучных клеток с высвобождением медиаторов аллергии (триптазы, гистамина, фактора активации тромбоцитов, метаболитов арахидоновой кислоты), что приводит к повышению сосудистой проницаемости, отеку, гиперсекреции слизистых желез, стимуляции миграции эозинофилов и Th-2 клеток в кожу и слизистые оболочки. Доказана прямая корреляция между степенью инфицированности H. pylori и тяжестью дерматита. При высокой степени обсемененности H. pylori рецидивирующее течение атопического дерматита становится непрерывным, при отсутствии бактерий тяжесть дерматита минимальна, и больные с непрерывным течением заболевания не обнаруживаются.

В литературе описаны хронические формы рефрактерного кожного зуда, обусловленного инфекцией H. pylori. При лечении с использованием традиционных седативных и антигистаминных средств у данных пациентов лишь незначительно уменьшался зуд. После эрадикационной антихеликобактерной терапии зуд удалось устранить.

Некоторые авторы рассматривают взаимосвязь между бактериями H. pylori и розовыми угрями. Это хроническое кожное заболевание, ассоциирующееся с гастроинтестинальными симптомами и гастритом В, расценивается как внежелудочные проявления хеликобактерного гастрита. При этом, как правило, выявляют CagA+ штаммы бактерий. О вовлечении H. pylori в патогенез заболевания можно судить по улучшению состояния кожи после применения специальной антихеликобактерной терапии. Так, уничтожение H. pylori привело к исчезновению угрей у 51 из 52 леченных пациентов.

Сегодня терапия, направленная на уничтожение H. pylori, считается возможным рутинным лечением для больных с розовыми угрями, которые не реагируют на общепринятую стандартную терапию. После уничтожения H. pylori через 2-4 недели исчезают угри и устраняются симптомы поражения желудочно-кишечного тракта.

Другие кожные заболевания, такие как псориаз, хроническая и узловая почесуха, красный плоский лишай, некоторые дерматиты и эритродермии также могут быть связаны с инфекцией H. pylori. Однако до настоящего времени нет достоверных данных, доказывающих характер такой связи и механизмы патогенетических реакций. Вместе с тем эффект антихеликобактерной терапии, который совпадает по времени с исчезновением определенных кожных симптомов, дает определенный оптимизм на продолжение исследований в данном направлении.

Инфекция H. pylori может повышать риск нарушений репродуктивной функции посредством мимикрии между бактериальными антигенами и сперматозоидами. При изучении образцов крови у лиц обоего пола с нарушениями репродуктивной функции и у доноров крови установлено, что инфицированность H. pylori у больных достоверно выше, у них во всех случаях регистрировались специфические антитела к H. pylori в фолликулярной жидкости, в 50% – в образцах спермы. В этой связи сделано предположение, что инфекция H. pylori может увеличивать риск возникновения бесплодия или его неизлечимость.

Интересное проспективное исследование проведено с участием 448 беременных женщин, в котором обнаружено, что наличие инфекции H. pylori может быть независимым фактором риска ограничений внутриматочного развития, а также стать причиной замедленного развития плода. В некоторых работах сообщается о возникновении чрезмерной рвоты у беременных, имеющих инфекцию H. pylori. Вероятнее всего, причиной неподдающихся лечению тошноты и рвоты у беременных женщин стал развившийся во всех случаях выраженный хеликобактерный гастрит.

Имеются клинические наблюдения, доказывающие несомненное отягощение течения хронических бронхитов и бронхиальной астмы у больных, инфицированных H. pylori. Кроме того, показано, что у H. pylori-позитивных пациентов риск развития хронического бронхита существенно возрастает. Возможно, это связано с более высокой концентрацией IgG в крови больных, чем у пациентов группы контроля.

Изучен механизм возникновения приступов мигрени при ее сочетании с H. pylori. CagA+ штаммы бактерий индуцируют выработку провоспалительных медиаторов, инициирующих системный вазоспазм, особенно выраженный в артериях мозга. В последние годы получила подтверждение идея, что медиаторами головной боли являются цитокины иммунных клеток (в частности, фактор некроза опухоли (ФНО-α), вместе с вазоактивными биологическими веществами (простагландинами, лейкотриенами, фактором активации тромбоцитов, гистамином, серотонином) они обеспечивают развитие мигрени. Уничтожение H. pylori и нормализация уровня ФНО-α в крови способствуют устранению или ослаблению интенсивности головной боли у большинства пациентов. Кроме того, обнаружено существование связи между CagA+ H. pylori и аномалиями атеросклеротических бляшек в сонных артериях. Именно этот штамм бактерий рассматривается в качестве фактора риска в патогенезе развития мигрени и инсульта.

Изучение роли H. pylori при болезни Паркинсона дало противоречивые результаты. На основании установленного достоверного увеличения частоты инфицированости H. pylori при идиопатической болезни Паркинсона в сравнении с другими пациентами и в популяции предположено, что причиной возникновения дрожательного паралича у таких больных могут быть H. pylori. Среди различных причин возникновения болезни исследователи указывают на действие неизвестных токсинов H. pylori, повреждающих нейроны черного вещества головного мозга, перекрестную реакцию антител к H. pylori с допаминергическими нейронами центральной нервной системы. Однако в некоторых исследованиях связь дрожательного паралича с инфицированием H. pylori не была подтверждена.

Болезнь Бехчета характеризуется мультиорганными изъязвлениями, в том числе кожи, слизистой оболочки щек, глаз, гениталий, кишечника. Уничтожение H. pylori приводило к сокращению количества и размеров язв в полости рта, в области гениталий, к регрессу клинических проявлений болезни. Это позволяет сделать заключение о вовлечении H. pylori в патогенез болезни.

Описаны случаи устранения или уменьшения явлений идиопатического увеита и простой глаукомы после лечения инфекции H. pylori.

Некоторые исследования представляют интерес для специалистов в области стоматологии к инфекции H. pylori. Как следует из сообщений, H. pylori может присутствовать в зубных камнях и десневых карманах. Это присутствие может быть периодическим и коррелировать с гастроэзофагеальным рефлюксом. Бактерии провоцируют неприятный запах изо рта из-за увеличения содержания диметилсульфида и сероводорода в выдыхаемом воздухе. Serin с соавт. показали, что запах уменьшается после успешного лечения инфекции H. pylori.

Пищевая аллергия – один из наиболее распространенных видов аллергических реакций. Их патогенетическую основу составляют индуцированные пищевыми антигенами иммунопатологические реакции. Маркером сенсибилизации к пищевым аллергенам является высокий уровень IgE в крови. Обнаружено достоверно большее (почти в 3 раза) распространение анти-CagA антител у H. pylori-инфицированных пациентов с пищевой аллергией в сравнении с контролем. Кроме того, среднее значение IgE к большинству обычных пищевых антигенов в образцах крови инфицированных пациентов с анти-CagA антителами был достоверно выше, чем у CagA-негативных пациентов. Таким образом, инфицирование CagA+ штаммами H.pylori повышает риск развития пищевой аллергии.

Существует еще целый ряд заболеваний, которые, по мнению некоторых авторов, возможно, имеют связь с H. pylori. В их числе: очаговая алопеция, задержка роста у детей, отсутствие аппетита у пожилых, печеночная энцефалопатия и другие. Имеющиеся в настоящее время в распоряжении специалистов научные обоснования не дают достаточного основания судить о патогенности H. pylori при данной патологии. Вероятнее всего, в данном случае речь идет не о патогенетической связи H. pylori-инфекции и этих заболеваний, а о параллельном существовании основного заболевания и инфицирования бактериями, которые не связаны причинно-следственными отношениями.

Таким образом, большое количество фактов демонстрируют различные внежелудочные проявления и эффекты инфекции H. pylori в организме человека. Их диапазон чрезвычайно широк: от сосудистых, аутоиммунных и кожных поражений до влияния на центральную нервную систему и возникновения пищевой аллергии. Исследования последних лет, посвященные внежелудочным проявлениям инфекции H. pylori, не только подтвердили предположение о ее патогенетической роли при многих распространенных заболеваниях, но и позволили прояснить некоторые механизмы их реализации. Хотя полученные данные порой противоречивы, все же они позволяют дополнить фундаментальные представления о патогенезе заболеваний, которые развиваются в рамках воспалительных и иммунных реакций на уровне различных органов и систем вне пищеварительного тракта.

Несмотря на различия патогенеза рассмотренных заболеваний и их клинических проявлений, существует то главное, что их объединяет: после уничтожения инфекции H. pylori происходит частичная или полная ремиссия болезни.

Очевидно, имеющиеся противоречия, не до конца раскрытые, понятные и приемлемые для существующих представлений патогенетических механизмов развития рассмотренных заболеваний, не относящихся к системе пищеварения, но с участием бактерий H. pylori, требуют дополнительных исследований, дальнейшего накопления данных и их тщательного анализа.

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *