Меню Рубрики

Иммунный статус при бронхиальной астме

Одним из обязательных условий при назначении иммунокорригирующей терапии является исследование иммунного статуса как с целью выявления дефекта в иммунной системе, так и с целью правильного выбора иммунокорригирующего препарата.

Цель исследования — изучение эффективности и безопасности различных способов введения рекомбинантного ИЛ-2 человека — Ронколейкина в комплексном лечении больных гормонально-зависимой бронхиальной астмой (ГЗБА). В исследовании участвовали 45 пациентов в стадии обострения. Больные 1-й группы помимо стандартной терапии, получали Ронколейкин по 500000 МЕ в/в 3-кратно с интервалом 48 ч с последующим п/к введением такой же дозы 6 раз с интервалом 14 дней. Больные 2-й группы дополнительно к стандартной терапии получали Ронколейкин по 250000 МЕ ингаляционно через небулайзер и по той же дозе в/в 3-кратно с интервалом 48 ч, а затем по 250000 МЕ ингаляционно и п/к 6 раз с интервалом 14 дней. 3-ю (контрольную) группу составили пациенты, получавшие стандартную терапию.

Эффективность лечения оценивали по динамике клинических симптомов и иммунологических показателей. Более выраженное уменьшение частоты дневных и ночных приступов БА к концу 1-го месяца терапии отмечено в группах с применением Ронколейкина. Начиная с 4-й недели в 1-й группе и с 8-й недели во 2-й группе больных ночных приступов удушья не возникало. Уменьшение выраженности клинических симптомов БА в этих группах сопровождалось положительной динамикой показателей функции внешнего дыхания с достоверным увеличением скоростных показателей спирограммы. Отмеченная положительная клинико-функциональная динамика в состоянии больных исследуемых групп формировалась на фоне постоянного снижения дозы глюкокортикоидных препаратов. Более выраженное улучшение показателей качества жизни было у пациентов, получавших Ронколейкин. На фоне применения этого препарата отмечено также уменьшение количества отделяемой мокроты и содержания в ней лейкоцитов, а у пациентов во 2-й группе, кроме того, по данным фибробронхоскопии выявлено снижение выраженности воспаления и достоверное (р + -клеток увеличилось примерно наполовину от исходного значения. В результате комплексной терапии с включением Ронколейкина наблюдалась положительная динамика показателей гуморального иммунитета: достоверно снизились уровни иммуноглобулинов М и А, циркулирующих иммунных комплексов и В-лимфоцитов. У больных первых двух групп фагоцитарный индекс увеличился почти в 2 раза, тогда как в контрольной группе он практически не изменился, и достоверно уменьшилось фагоцитарное число. Отмечена хорошая переносимость Ронколейкина.

Итак, ГЗБА характеризуется плохо контролируемым течением с высокой частотой приступов, обострениями, возникновением осложнений стероидной терапии. У больных угнетены Т-клеточное и фагоцитарное звенья иммунной системы на фоне активации гуморального иммунитета, что обуславливает необходимость применения иммунотропных препаратов. Включение Ронколейкина в комплексную терапию больных ГЗБА повышает исходно сниженные показатели Т-клеточного иммунитета, приводит к снижению гиперактивности гуморального иммунитета, сопровождается положительным клиническим эффектом, оказывает нормализующее влияние на изменённые показатели функции внешнего дыхания, позитивно влияет на качество жизни больных, позволяет отменить или значительно снизить дозу глюкокортикоидов и сократить сроки стационарного лечения. Ингаляционное введение Ронколейкина способствует уменьшению выраженности воспаления в бронхах. Препарат не вызывает осложнений в течение заболевания или отрицательных изменений лабораторных показателей. Полученный выраженный клинико-иммунологический эффект свидетельствует о целесообразности его применения в комплексной терапии больных ГЗБА. Заместительная терапия с помощью ИЛ-2 человека ликвидирует иммунный дисбаланс, устраняет нарушение клеточной чувствительности к глюкокортикоидам, снижает их дозу и сокращает риск системных побочных эффектов, что позволяет улучшить качество жизни и прогноз у больных гормонально-зависимой бронхиальной астмой.

источник

В статье рассматриваются наиболее частые причины, приводящие к потере контроля над астмой. Показано, что показатели иммунограммы как в фазу обострения, так и в фазу ремиссии разнотипны, что, возможно, связано с разными причинами обострения заболевания, тяжести ее течения, различным возрастом и другими факторами.

Несмотря на значительный прогресс в диагностике и лечении бронхиальной астмы (БА), «золотой стандарт» контроля над заболеванием достигается не более чем у 10% пациентов [1]. Отсутствуют четкие данные об изменениях системного иммунитета в разные фазы болезни при различных триггерных моментах. В нашем исследовании проанализированы наиболее частые причины, приводящие к потере контроля над астмой. Показатели иммунограммы как в фазу обострения, так и в фазу ремиссии разнотипны и не имеют отчетливо прослеживающихся тенденций, что, возможно, связано с разными причинами обострения заболевания, тяжести ее течения, различным возрастом, полом и другими факторами.

Целью работы являлось изучение причинных факторов, вызвавших обострение БА, послужившее поводом для госпитализации в стационар, оценка изменений некоторых показателей системного иммунитета при бронхиальной астме в зависимости от фазы процесса и триггерного механизма обострения.

В исследовании участвовали 82 пациента в возрасте от 17 до 84 лет (средний возраст 54,9 ± 2,3 года) с длительностью заболевания от 1 месяца до 36 лет, находившихся на стационарном лечении в терапевтическом отделении клиники Челябинской медицинской академии. Диагноз устанавливался в соответствии с международными согласительными документами [2]. Критерием включения в исследование служило наличие клинико-инструментальных проявлений обострения бронхиальной астмы: учащение приступов удушья, прогрессивное нарастание экспираторной одышки, кашля, появление свистящих хрипов, а также усиление бронхиальной обструкции (снижение объема форсированного выдоха за 1 секунду или пиковой скорости выдоха, и/или повышение вариабельности ПСВ при суточном мониторировании этого показателя [3]. Отбор больных проводился методом сплошной выборки с исключением лиц с наличием сопутствующих заболеваний (пневмония, ХОБЛ, онкопатология, хронический алкоголизм, токсикомания, психические заболевания, болезни крови, хроническая почечная и печеночная недостаточность). Обследование включало заполнение анкеты, где содержались сведения о месте работы, специальности, вносились сведения о факторах риска: отягощенном семейном анамнезе, перенесенных заболеваниях, в частности простудных (ОРВИ), профессиональных вредностях, курении, его интенсивности и стаже. Из функциональных тестов проводились спирометрия, в том числе проба с бронхолитиком (сальбутамол в количестве 400 мкг), электрокардиография, ЭХО-кардиография, рентгенографическое исследование органов грудной клетки. Общеклинические анализы крови и мочи выполнялись по общепринятым методикам на базе биохимической и клинической лабораторий. Всем пациентам проведено микробиологическое исследование мокроты. Иммунологическое исследование было проведено 32 пациентам на базе иммунологической лаборатории методом проточной цитометрии в период обострения и ремиссии заболевания. Статистический анализ производился общепринятыми методами вариационной статистики с использованием программы STATISTICA 6,0. Достоверность оценивалась по точному критерию Фишера, критерию t Стьюдента (в случае нормальных распределений признаков), по критерию Вилкоксона (для выборок, которые не являются нормально распределенными) и по критерию U Манна-Уитни (для независимых групп). Различия признавались существенными при уровне значимости р 0,05). Мы сравнили показатели в зависимости от причины обострения БА: между проанализированными показателями достоверно значимых различий выявлено не было (р>0,05).

Таким образом, анализ представленных данных позволяет сделать вывод, что почти в половине случаев госпитализации в развитии обострений БА принимают роль 2 и более факторов, причем в большинстве случаев одним из них является недостаточная базисная терапия или респираторная инфекция. На втором месте находится недостаточное лечение как единственный фактор обострения, а на третьем месте — респираторные инфекции. Представленные данные позволяют сделать вывод о том, что одним из важнейших компонентов ведения пациентов с БА является проведение образовательных программ с целью повышения комплайнса между пациентом и врачом и, в свою очередь, приверженности к проводимой терапии. Вторым необходимым условием является улучшение специфической и неспецифической профилактики респираторных инфекций.

В структуре этиологических факторов в половине случаев выявляются ассоциации микроорганизмов, причем в 75% вторым патогеном обнаруживается грибковая флора. Полученные результаты коррелируют с данными авторов, которые подчеркивают важную роль микогенной аллергии в развитии и обострении БА [6, 7]. Так, наличие повышенной чувствительности к грибам рода Candida отмечалось в 24-47,7% от всех больных, страдающих астмой. По данным В.И. Пыцкого (2007), грибковая инфекция не только утяжеляет течение БА в связи с присоединением инфекционно-обусловленного воспалительного процесса, но и в некоторых случаях «вмешиваются» в этиопатогенез самого заболевания в случае формирования сенсибилизации к инфекционному агенту, что в свою очередь утяжеляет течение БА [8]. По-прежнему сохраняет свою актуальность Streptococcus spp, которая занимает ведущее место в обострении БА (21%). Значительно меньшую роль играют грам-отрицательные и анаэробные микроорганизмы.

Показатели иммунограммы в зависимости от фазы болезни более выражены при инфекционной причине обострения БА. Между показателями в зависимости от триггерного механизма статистически значимых различий не выявлено. Несмотря на то, что в последние годы были получены данные, которые значительно расширяют представления о механизмах патогенеза аллергических заболеваний, в настоящее время не существует единой достоверной точки зрения на изменения иммунитета при возникновении БА, ее течении, обострениях, вызванных различными причинами [9]. При сопоставлении результатов определяются значительные различия, которые, возможно, связаны с неодинаковым возрастно-половым составом, количественным соотношением исследуемых больных по этиопатогенетическому признаку БА, тяжести ее течения, сроков исследования и т. д. [10, 11]. В нашем исследовании также не было получено однозначных результатов, что требует более углубленного изучения данной проблемы.

Г.Л. Игнатова, И.А. Захарова

Уральская государственная медицинская академия дополнительного образования

Городская клиническая больница № 4

Игнатова Галина Львовна — доктор медицинских наук, профессор

1. Ленская Л.Г., Огородова Л.М., Малаховская М.В., Кобякова О.С. Анализ прямых медицинских затрат на лечение бронхиальной астмы в Томской области. Пульмонология 2004; 4: 37-43.

2. Global initiative for asthma, 2006. Global burden of asthma: A summary GINA

3.Чучалин А.Г. Руководство по диагностике, лечению и профилактике бронхиальной астмы. М: 2005.

4. Зубков М.Н. Современные проблемы резистентности пневмотропных патогенов. Пульмонология 2007; 5: 5-11.

5. Резцова Ю.А. Роль респираторных инфекций в обострении бронхиальной астмы. Consilium medicum 2002; 4: 159-162.

6. Ковзель Е.Ф., Соболев А.В., Митрофанов В.С. Характер микогенной сенсибилизации у больных бронхиальной астмой, проживающих в регионе северо-запада РФ. Проблемы медицинской микологии 2003; 5 (2): 28.

7. Соболев А.В., Аак О.В., Соловьева Г.И. Микогенная аллергия при атопическом дерматите. Проблемы медицинской микологии 2004; 6(2): 118.

8. Пыцкий В.И. Некоторые дискуссионные проблемы аллергологии. Взгляд на бронхиальную астму и атопию. Часть 1. Российский аллергологический журнал 2006; 6: 42-58.

9. Суздальцева Т.В., Вечканова Н.Н., Суздальцева Н.А. Фенотипические аномалии лимфоцитов периферической крови при аспирин-индуцированной и атопической бронхиальной астме. Аллергология и иммунология 2007; (1): 36.

10. Куделя Л.М., Сидорова Л.Д., Сенников С.В., Козлов В.А. Состояние системного и местного иммунитета у больных с поздней астмой. Пульмонология 2003; 5: 24-31.

источник

В научной литературе, посвященной анализу иммунного статуса у больных бронхиальной астмой много противоречивых фактов. Вместе с тем, выявлен ряд общепризнанных особенностей. Подробное изложение научных данных о состоянии иммунной системы у больных бронхиальной астмой требует указаний на конкретные изменения со стороны отдельных звеньев системы, а также на параметры взаимосвязи внутри системы.

Нарушение Т-клеточного звена иммунной системы у больных бронхиальной астмой характеризуется снижением относительного содержания Т-лимфоцитов при увеличении фракции 0-лимфоцитов [136, 145, 179, 180, 207-211, 223, 224]. Эти данные были получены при изучении как эндогенной, так и экзогенной формы бронхиальной астмы [12, 114, 136, 199, 207-209].

Многие авторы указывают на особое значение состояния Т-лимфоцитов, сенсибилизированных к выявленному антигену и влияющих на продукцию специфических иммуноглобулинов класса Е или класса G, что также доказано для обеих форм заболевания. Этот процесс связан с проявлением частичной Т-клеточной недостаточности и нарушением регуляторной функции этого звена иммунной системы [1, 2, 236].

Снижение функциональной активности Т-лимфоцитов у больных обеими формами бронхиальной астмы, выявлено при стимуляции фитогемагглютинином в реакции бласттрансформации [136, 207-211, 224].

Ряд авторов указывают на снижение стимулирующей способности конканавалина А при бронхиальной астме, что в сочетании с данными о снижении относительного и абсолютного количества теофиллинчувствительных Т-лимфоцитов является, по мнению ряда авторов, признаком нарушения супрессорной функции Т-лимфоцитов [71, 118, 136, 143].

Представляют интерес данные, полученные в работе Е.Б.Ужеговой (1989) свидетельствующие об увеличении фракции теофиллинрезистентных Т-лимфоцитов и соотношения теофиллинрезистентных и теофиллинчувствительных Т-лимфоцитов в зависимости от увеличения тяжести больных эндогенной бронхиальной астмой [179]. Увеличение соотношения фракций теофиллинрезистентных и теофиллинчувствительных Т-лимфоцитов отмечено также в работе М.П.Бакулина и соавт. (1987).

В работах Г.Б.Федосеева (1970) и Д.М.Мирзамухамедова (1989) описано увеличение уровня лимфотоксина, продуцируемого лимфоцитами больных экзогенной бронхиальной астмой, причем нарастание титров лимфотоксина совпадает со степенью выраженности кожных аллергопроб [114, 182].

Е.Ф.Чернушенко и соавт. (1981), В.М.Пыцкий (1988), А.А.Андрюкин и соавт. (1988), Ш.А.Шония и соавт. (1991), И.М.Кахновский и соавт. (1992), G.G.Gurgenidze (1993) указывали на повышение содержания кортизолрезистентной фракции лимфоцитов при эндогенной форме бронхиальной астмы, что может по мнению авторов свидетельствовать об увеличении активности иммунной системы, а также интенсивности и длительности антигенной стимуляции наряду с влиянием глюкокортикоидов на иммунокомпетентные клетки. Данное состояние связано с дисфункцией рецепторного аппарата Т-лимфоцитов [6, 74, 150, 207-209, 224, 262].

Читайте также:  Как принимать имбирь при астме

За последние годы накопились данные об активном участии Т-лимфоцитов, высвобождающих интерлейкины 4, 3 и 5 типов, в патогенезе бронхиальной астмы. Данные интерлейкины оказывают влияние на рецепторы В-лимфоцитов и предшественников эозинофилов, стимулируют синтез иммуноглобулина Е и миграцию эозинофилов в очаг воспаления, а также их дегрануляцию [77, 283, 297].

Доказано нарушение внутриклеточных метаболических процессов в лимфоцитах при обострении бронхиальной астмы, заключающееся в повышении активности лактатдегидрогеназы, глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы, изоцитратдегидрогеназы и снижение активности альфа-глицерофосфатдегидрогеназы, величины соотношения АТФ/АДФ и соотношения цАМФ/цГМФ. В период ремиссии заболевания статистически значимой нормализации этих параметров не происходит. Предполагается, что активность внутриклеточных ферментов связана с фосфолипидным обменом, перекисным окислением липидов и состоянием клеточных мембран [57, 183].

Более выраженные изменения мембрано-рецепторного комплекса выявляются у больных экзогенной формой бронхиальной астмы и имеют, вероятно, способность передаваться по наследству [191].

Нарушение В-клеточного звена иммунной системы у больных бронхиальной астмой, как правило, связаны с различными проявлениями дисиммуноглобулинемии. Только в единичных работах авторы отмечают повышение количества В-лимфоцитов при обострении эндогенной бронхиальной астмой [179]. В большинстве случаев выявлено, что содержание их при бронхиальной астме не изменяется [12, 207-210]. В работе Г.В.Порядина и соавт. (1980) отмечено, что при длительном течении заболевания, более 10 лет, возможно снижение количества В-лимфоцитов.

Увеличение общего и специфического иммуноглобулина Е считают патогномоничным признаком экзогенной формы бронхиальной астмы [3, 12, 151, 199, 232, 243]. Особое значение имеет увеличение соотношения специфического и общего иммуноглобулина Е [139].

Концентрация иммуноглобулина G меняется чаще при эндогенной бронхиальной астме, причем описано как увеличение этого показателя [179, 206, 210], так и снижение относительно контрольных величин [6, 136, 207-209, 223].

Динамика концентрации иммуноглобулина М также может иметь различный характер. Увеличение показателя наблюдали Е.Ф.Чернушенко и соавт. (1976, 1981), Л.С.Косицкая и соавт. (1989), Е.М.Платков (1989), Е.Б.Ужегова (1989), О.Н.Потемкина и Т.А.Круглякова (1991) и другие. На возможность снижения уровня иммуноглобулина М при экзогенной и эндогенной формах бронхиальной астмы указано в работе Е.Ф.Чернушенко и Л.С.Когосовой (1982). В наблюдениях В.Г.Шильиньш и соавт. (1982) концентрация иммуноглобулина М в сыворотке крови у больных эндогенной бронхиальной астмой существенно не отличалась от контрольных значений [89, 136, 144, 179, 206-211, 223].

Существует мнение, что при экзогенной бронхиальной астме изменения уровней иммуноглобулинов М и G нехарактерно.

Снижение содержания иммуноглобулина А в сыворотке крови многое авторы считают одним из постоянных признаков бронхиальной астмы, характерным как для экзогенной, так и для эндогенной формы заболевания [136, 144, 207-209, 211, 223, 228]. Л.С.Косицкая и соавт. (1981) обнаружили увеличение иммуноглобулина А только у больных эндогенной, но не при экзогенной форме бронхиальной астмы [89].

Обращает внимание возможность увеличения иммуноглобулинов классов M, G, A в сыворотке крови в тех случаях бронхиальной астмы, где инфекционный фактор являлся ведущим или имело место сочетание бронхиальной астмы с заболеваниями инфекционно-воспалительной природы, например дисбактериозом кишечника. М.А.Мчедлишвили и М.Е.Виксман (1986) указывали на прогрессирующее снижение иммуноглобулинов классов G и А в сыворотке крови по мере увеличения тяжести бронхиальной астмы у детей [144, 179, 211].

При неатопической бронхиальной астме важными иммунологическими реакциями называются накопление антител, направленных к антигенам легочной ткани, и действие циркулирующих иммунных комплексов. Однако патогенетическая роль активности этих факторов у больных эндогенной бронхиальной астмой подвергается дискуссии [22].

Многочисленные данные [185, 209, 228] свидетельствуют о нарастании количества сенсибилизированных лимфоцитов, уровня антител к антигену легочной ткани (IgG) и циркулирующих иммунных комплексов, включающих данный антиген, параллельно увеличению активности воспалительного процесса в бронхах и легочной ткани. Согласно критериям В.И.Иоффе (1974) перечисленные признаки были интерпретированы как свидетели аутоиммунного механизма эндогенной формы бронхиальной астмы. По данным Л.С.Косицкой и соавт. (1981) диагностика факторов аутоиммунизации у больных эндогенной формой бронхиальной астмы возможна не более, чем в 1/3 случаев среднетяжелого и тяжелого течения заболевания [89], по данным Г.Б.Федосеева и соавт. (1980) в 23% случаев тяжелой бронхиальной астмы [187-189]. В публикациях Е.Ф.Чернушенко и соавт. (1981) указывается, что при экзогенной бронхиальной астме аутоиммунные процессы не выражены [208, 209].

В результате дальнейших наблюдений появились доказательства присутствия данного лабораторного синдрома при различных гнойно-деструктивных процессах в легких и заболеваниях соединительной ткани [183, 185, 236]. Существует мнение [22], что подобные признаки свидетельствуют лишь об интенсивности воспалительной реакции организма и неспецифичны для бронхиальной астмы.

Согласно критериям, предложенным В.Витебски в 1961 году, выявление антител и лимфоцитов, специфически чувствительных к антигену легочной ткани недостаточно для диагностики аутоиммунного заболевания. Важным условием аутоиммунизации следует также считать результаты экспериментального моделирования заболевания введением причинного аутоаллергена и возможность переноса болезни посредством аутоантител. В работе Г.Б.Федосеева и соавт. (1978) имеются сведения о выявлении схожих патоморфологических изменений, полученных при экспериментальном повреждении ткани легких при введении гомологичных антигенов ткани легкого. Доказательства последнего критерия аутоиммунной природы бронхиальной астмы в доступной литературе не обнаружены [185].
Состояние фагоцитарной активности лейкоцитов у больных бронхиальной астмой имеет различную оценку в научной литературе, что возможно связано с отсутствием зависимости показателей фагоцитарной активности лейкоцитов крови от тяжести заболевания [12] и влиянием других причинных факторов на состояние противомикробной защиты, среди которых можно отметить вирусные и бактериальные инфекции [201]. Факты нарушения фагоцитарной активности лейкоцитов крови у больных бронхиальной астмой описаны в работах Е.Ф.Чернушенко и соавт. (1981, 1982, 1989), Е.М.Платков (1989), М.М.Хакбердыев и соавт. (1991), О.Н.Потемкина и Т.А.Круглякова (1991) и других авторов [136, 144, 199, 207-211].

Повышение количества и фагоцитарной активности нейтрофилов и макрофагов может иметь зависимость от ведущих факторов патогенеза заболевания. Е.М.Платков (1989) считает, что повышение количества моноцитов в периферической крови может быть признаком аллергической реакции [136]. Ряд авторов отмечает увеличение фагоцитарной активности нейтрофилов у больных атопической (экзогенной) и химической бронхиальной астмой [240, 264, 294]. Н.М.Бережная (1988) высказывает мнение, что повышение функциональной активности нейтрофилов и макрофагов является характерной реакцией при аллергических заболеваниях [14].

В тоже время, Е.Ф.Чернушенко и соавт. (1981) не обнаружили повышения уровня лизосомальных ферментов у больных экзогенной формой бронхиальной астмы. Г.Б.Федосеев и соавт. (1986) указывают, что увеличение активности кислой фосфатазы, миелопероксидазы и других лизосомальных ферментов является признаком инфекционно-зависимой (эндогенной) формы заболевания [191]. Повышение количества фагоцитирующих клеток, наряду с угнетением их функции отмечали М.М.Хакбердыев и соавт. (1991) [199]. Встречаются сообщения о слабой информативности тестов диагностики фагоцитарной активности лейкоцитов у больных бронхиальной астмой. Причиной такого заключения является недостоверность статистических данных, свидетельствующих об увеличении активности фагоцитирующих клеток [238].

Влияние микробной инфекции при инфекционно-зависимой (эндогенной) форме бронхиальной астмы может проявляться недостаточной функциональной активностью нейтрофилов как по розеткообразующей способности, так и по хемотаксической активности. В наблюдениях О.Р.Надирханова, Л.А.Савиновой (1985) эти изменения не зависели от активности воспалительной реакции, но число нейтрофилов в периферической крови повышалось при второй степени интенсивности воспаления бронхов у больных бронхиальной астмой по данным бронхологического исследования [117].

В оценке причин депрессии показателей фагоцитарной активности лейкоцитов у больных бронхиальной астмой большой интерес могут иметь данные, полученные в работе Д.Г.Хачапуридзе (1990). Было выявлено, что вирусные и вирусно-бактериальные пневмонии у детей сопровождаются значительным снижением способности нейтрофилов к фагоцитозу. В этой же работе доказано, что уровень фагоцитарной активности лейкоцитов определяется наследственными факторами [201].

Таким образом, анализ научной литературы позволяет определить состояние фагоцитарной активности лейкоцитов как интегральный критерий противоинфекционной защиты организма у больных бронхиальной астмой, на состояние которого оказывают влияние как инфекционные и аллергические, так и наследственные факторы. Считается, что участие в аллергических реакциях приводит к активизации состояния нейтрофилов, бактериальная инфекция увеличивает содержание фагоцитирующих клеток как в периферической крови, так и в очаге воспаления, вирусная инфекция способна резко угнетать фагоцитарную активность лейкоцитов.

Нарушение гуморальных систем неспецифической защиты организма и биологически активных веществ имеют важное значение в патогенезе бронхиальной астмы. Известно, что повышение концентрации гистамина в плазме крови характерно для обеих форм бронхиальной астмы, но более выражено при экзогенной форме и совпадает с обострением заболевания. Описаны также нарушения содержания серотонина, дисфункция каллекреин-кининовой системы и нарушения в холинэргической регуляции [35, 47, 91, 191, 193, 208-210].

Активация кининовой системы с образованием брадикинина возможна как прямое следствие происходящей реакции антиген-антитело (IgE), ведущей к дегрануляции тучной клетки. Этот процесс ведет к выделению ряда биологически активных веществ — гистамина, лейкотриенов, эозинофильного хемотаксического фактора, фактора агрегации тромбоцитов, а также вещества, отщепляющего кининовый пептид от кининогена [47, 183]. Активную роль в образовании брадикинина играет активный фактор Хагемана. В свою очередь кинины являются активаторами плазмина, осуществляя взаимосвязь между иммунокомпетентными клетками, системой комплемента, гемостаза и фибринолиза [36, 68, 242].

Г.Б.Федосеев и соавт. (1992), изучая роль серотонина, гистамина и калликреин-кининовой системы в патогенезе приступов удушья при бронхиальной астме, выявили участие серотонина и калликреин-кининовой системы в патогенезе клинико-функциональных изменений, характеризующих тяжелое течение бронхиальной астмы. Это влияние реализуется в изменении эффективности диффузионной способности легких и связано с торомбоцитарно-серотониновым механизмом отсроченной аллергической реакции [193].

Отрицательное влияние на противоинфекционную защиту оказывает снижение уровней лизоцима, пропердина и нарушение активности комплемента у больных инфекционно-зависимой бронхиальной астмой [12, 179, 199, 207-211].

Считается, что степень участия нейтрофилов, макрофагов и эозинофилов в воспалении может определяться активностью эндоперекисей и токсичных продуктов дегрануляции этих клеток [4, 21, 211].

Указанные факты предполагают тесную взаимосвязь между состоянием хронического воспаления и содружественной реакцией всех защитных систем организма, включая иммунокомпетентные клетки, систему гемостаза, процессы перекисного окисления липидов при участии эндокринных факторов (гормонов) и нейромедиаторов. Причинно-следственные связи работы многосложной системы регуляции могут иметь наследственно закрепленный характер, например рецепторно-медиаторный дисбаланс, определяющий развитие экзогенной формы бронхиальной астмы [123, 183, 191, 253] или формироваться под влиянием длительнодействующих внешних патогенетических факторов.

Для соблюдения необходимых условий все больные были поделены на следующие группы: легкая экзогенная бронхиальная астма, среднетяжелая экзогенная бронхиальная астма, тяжелая экзогенная бронхиальная астма, среднетяжелая эндогенная бронхиальная астма и тяжелая эндогенная бронхиальная астма. Гормонозависимые случаи и «аспириновая» бронхиальная астма рассматривались отдельно.

Мы проследили динамику иммунологических показателей и межзвеньевые взаимосвязи в системе иммунитета по мере увеличения тяжести заболевания. В качестве критериев для отбора в указанные группы были использованы уже указанные клинические и функциональные признаки в классификации степени тяжести бронхиальной астмы в соответствии с рекомендациями Доклада о Международном Консенсусе по диагностике и лечению бронхиальной астмы (1992) [126]. Одновременно мы оценили динамику показателей общего анализа крови, С-реактивного белка и уровня фибриногена как острофазовых показателей, показатели гемостаза. В качестве контрольной группы были обследованы 30 практически здоровых лиц в возрасте от 21 до 47 лет (Таблица 12; Рис. 19).
Таблица 12.

Дополнительные лабораторные критерии увеличения тяжести бронхиальной астмы

  1. Увеличение абсолютного количества эозинофилов в крови.
  2. Увеличение абсолютного количества моноцитов в крови.
  3. Увеличение абсолютного количества лимфоцитов в крови.
  4. Увеличение Т-лимфоцитов.
  5. Увеличение количества теофиллинрезистентных Т-лимфоцитов.
  6. Снижение количества теофиллинчувствительных Т-лимфоцитов.
  7. Увеличение соотношения теофиллинрезистентных и теофиллин-чувствительных Т-лимфоцитов.
  8. Снижение концентрации иммуноглобулинов G и A в крови.
  9. Увеличение фагоцитарной активности нейтрофилов.
  10. Увеличение спонтанной агрегации тромбоцитов.

Рис. 19. Схема иммунного статуса при бронхиальной астме

Было установлено, что у больных экзогенной и эндогенной бронхиальной астмой, при одинаковой степени тяжести заболевания, имеют место некоторые различия в величинах иммунологических показателей, но не в их динамике при изменении степени тяжести заболевания. Так, больные экзогенной бронхиальной астмой имели более высокие величины Т-лимфоцитов, теофиллинрезистентных Т-лимфоцитов, соотношения теофиллинрезистентных и теофиллинчувствительных Т-лимфоцитов. У больных эндогенной бронхиальной астмой имеется некоторое увеличение концентраций иммуноглобулинов сыворотки крови классов M, G, A. Эти особенности приводят к различиям по индексу аллергического воспаления между группами экзогенной и эндогенной бронхиальной астмы. При экзогенной форме величины индекса аллергического воспаления выше, чем при эндогенной. Однако принципиальных различий в соотношении параметров системы иммунитета и динамике исследуемых величин при увеличении тяжести заболевания не наблюдается. Это позволяет выделить общие дополнительные иммунологические критерии активности воспалительной реакции у больных бронхиальной астмой.

Наличие общих закономерностей в динамике иммунологических параметров при увеличении тяжести бронхиальной астмы еще раз подтверждает точку зрения о бронхиальной астме как едином заболевании. Было выявлено, что общими признаками, характерными для бронхиальной астмы являются: увеличение абсолютного содержания эозинофилов в периферической крови; абсолютный лимфоцитоз; увеличение индекса аллергического воспаления.

Перечисленные показатели имеют возрастающую динамику при увеличении тяжести бронхиальной астмы, однако чувствительность и специфичность их различная. Наиболее высокие характеристики точности в диагностике тяжелой бронхиальной астмы имеет индекс аллергического воспаления. При выборе точки разделения 0.100, независимо от формы бронхиальной астмы, чувствительность метода составила 81.5% и специфичность 76.3%. Что позволяет рекомендовать его к использованию в клинической практике в качестве дополнительного диагностического критерия тяжелой бронхиальной астмы. При раздельном рассмотрении экзо- и эндогенной бронхиальной астмы и коррекции точки разделения (0.130 для экзогенной и 0.080 для эндогенной бронхиальной астмы) чувствительность и специфичность метода приближается к 83-85%. Наиболее высокие величины этого показателя мы отмечали при тяжелой экзогенной форме бронхиальной астме.

Читайте также:  Как выходит мокрота при астме

Информативность данного показателя была подтверждена в ходе следующего исследования. Оценка иммунограммы была выполнена у 5 больных бронхиальной астмы, имеющих анамнестические признаки сенсибилизации к бытовым аллергенам и отрицательные результаты кожного тестирования. Клинически заболевание проявлялось в форме эквивалентов приступов бронхиальной астмы в виде приступообразного кашля, першения в горле, сдавления в грудной клетки. Для уточнения диагноза всем пятерым пациентам был проведен провокационный ингаляционный тест с водно-солевым экстрактом аллергена домашней пыли в разведении 10-6 степени. Результаты теста были положительными во всех пяти случаях. Оценка теста проводилась с помощью компьютерного спирометра. Кровь для исследования у больных забирали утром в день проведения исследования перед выполнением теста, на следующий день и через неделю от дня проведения провокационного теста. Было отмечено, что несмотря на исходное значение индекса аллергического воспаления, во всех случаях отмечалось увеличение данного показателя на следующий день после провокационного теста и снижение (в 3-х случаях ниже исходного значения) через неделю после тестирования. У всех пяти пациентов отмечалось увеличение концентрации общего иммуноглобулина Е в сыворотке крови через неделю после тестирования.

Следует отметить, что средние величины всех перечисленных признаков (абсолютное содержание эозинофилов, лимфоцитоз, индекс аллергического воспаления) у больных легкой бронхиальной астмой были ниже контрольных значений в группе практически здоровых лиц, что, вероятно, является компенсаторной реакцией.

Кроме указанных лабораторных показателей, у больных обеими формами бронхиальной астмой выявляется увеличение СОЭ, индекса активности фагоцитов, положительная реакция на С-реактивный белок. Тем не менее, эти тесты не имеют взаимосвязи с показателями функции внешнего дыхания и не отражают выраженность клинических признаков тяжести заболевания. Более высокие величины этих показателей отмечаются при эндогенной бронхиальной астме. Они отражают степень напряжения противоинфекционных механизмов защиты у больных бронхиальной астмой.

С целью установления клинического значения иммунологических показателей в диагностике тяжести бронхиальной астмы был проведен корреляционный анализ взаимосвязей с показателями функции внешнего дыхания — жизненной емкости легких и объемом форсированного выдоха за 1 секунду. Результаты показали, что взаимосвязь с объемом форсированного выдоха за 1 секунду имеют индекс аллергического воспаления, абсолютное содержание теофиллинрезистентных и теофиллинчувствительных Т-лимфоцитов в венозной крови, соотношение теофиллинрезистентных и теофиллинчувствительных Т-лимфоцитов.

Таким образом, корреляционный анализ и метод вычисления операционных характеристик диагностических критериев подтверждают значение дискоординации иммунных функциональных взаимосвязей, отражением которой в иммунограмме является индекс аллергического воспаления, в определении тяжести бронхиальной астмы. Показано, что данный показатель представляет точные количественные критерии тяжелой бронхиальной астмы как экзогенной формы, так и эндогенной формы. Вместе с тем, иммунный дисбаланс не всегда является ведущим патогенетическим фактором заболевания. Выявлено, что длительное применение глюкокортикоидов может нарушать взаимосвязь тестов функции внешнего дыхания и иммунологических критериев тяжести бронхиальной астмы. «Аспириновая» астма отличается своеобразием механизмов болезни, причиной обострения которой часто являются инфекционные факторы.

Безусловно, каждый клинический вариант бронхиальной астмы имеет свои особенности динамики лабораторных показателей иммунного статуса, отражая особенности состояния реагирующих систем. Оценка таких особенностей помогает в выборе программы лечения больных, позволяет быстро достигать намеченных терапевтических целей и применять реабилитационные профилактические меры, направленные на повышение качества и продолжительности жизни пациентов.

Между тем бронхиальная астма, как и другие аллергические заболевания, имеет отличительные черты реакции системы гемостаза. Аллергическая реакция немедленного типа характеризуется воспалением слизистых оболочек при минимальном участии клеточных элементов (нейтрофилов) и кратковременностью отека тканей при контакте с виновным аллергеном. Основным пусковым сигналом для системы свертывания крови в этой ситуации является секреция фактора, активирующего тромбоциты, базофилами и тучными клетками после контакта виновного аллергена со специфическим иммуноглобулином класса E на их поверхности. Этот фактор также высвобождается нейтрофилами, мононуклеарными клетками и самими тромбоцитами в процессе их активации [183, 250, 275].

Известно, что действие фактора, активирующего тромбоциты, проявляется в спазмах гладкой мускулатуры, увеличением отека тканей за счет повышения сосудистой проницаемости, а также — влиянии на эозинофилы. Но наибольшее значение, видимо, имеет его влияние на агрегацию тромбоцитов, сопровождаемую высвобождением серотонина, гистамина, антигепаринового фактора.

Необходимо напомнить, что на сегодняшний день обсуждается три пути активации тромбоцитов: 1) АДФ-зависимая агрегация, 2) арахидонат-зависимая активация и 3) агрегация, связанная с действием фактора, активирующего тромбоциты [10]. При экзогенной бронхиальной астме, вероятно, наибольшее значение имеет агрегация под влиянием фактора, активирующего тромбоциты. При активации тромбоцитов под воздействием иммуноглобулина E, фактора, активирующего тромбоциты или других факторов наступают следующие процессы.

1. Изменение формы тромбоцитов и выделение содержимого гранул. Эти процессы связаны с усилением метаболизма фосфолипидов мембраны тромбоцитов с образованием тромбоксана А2 и высвобождением из гранул тромбоцита биологически активных веществ. Из мелких электронно плотных гранул высвобождается серотонин, адреналин, АДФ, гистамин и другие; из более крупных альфа-гранул высвобождается 4-й пластиночный фактор (антигепариновый), тромбоглобулин, фактор, активирующий тромбоциты, тромбоцитарный фактор роста, стимулирующий гипертрофию гладкомышечных клеток, ингибитор активатора плазминогена и другие.

2. Наблюдается активация перекисного окисления в мембранных структурах с образованием цитотоксических веществ.

3. Наступает агрегация тромбоцитов [183].

Многие авторы замечали, что агрегация тромбоцитов является одним из наиболее чувствительных параметров, достоверно изменения которого адекватны тяжести и фазе обострения или ремиссии бронхиальной астмы [65, 68, 174].

В частности, увеличение интенсивности перекисного окисления липидов при аллергических реакциях и бронхиальной астме было доказано в многочисленных исследованиях [4, 52, 115, 183]. Продукты перекисного окисления липидов способны угнетать антипротеазные факторы, предупреждающие активацию коагуляционного каскада под влиянием протеолитических ферментов [192] и способность протеаз к активации коагуляционного каскада [213]. Эти данные, дополняют роль тромбоцитов в инициации каскада гемокоагуляции и позволяют предположить возможность активации процессов гиперкоагуляции при аллергических заболеваниях.

В работе Г.М.Боголюбова и соавт. (1989) подчеркнуто, что наиболее выраженные сдвиги в активности фибринолитической системы и антиплазминовой активности плазмы характерны для больных экзогенной бронхиальной астмой [20]. Эти данные объясняются существенным снижением содержания в плазме крови прекалликреина и увеличением антиплазминового потенциала.

В.Ф.Каменев и соавт. (1990) установили, что по мере увеличения тяжести дыхательной недостаточности у больных бронхиальной астмой наблюдается повышение активности кровяного активатора плазминогена [72]. Авторы связывают активацию фибринолиза с гипоксией. Одновременно они отмечали увеличение концентрации продуктов деградации фибриногена по мере нарастания дыхательной недостаточности.

В работе В.В.Проскурякова (1995) было установлено увеличение случаев нарушений в системе гемостаза, фибринолиза и тромбоцитарного звена по мере нарастания выраженности бронхиальной обструкции и тяжести течения заболевания [146]. При этом уровень спонтанной агрегации тромбоцитов был выше у больных экзогенной бронхиальной астмой по сравнению с группой больных эндогенной бронхиальной астмой при аналогичной степени тяжести заболевания.

При исследовании коагуляционного звена гемостаза было обнаружено наличие гиперкоагуляционных сдвигов у больных бронхиальной астмой средней тяжести и разнонаправленные сдвиги при бронхиальной астме тяжелого течения. Отмечено угнетение фибринолитической активности при среднетяжелом течении обеих форм заболевания. Более выраженное увеличение времени Хагеман-зависимого лизиса установлено у больных эндогенной бронхиальной астмой тяжелого течения. Параллельно отмечено снижение резерва плазминогена и повышение уровня антиплазминов. Автор характеризует описанные изменения показателей гемостаза у больных бронхиальной астмой тяжелого течения как проявление ДВС-синдрома. Методом корреляционного анализа установлена обратная взаимосвязь между пиковой объемной скоростью выдоха и следующими величинами: спонтанная агрегация тромбоцитов, активированное парциальное тромбопластиновое время и величиной Хагеман-зависимого фибринолиза.

В наших исследованиях выявлены аналогичные сдвиги, отражающие закономерное увеличение протромбогенных изменений по мере увеличения тяжести бронхиальной астмы. Общим признаком, типичным для всех клинических вариантов течения бронхиальной астмы является увеличение спонтанной агрегации тромбоцитов параллельно тяжести заболевания. Вместе с тем в нашем исследовании не было отмечено увеличения времени лизиса фибринового сгустка и уровня фибриногена в крови, связанных с увеличением тяжести экзогенной бронхиальной астмы. Эти признаки, по нашему мнению, являются характерными для эндогенной бронхиальной астмы. Однако, изменения коагуляционного потенциала имеют место при тяжелой бронхиальной астме обеих форм и сочетаются с появлением положительных паракоагуляционных тестов.

Корреляционный анализ между параметрами системы иммунитета и гемостаза показал, что время лизиса фибринового сгустка связано с уровнем иммуноглобулина G при эндогенной форме бронхиальной астмы и с уровнем иммуноглобулина A при экзогенной бронхиальной астме. Величина спонтанной агрегации тромбоцитов взаимосвязана с уровнем общего количества лимфоцитов в венозной крови и степенью активности Т-клеточного звена. У больных экзогенной бронхиальной астмой выявлена взаимосвязь уровня фибриногена в сыворотке крови с показателями фагоцитарной активности лейкоцитов — величиной фагоцитарного числа и индексом активности фагоцитов.

Таким образом, очевидно, что воспаление бронхов при бронхиальной астме является следствием не только местных процессов, но зависит от реактивности многих систем организма человека. Система иммунитета и гемостаза принимают активное участие в патологическом процессе при бронхиальной астме. Между этими системами имеются тесные функциональные взаимосвязи, но у отдельных пациентов выраженность тех или иных изменений в состоянии этих систем может сильно варьировать. С этим связаны различия в результатах многих проведенных исследований у больных бронхиальной астмой, поскольку состав выбранной авторами группы наблюдения может быть различным. Возникает целесообразность более точной дифференциальной диагностики в ряду некоторых клинических вариантов бронхиальной астмы.

Р
ис. 20. Схема изменений параметров гемостаза при бронхиальной астме

источник

Состояние иммунного статуса у больных бронхиальной астмой и ожирением Текст научной статьи по специальности « Медицина и здравоохранение»

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Антонюк Марина Владимировна, Царева Ульяна Валерьевна, Виткина Татьяна Исааковна, Ходосова Кира Константиновна,

СОСТОЯНИЕ ИММУННОГО СТАТУСА У БОЛЬНЫХ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМОЙ И ОЖИРЕНИЕМ

М.В.Антонюк, УВ.Царева, Т.И.Виткина, К.К.Ходосова

Владивостокский филиал Дальневосточного научного центра физиологии и патологии дыхания -НИИ медицинской климатологии и восстановительного лечения, 690105, г. Владивосток, ул. Русская, 73г РЕЗЮМЕ SUMMARY

Цель исследования — оценка состояния иммунного статуса по показателям клеточного и фагоцитарного звеньев у больных бронхиальной астмой (БА) и ожирением. Обследовано 60 пациентов с БА легкой и средней степени тяжести контролируемого течения. Ожирение диагностировали с использованием индекса Кетле, коэффициента централизации жироотложения. Первую группу составили больные БА с нормальной массой тела (п=20), вторую группу — больные БА с избыточной массой тела (п=21), третью группу — больные БА с ожирением 1-11 степени (п=19). Группа контроля — 26 здоровых добровольцев. Фенотипирование лимфоцитов проводили с помощью моноклональных антител к поверхностным антигенам CD3+, CD4+, CD8+, CD16+, CD22+. Определяли фагоцитарную активность нейтрофилов, фагоцитарный резерв, фагоцитарное число, резерв фагоцитарного числа. О метаболической активности нейтрофилов судили по восстановлению нитро-синего тетразолия, резерву нитро-синего тетразолия, индексу активации нейтрофилов и его резерву.

В результате исследования в группе больных БА и ожирением установлено увеличение уровня лимфоцитов на 23%, CD3+ — на 13%, CD22+ — на 26% по сравнению с больными БА, имеющими нормальную массу тела (р i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Проблема взаимосвязи БА и ожирения относится к междисциплинарной. Оба патологических процесса имеют хроническое течение и являются многофакторными по своей природе. Патофизиологические механизмы взаимосвязи между БА и ожирением полностью не установлены. Предполагается, что формирование такой синтропии может быть опосредовано повышением активности системного воспаления, нарушениями иммунной системы [5, 8, 9, 12]. В литературе накоплено достаточное количество публикаций о состоянии иммунной системы больных астмой. Данные об изменении состояния клеточного звена иммунни-тета при БА и ожирении неоднозначны. В некоторых работах установлена супрессия субпопуляций Т-лим-фоцитов (CD4+, CD8+) и увеличение количества В-лим-фоцитов [7]. В ряде исследований показано повышение Т-лимфоцитов, которые находятся в центре поздней фазы аллергического воспаления и определяют характер и степень участия других клеток в аллергическом ответе [2]. Отмечено, что особенностью больных БА в сочетании с ожирением является увеличение показателей фагоцитарной активности лейкоцитов [6]. Некоторые авторы указывают на снижение фагоцитарной активности при повышении общего холестерина и ли-попротеидов низкой плотности у больных БА и ожирением [2, 9]. Имеются сведения, что у пациентов с ожирением астма протекает преимущественно с ней-трофильным характером местного воспаления [6, 15]. Несмотря на то, что в последние годы получены данные, значительно расширяющие представления о патогенетических механизмах БА, сохраняют актуальность исследования особенностей состояния иммунной системы при БА в сочетании с ожирением.

Читайте также:  Дыхание свистящее как при астме

Цель настоящего исследования — оценить состояние

иммунного статуса по показателям клеточного и фагоцитарного звеньев у больных БА и ожирением.

Материалы и методы исследования

В исследовании на условии письменного информированного согласия участвовали 60 пациентов с БА легкой и средней степени тяжести контролируемого течения. Из них 18 мужчин и 42 женщины в возрасте от 20 до 54 лет (средний возраст 37,0±1,8 года). Диагноз БА устанавливали в соответствии с классификацией и критериями международного консенсуса по вопросам диагностики и лечения БА (GINA, 2011).

Среди обследованных больных ИМТ имел 21 пациент, ожирение I-II степени — 19 больных. Для определения степени ожирения применяли индекс Кетле (ИК = масса тела, кг /рост, м2). О выраженности централизации жироотложения судили по коэффициенту (КЦЖ), равному отношению окружности талии (ОТ) к обхвату бедер (ОБ).

Критериями исключения явилась БА тяжелого неконтролируемого течения, ожирение III и IV степени, вторичное ожирение, сопутствующие заболевания в стадии субкомпенсации и декомпенсации.

С учетом ИК были сформированы 3 группы: 1 группу (сравнения) составили больные БА с нормальной массой тела (ИК 18-25; n=20), 2 группу наблюдения — больные БА с избыточной массой тела (ИК 26-29,9; n=21), 3 группу наблюдения — больные БА с ожирением I-II степени (ИК 30-40; n=19). Группу контроля составили 26 человек без патологии органов дыхания, имеющие нормальную массу тела. Группы были сопоставимы по половым и-возрастным признакам.

Клинико-лабораторное обследование проводили в соответствии со стандартами обследования терапевтической патологии. Для оценки контроля над астмой использовали Asthma Control Test (АСТ). Исследование функции внешнего дыхания проводили на аппарате Master Screen Body (CareFusion, Германия). Оценивали форсированную жизненную ёмкость лёгких (ФЖЕЛ), объём форсированного выдоха за первую секунду (ОФВ^ и соотношение этих параметров ОФВ/ФЖЕЛ. Для исследования обратимости обструкции использовали пробу с ингаляционным бронходилататором саль-бутамолом 400 мкг.

Фенотипирование лимфоцитов проводили с помощью моноклональных антител к поверхностным антигенам CD3+, CD4+, CD8+, CD16+, CD22+. Рассчитывали иммунорегуляторный индекс (CD4+/CD8+), определяющий направленность иммунологического процесса «активация-супрессия». Для оценки состояния неспецифической резистентности организма исследовали функциональные возможности нейтрофилов: фагоцитарную активность нейтрофилов (ФАН), фагоцитарный резерв (ФР), фагоцитарное число (ФЧ) и резерв фагоцитарного числа (ФЧР) по методу Д.Н.Маянского и соавт. Изучение метаболической активности нейтро-филов проводили с помощью восстановления нитро-синего теразолия (НСТ), определения резерва теста НСТ (НСТР), индекса активации нейтрофилов (ИАН), резерва ИАН (ИАНР) по методу Park в модификации

Статистическую обработку результатов исследования проводили с использованием прикладных программ Statistika 6.1, проверку нормальности распределения по критерию Колмогорова-Смирнова. При межгрупповом сравнении данных использовали поправку Бонферрони. Корреляционные связи определяли с помощью метода Пирсона.

Результаты исследования и их обсуждение

Клинико-функциональная характеристика обследованных пациентов представлена в таблице 1. Средние значения ИК у пациентов 2 и 3 групп существенно отличались от аналогичного показателя в 1 и контрольной группах (р i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ных БА с ожирением (3 группа) уровень контроля над астмой был ниже, чем у больных БА с нормальной (1 группа) и избыточной (2 группа) массой тела. У пациентов с ИМТ и ожирением изменение показателей функции внешнего дыхания было более выражено по сравнению с больными БА, имеющими нормальную массу тела.

Так, снижение ФЖЕЛ у больных БА и ожирением (3 группа) по сравнению с контролем составило 25% (р i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

МОС25, л/сек 1,23±0,1 1,21±0,1 1,20±0,1 1,20±0,1

АСТ, баллы — 22,8±2,4 20,4±1,9 19,1±0,9

Примечание:* — статистически значимые различия р i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Лимфоциты % 34,9±0,9 29,8±2,4* 30,2±2,6* 36,7±2,5*

Лимфоциты, тыс. 1804,8±75,9 1573,0+122,7 1683,2+66,0 1926,4+87,9*

CD3+, % 63,8±2,0 50,7±2,3** 51,5±3,7** 57,2±3,2*

CD3+, тыс. 1175,5±54,0 799,5±81,7** 824,5±75,5** 1038,1±78,8

CD4+, % 39,8±1,2 34,2±2,1** 28,7±1,9*** 35,4±2,9

CD4+, тыс. 728,6±31,4 553,6±73,0** 428,4±54,9*** 665,5±82,3

CD8+, % 23,5±1,0 22,6±1,1 21,7±1,9 22,7±1,5

CD8+, тыс. 421,1±21,7 347,7±28,1 372,3±47,1 440,3±72,2

CD4/CD8 1,86±0,09 1,6±0,17 1,4±0,08** 1,76±0,26

CD16+, % 15,2±0,9 14,2±0,7 15,6±1,0 15,2±1,2

CD22+, % 14,0±1,2 16,3±1,3** 18,0±1,2** 20,5±2,1**#

CD22+, тыс. 252,2±27,1 295,8±42,1** 325,5±36,7** 333,0±22,7**#

Фагоцитоз, % 65,2±1,1 64,3±1,3 65,9±1,7 66,4±2,0

ФР, у.е. 1,2±0,01 1,2±0,02 1,3±0,02* 1,2±0,02

ФЧ, у.е. 5,3±1,0 4,2±0,1 3,7±0,19* 4,5±1,14

ФЧР, у.е. 1,27±0,01 1,3±0,02 1,3±0,03 1,3±0,02

1 ст. фагоц., % 9,5±0,50 8,4±0,80 8,8±0,76 8,8±0,90

2 ст. фагоц., % 21,2±1,20 21,4±1,67 22,5±1,88 22,4±1,30

3 ст. фагоц., % 41,6±1,10 45,1±1,90 44,5±2,28 43,8±1,30

4 ст. фагоц., % 27,9±1,50 23,6±2,90 24,1±2,30 24,9±1,60

НСТ, у.е. 16,3±0,60 24,9±1,29*** 27,2±1,76*** 26,9±1,40***

НСТР, у.е. 1,7±0,05 1,6±0,06 1,4±0,07* 1,5±0,06*

ИАН, у. е. 0,2±0,01 0,35±0,02*** 0,37±0,02*** 0,34±0,02***

ИАНР, у.е. 1,7±0,05 1,48±0,16 1,64±0,10 1,56±0,06

Примечание: * — р i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Проведенные исследования показали, что у больных БА, имеющих избыточную массу тела и ожирение, иммунологический статус характеризуется относительным повышением лимфоцитов, их Т- и В-клеточ-ного звена. На фоне ИМТ и ожирения у больных БА происходит значительное увеличение параметров окислительного метаболизма нейтрофилов и снижение резервных возможностей кислород-зависимого фагоцитоза. Выявленные изменения иммунного статуса свидетельствует о большей выраженности системного воспаления у больных БА с ИМТ и ожирением. Необходимы дальнейшие исследования с целью определения типа иммунного реагирования, влияющего на клиническое течение БА. Выявление особенностей иммунопатологических реакций у больных БА и ожирением позволит оптимизировать методы лечебного контроля над заболеванием.

1. Глобальная стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы (пересмотр 2011 г.): пер. с англ. / под. ред. А.С.Белевского. М.: Российское респираторное общество, 2012. 108 с.

2. Минеев В.Н., Лалаева Т.М. Бронхиальная астма, ожирение и адипокины // Врач. 2011. №4. С.53-56.

3. Фенотип бронхиальной астмы с ожирением / В.Н.Минеев [и др.] // Пульмонология. 2012. №2. С.102-107.

4. Перцева Т. А., Нудьга Н.П. Астма и ожирение: какова взаимосвязь? // Украинский пульмонологич. журн. 2011. №1. С. 61-64.

5. Приступа Л.Н., Фадеева А.А. Механизмы взаимосвязи бронхиальной астмы и ожирения // Пульмонология. 2012. №3. С. 97-103.

6. Влияние наличия метаболического синдрома на клиническое течение бронхиальной астмы / М.С.Сысоева [и др.] // Рос. медико-биол. вестник им. акад. И.П.Павлова. 2012. № 4. С.102-106.

7. Титов Л.П. Молекулярные механизмы активации Т- и В-лимфоцитов // Современные проблемы инфекционной патологии человека (вирусология, микробиология, иммунология, эпидемиология и клиника): мат. науч.-практ. конф. Минск, 2001.С.287-317.

8. Туев А.В., Мишланов В.Ю. Бронхиальная астма: иммунитет, гемостаз, лечение. Пермь: Звезда, 2001. 220 с.

9. Хаитов Р. Физиология иммунной системы. М.: ВИНИТИ РАН, 2001. 224 с.

10. Царев В.П., Антонович Ж.В. Роль нарушений обмена липидов в патогенезе бронхиальной астмы // Медицинский журнал. 2007. №3. С.24-26.

11. Царев В.П. Клинико-иммунологические особенности течения бронхиальной астмы у больных с избыточной массой тела // Иммунопатол., аллергол., инфектол. 2002. №2. С.95-105.

12. Цибулькина В.Н., Цибулькин Н.А. Бронхиальная астма и ожирение: совпадение или закономерность? // Практическая медицина. 2011. Т.54, № 6. С.65-71.

13. Яшина Л.А., Ищук С.Г. Бронхиальная астма у больных с ожирением — особый фенотип заболевания // Астма та алерпя. 2011. №4. С. 46-49.

14. Beuther D.A., Sutherland E.R. Overweight, obesity, and incident asthma: a meta-analysis of prospective epidemiologic studies // Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2007.Vol.175, №7. P.661-666.

15. Shore S.A. Obesity and asthma: implications for treatment // Curr. Opin. Pulm. Med. 2007. Vol. 13, №. Р.56-62.

1. Global Initiative for Asthma (GINA). Global Strategy for Asthma Management and Prevention. 2011. Available at: www.ginasthma.org.

2. Mineev VN., Lalaeva T.M. Vrach 2011; 4:53-56.

3. Mineev V.N., Lalaeva T.M., Vasilyeva T.S., Trofimov V.I. PuVmonologiya. 2012; 2:102-107.

4. Pertseva T.A., Nudga N.P. Ukrainskiy pul’mono-logicheskiy zhurnal 2011; 1:61-64.

5. Pristupa L.N., Fadeeva A.A. PuVmonologiya 2012; 3: 97-103.

6. Sysoeva M.S., Solovova A.V., Nikiforov A.A., Rakita D.R. Rossiyskiy mediko-biologicheskiy vestnik 2012; 4:102-106.

7. Titov L.P. Sovremennye problemy infektsionnoy pa-tologii cheloveka (Proceedings of the Conference «Current problems in human infectious pathology»). Minsk; 2001:287-317.

8. Tuev A.V., Mishlanov V.Y. Bronkhial’naya astma: immunitet, gemostaz, lechenie [Asthma: immunity, hemo-stasis, treatment]. Perm’: Zvezda; 2001.

9. Khaitov R. Fiziologiya immunnoy sistemy [Physiology of the immune system]. Moscow: VINITI; 2001.

10. Tsarev VP., Antonovich J.V. Meditsinskiy zhurnal 2007; 3:24-26.

11. Tsarev VP. Immunopatologiya, allergologiya, in-fektologiya 2002; 2:95-105.

12. Tsibulkina V.N., Tsibulkin N.A. Prakticheskaya meditsina 2011; 6: 65-71.

13. Yashin L.A., Ischuk S.G. Astma ta alergiya 2011; 4:46-49.

14. Beuther D.A., Sutherland E.R. Overweight, obesity, and incident asthma: a meta-analysis of prospective epi-

demiologic studies. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2007; 175(7):661-666.

15. Shore S.A. Obesity and asthma: implications for treatment. Curr. Opin. Pulm. Med. 2007; 13(1):56-62.

Контактная информация Марина Владимировна Антонюк, доктор медицинских наук, профессор, заведующая лабораторией восстановительного лечения,

НИИ медицинской климатологии и восстановительного лечения, 690105, г. Владивосток, ул. Русская, 73г.

E-mail: vfdnz@mail.ru Сorrespondence should be addressed to Marina V. Antonyuk,

MD, PhD, Рrofessor, Head of Laboratory of Rehabilitation Treatment, Research Institute of Medical Climatology and Rehabilitation Treatment, 73g Russkaya Str., Vladivostok, 690105, Russian Federation.

источник

Одним из обязательных условий при назначении иммунокорригирующей терапии является исследование иммунного статуса как с целью выявления дефекта в иммунной системе, так и с целью правильного выбора иммунокорригирующего препарата.

Цель исследования — изучение эффективности и безопасности различных способов введения рекомбинантного ИЛ-2 человека — Ронколейкина в комплексном лечении больных гормонально-зависимой бронхиальной астмой (ГЗБА). В исследовании участвовали 45 пациентов в стадии обострения. Больные 1-й группы помимо стандартной терапии, получали Ронколейкин по 500000 МЕ в/в 3-кратно с интервалом 48 ч с последующим п/к введением такой же дозы 6 раз с интервалом 14 дней. Больные 2-й группы дополнительно к стандартной терапии получали Ронколейкин по 250000 МЕ ингаляционно через небулайзер и по той же дозе в/в 3-кратно с интервалом 48 ч, а затем по 250000 МЕ ингаляционно и п/к 6 раз с интервалом 14 дней. 3-ю (контрольную) группу составили пациенты, получавшие стандартную терапию.

Эффективность лечения оценивали по динамике клинических симптомов и иммунологических показателей. Более выраженное уменьшение частоты дневных и ночных приступов БА к концу 1-го месяца терапии отмечено в группах с применением Ронколейкина. Начиная с 4-й недели в 1-й группе и с 8-й недели во 2-й группе больных ночных приступов удушья не возникало. Уменьшение выраженности клинических симптомов БА в этих группах сопровождалось положительной динамикой показателей функции внешнего дыхания с достоверным увеличением скоростных показателей спирограммы. Отмеченная положительная клинико-функциональная динамика в состоянии больных исследуемых групп формировалась на фоне постоянного снижения дозы глюкокортикоидных препаратов. Более выраженное улучшение показателей качества жизни было у пациентов, получавших Ронколейкин. На фоне применения этого препарата отмечено также уменьшение количества отделяемой мокроты и содержания в ней лейкоцитов, а у пациентов во 2-й группе, кроме того, по данным фибробронхоскопии выявлено снижение выраженности воспаления и достоверное (р + -клеток увеличилось примерно наполовину от исходного значения. В результате комплексной терапии с включением Ронколейкина наблюдалась положительная динамика показателей гуморального иммунитета: достоверно снизились уровни иммуноглобулинов М и А, циркулирующих иммунных комплексов и В-лимфоцитов. У больных первых двух групп фагоцитарный индекс увеличился почти в 2 раза, тогда как в контрольной группе он практически не изменился, и достоверно уменьшилось фагоцитарное число. Отмечена хорошая переносимость Ронколейкина.

Итак, ГЗБА характеризуется плохо контролируемым течением с высокой частотой приступов, обострениями, возникновением осложнений стероидной терапии. У больных угнетены Т-клеточное и фагоцитарное звенья иммунной системы на фоне активации гуморального иммунитета, что обуславливает необходимость применения иммунотропных препаратов. Включение Ронколейкина в комплексную терапию больных ГЗБА повышает исходно сниженные показатели Т-клеточного иммунитета, приводит к снижению гиперактивности гуморального иммунитета, сопровождается положительным клиническим эффектом, оказывает нормализующее влияние на изменённые показатели функции внешнего дыхания, позитивно влияет на качество жизни больных, позволяет отменить или значительно снизить дозу глюкокортикоидов и сократить сроки стационарного лечения. Ингаляционное введение Ронколейкина способствует уменьшению выраженности воспаления в бронхах. Препарат не вызывает осложнений в течение заболевания или отрицательных изменений лабораторных показателей. Полученный выраженный клинико-иммунологический эффект свидетельствует о целесообразности его применения в комплексной терапии больных ГЗБА. Заместительная терапия с помощью ИЛ-2 человека ликвидирует иммунный дисбаланс, устраняет нарушение клеточной чувствительности к глюкокортикоидам, снижает их дозу и сокращает риск системных побочных эффектов, что позволяет улучшить качество жизни и прогноз у больных гормонально-зависимой бронхиальной астмой.

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *