Меню Рубрики

Количество эозинофилов при бронхиальной астме в мокроте

Анализ мокроты расшифровка — это микроскопическое изучение клеток и их расшифровка. которая позволяет установить активность процесса при хронических болезнях бронхов и легких, диагностировать опухоли легкого.

Расшифровка анализа мокроты позволяют выявить различные заболевания.

Эозинофилы, составляют до 50-90% всех лейкоцитов, повышенные эозинофилы диагноструют заболевания:

  • аллергические процессы;
  • бронхиальная астма;
  • эозинофильные инфильтраты;
  • глистная инвазия лёгких.

Если количество нейтрофиов более 25 в поле зрения это говорит о наличии в организме инфекционного процесса.

Плоский эпителий, более 25 клеток в поле зрения — примесь отделяемого из полости рта.

Эластические волокна — Деструкция лёгочной ткани, абсцедирующая пневмония.

Спирали Куршмана диагностируют — бронхоспастический синдром, диагностика астмы.

Кристаллы Шарко-Лейдена диагностируют — аллергические процессы, бронхиальная астма.

Альвеолярные макрофаги — Образец мокроты идет из нижних дыхательных путей.

Мокрота выделяется при разнообразных заболеваниях органов дыхания. Анализ мокроты собирать ее лучше утром, перед этим надо прополоскать рот слабым раствором антисептика, затем кипяченой водой.

При осмотре отмечают суточное количество мокроты характер, цвет и запах мокроты, ее консистенцию, а также расслоение при стоянии в стеклянной посуде.

Анализы мокроты могут содержать:

  • клеточные элементы крови,
  • опухолевые клетки,
  • простейшие микроорганизмы,
  • личинки аскарид,
  • растительные паразиты,
  • различные бактерии и др.

Показатель Норма
Количество 10-100 мл в сутки
Цвет бесцветная
Запах отсутствует
Слоистость отсутствует
Реакция pH нейтральная или щелочная
Характер слизистая

Повышенное выделение мокроты наблюдается при:

  • отеке легких;
  • абсцессе легких;
  • бронхоэктатической болезни.

Если увеличение количества мокроты связано с нагноительным процессом в органах дыхания, это является признаком ухудшения состояния больного, если с улучшением дренирования полости, то расценивается как положительный симптом.

  • гангрене легкого;
  • туберкулезе легких, который сопровождается распадом ткани.

Пониженное выделение мокроты наблюдается при:

  • остром бронхите;
  • пневмонии;
  • застойных явлениях в легких;
  • приступе бронхиальной астмы (в начале приступа).

Зеленоватый

Зеленоватый цвет мокроты наблюдается при:

  • абсцессе легкого;
  • бронхоэктатической болезни;
  • гайморите;
  • посттуберкулезных нарушениях.

Различные оттенки красного

Отделение мокроты с примесью крови наблюдается при:

  • туберкулезе;
  • раке легкого;
  • абсцессе легкого;
  • отеке легких;
  • сердечной астме.

Ржавый цвет мокроты наблюдается при:

  • очаговой, крупозной и гриппозной пневмонии;
  • туберкулезе легких;
  • отеке легких;
  • застойных явлениях в легких.

Иногда на цвет мокроты влияет прием некоторых лекарственных препаратов. При аллергии мокрота может быть ярко-оранжевого цвета.

Желто-зеленый или грязно-зеленый

Желто-зеленый или грязно-зеленый цвет мокроты наблюдается при различной патологии легких в сочетании с желтухой.

Черноватый или сероватый

Черноватый или сероватый цвет мокроты наблюдается у курящих людей (примесь угольной пыли).

Гнилостный запах мокроты наблюдается при:

  • абсцессе легкого;
  • гангрене легкого.

При вскрытии эхинококковой кисты мокрота приобретает своеобразный фруктовый запах.

  • бронхите, осложненном гнилостной инфекцией;
  • бронхоэктатической болезни;
  • раке легкого, осложненном некрозом.

Двухслойная мокрота

Разделение гнойной мокроты на два слоя наблюдается при абсцессе легкого.

Трехслойная

Разделение гнилостной мокроты на три слоя – пенистый (верхний), серозный (средний) и гнойный (нижний) – наблюдается при гангрене легкого.

Кислую реакцию, как правило, приобретает разложившаяся мокрота.

Густая слизистая

Выделение густой слизистой мокроты наблюдается при:

  • остром и хроническом бронхите;
  • астматическом бронхите;
  • трахеите.

Слизисто-гнойная

Выделение слизисто-гнойной мокроты наблюдается при:

  • абсцессе легкого;
  • гангрене легкого;
  • гнойном бронхите;
  • стафилококковой пневмонии;
  • бронхопневмонии.

Выделение гнойной мокроты наблюдается при:

  • бронхоэктазах;
  • абсцессе легкого;
  • стафилококковой пневмонии;
  • актиномикозе легких;
  • гангрене легких.

Серозная и серозно-гнойная

Выделение серозной и серозно-гнойной мокроты наблюдается при:

Кровянистая

Выделение кровянистой мокроты наблюдается при:

  • раке легкого;
  • травме легкого;
  • инфаркте легкого;
  • сифилисе;
  • актиномикозе.

Альвеольные макрофаги

Большое количество альвеольных микрофагов в мокроте наблюдается при хронических патологических процессах в бронхолегочной системе.

Жировые макрофаги

Наличие в мокроте жировых макрофагов (ксантомных клеток) наблюдается при:

  • абсцессе легкого;
  • актиномикозе легкого;
  • эхинококкозе легкого.

Клетки цилиндрического мерцательного эпителия

Наличие в мокроте клеток цилиндрического мерцательного эпителия наблюдается при:

Наличие в мокроте плоского эпителия наблюдается при попадании в мокроту слюны. Этот показатель не имеет диагностического значения.

  • бронхите;
  • бронхиальной астме;
  • трахеите;
  • онкологических болезнях.

Большое количество эозинофилов в мокроте наблюдается при:

  • бронхиальной астме;
  • поражении легких глистами;
  • инфаркте легкого;
  • эозинофильной пневмонии.

Эластические

Наличие эластических волокон в мокроте наблюдается при:

  • распаде ткани легкого;
  • туберкулезе;
  • абсцессе легкого;
  • эхинококкозе;
  • раке легкого.

Наличие в мокроте обызвествленных эластических волокон наблюдается при туберкулезе легких.

Коралловидные

Наличие коралловидных волокон в мокроте наблюдается при кавернозном туберкулезе.

Спирали Куршмана

Наличие в мокроте спиралей Куршмана наблюдается при:

  • бронхиальной астме;
  • бронхите;
  • опухоли легкого.

Кристаллы Шарко – Лейдена

Наличие в мокроте кристаллов Шарко -Лейдена – продуктов распада эозинофилов – наблюдается при:

  • аллергии;
  • бронхиальной астме;
  • эозинофильных инфильтратах в легких;
  • заражении легочной двуусткой.

Кристаллы холестерина

Наличие в мокроте кристаллов холестерина наблюдается при:

  • абсцессе легкого;
  • эхинококкозе легкого;
  • новообразованиях в легких.

Кристаллы гематодина

Наличие в мокроте кристаллов гематодина наблюдается при:

  • абсцессе легкого;
  • гангрене легкого.

Бактериологический анализ мокроты необходим для уточнения диагноза выбора метода лечения, для определения чувствительности микрофлоры к различным лекарственным средствам, имеет большое значение для выявления микобактерии туберкулеза.

Появление кашля с мокротой требует обязательного обращения к врачу.

источник

Для подтверждения диагноза бронхиальной астмы большое значение придается лабораторной диагностике, особенно анализу мокроты. Благодаря полученным результатам оценивается степень тяжести болезни, назначается, а в дальнейшем и корректируется лечение.

Основные лабораторные исследования при бронхиальной астме.

Изменения красной крови при бронхиальной астме, в основном указывают на напряженность гемопоэза. Во время бронхиальной астмы более четкие изменения происходят в белой крови.

СОЭ, как правило, умеренно увеличена.

Повышенные показатели гемоглобина и эритроцитов,скорее всего, связаны с выраженной кислородной недостаточностью и интоксикацией, возникающей из-за разрушающего действия медиаторов аллергических реакций.

Во время приступа может быть повышение лейкоцитов. Увеличение лейкоцитов может быть показателем приема преднизолона. При присоединении инфекции увеличиваетсяне только число нейтрофилов, но и соотношение между нейтрофилами и эозинофилами.

Один из признаков заболевания, характерных для общего анализа крови, это эозинофилия, которая при частых приступах более выражена. Обычно она появляется спустя 2-3 дня после сильного приступа бронхиальной астмы. Иногда эозинофилы увеличиваются непосредственно перед приступом, а после приступа бронхиальной астмы эозинофилы могут быть в пределах нормы.

2. Анализ мокроты при бронхиальной астме

Мокрота – это патологический секрет бронхов, который выделяется при кашле. При бронхиальной астме (особенно ее длительном течении и сочетании астмы с обструктивным бронхитом) мокрота является важным признаком заболевания. Характер мокроты при бронхиальной астме слизистый, иногда с примесью крови и гноя, обычно без запаха. Обычно мокрота бесцветная, а желтый или зеленый цвет свидетельствует о распаде эозинофилов и других клеток и не всегда говорит о присоединившейся инфекции.

Сбор мокроты при бронхиальной астме.

  • приготовить емкость (чистую стеклянную или пластмассовую) для сбора мокроты,
  • вечером перед сном почистить зубы,
  • утром тщательно прополоскать рот водой (желательно кипяченной),
  • откашлять мокроту в подготовленную емкость

Если мокрота не отходит, можно сделать перкуссионный массаж или ингаляцию с физиологическим раствором. В мокроте даже невооруженным глазом видны желтоватые плотные кусочки в виде крошек. Микроскопически исследуют мокроту в лаборатории. При бронхиальной астме в мокроте находят нити фибрина, эозинофилы, спирали Куршмана («слепки» бронхиол), кристаллы Шарко-Лейдена, скопления эпителиальных клеток (тельца Креолы). Но они не являются признаком бронхиальной астмы. И напротив, присутствие эозинофилов в мокроте не дает основание отвергать аллергическую природу заболевания. Поэтому при анализе мокроты при бронхиальной астме надо учитывать данные анамнеза и клиническую картину. При присоединении воспаления в мокроте появляется бактериальная флора, чаще стафилококковая и стрепотококковая.

При терапии кортикостероидными препаратами количество эозинофилов в мокроте уменьшается. Эти показатели являются критерием эффективности препаратов при экзогенной бронхиальной астме.

Если присоединяется инфекция или лечение не дает эффект, проводят посев мокроты для выявления возбудителя и определения его чувствительности к антимикробным препаратам.

3. Биохимические анализы при бронхиальной астме.

При бронхиальной астме возможно увеличение альфа и гамма-глобулинов, фибрина, сиаловых кислот, серомукоидов, гаптоглобулина. Во время аллергического приступа наблюдается повышение калия, понижение фосфатов и кальция в крови.

4. Иммунологические исследования.

Большая роль при исследовании бронхиальной астмы отводится иммунологическим исследованиям. В крови повышается концентрация иммуноглобулинов и снижается количество и активность Т-супрессоров. Иммунологические исследования особенно важны при невозможности проведения кожных и провокационных.

источник

Анализ мокроты при бронхиальной астме — один из компонентов программы обследования пациента. Стандартные методы обследования имеют относительно небольшую стоимость и являются обязательными для диагностики заболевания.

Бронхиальная астма представляет собой хроническое заболевание дыхательных путей. Предпосылками развития болезни служат аллергические и неаллергические факторы. Исходя из этого бронхиальная астма бывает инфекционно-аллергической, неинфекционно-аллергической или атопической.

Характерными признаками является образование мокроты. Ее анализ позволяет установить истинное происхождение заболевания, оценить эффективность лекарственных препаратов, уточнить причины частых приступов.

Для каждого пациента характерна своя консистенция и состав выделяемой мокроты. Кроме того, она отличается цветом и запахом. Обычно это вязкое вещество без характерного запаха. Слизь может содержать гной и очень редко прожилки крови. При появлении неприятного запаха можно судить о наличии других текущих заболеваний. Может предупреждать об образовании и распаде опухолей.

Цвет слизи может быть желтым, желто-зеленым, однако он не является прямым показателем инфекции или развития заболевания. Просто указывает на процесс распада эозинофилов. Обострение болезни приводит к увеличению количества мокроты. Однако слишком большое отхождение слизи больше свидетельствует о другом заболевании, нежели о бронхиальной астме. Слизь становится более густой, что может способствовать блокированию дыхательных путей.

Программа обследования пациента включает:

  • общий анализ крови: клинический и биохимический;
  • иммунологическое обследование;
  • составление коагулограммы;
  • клинический анализ мокроты.

Мокроту для исследования собирают в специальный контейнер. Делается это во время очередного приступа кашля. Врачи рекомендуют осуществлять процедуру утром, так как во время сна бронхи максимально заполняются слизью. Чтобы исследование показало более точные результаты, нужно придерживаться определенных правил:

  • за сутки перед сдачей анализов необходимо выпивать много жидкости в течение дня;
  • перед сбором мокроты прополоскать рот раствором из воды и соды;
  • вдохнуть несколько раз глубоко;
  • собирать в емкость необходимо только выделения мокроты, слюна не подойдет;
  • требуется собрать 3-5 мл в идеале, однако обследование делают и при меньшем объеме;
  • анализ нужно доставить в течение 2 часов после сбора.

Бывают случаи, когда отхождение мокроты затруднено. Способствует облегчению ингаляция с физиологическим раствором, или делают перкуссионный массаж. Если такие мероприятия не дают результата, материал перед исследованием получают с помощью катетера. Устройство вводится в просвет трахеи и выкачивается нужное количество. Однако такие манипуляции чреваты бронхиальным спазмом, поэтому осуществляться они должны строго в стенах медицинского учреждения. В случае необходимости оказывается экстренная помощь.

Образец мокроты высушивают и проводят анализ, после которого можно установить количество:

  • нейтрофилов;
  • эпителиальных клеток;
  • бактерий;
  • фибринов;
  • макрофагов;
  • слизи.

Для исследования берут 5-10 экземпляров. Используют иглу и стекло. Высушивают с помощью метилового спирта около 10 минут. Окрашивание проводят по методу Грама или Романовского-Гимзе.

Форму бронхиальной астмы определяют по соотношению нейтрофилов, эозинофилов, мерцательного эпителия. Бактерии и высокий уровень нейтрофилов свидетельствуют о присутствии инфекции. Количество нейтрофилов свыше 25 указывает на наличие инфекции. Такая картина наблюдается при бронхитах, пневмонии.

В совсем малом количестве эозинофилы присутствуют в мокроте любого характера и происхождения, однако показатель в 50-90% всех лейкоцитов говорит о присутствии бронхиальной астмы.

Эритроциты возникают в процессе разрушения тканевой основы легких, а также при пневмониях, инфаркте легкого.

Особое внимание уделяется цилиндрическому мерцательному эпителию. Он существует в любой мокроте в малом количестве. Показатель свыше 25 указывает на бронхиальную астму или бронхит. Плоский эпителий для диагностики бронхиальной астмы значения не имеет.

Если во время анализа материала обнаружен хотя бы 1 макрофаг, можно говорить о бронхиальной астме.

Острая форма заболевания характеризуется увеличением общего количества клеток в мокроте. Однако соотношение между ними не нарушается. Экзогенная форма астмы предполагает увеличение количества только эозинофилов.

Кроме того, показателями при проведении анализа являются спирали Куршмана и кристаллы Шарко-Лейдена. Это плотные желтоватые клочки в слизи. Существование спирали Куршмана (волокон) в исследуемом материале говорит о присутствии спазма легких, который чаще всего встречается при бронхиальной астме. Кашель провоцирует выделение вязкой слизи. Она движется в крупный бронх и закручивается в виде спирали. Отсюда и название. А обнаружил данное явление Куршман.

Кристаллы Шарко-Лейдена наблюдаются в мокроте при аллергических процессах, бронхиальной астме.

Мокрота не должна содержать вредных бактерий и других микроорганизмов болезнетворного характера. Выявление таких показателей дает возможность установить происхождение легочной инвазии.

Таким образом, показатели бронхиальной астмы выглядят примерно так:

  • обнаружены спирали Куршмана;
  • присутствуют кристаллы Шарко-Лейдена;
  • эозинофилы имеют показатель от 50 до 90% всех лейкоцитов;
  • более 25 нейтрофилов, что говорит о наличии инфекции;
  • 25 клеток и выше плоского эпителия говорит о примеси, которая поступает из полости рта;
  • найдены макрофаги.

Результат исследования может оказаться недостоверным по нескольким причинам:

  • нарушение правил сбора материала;
  • несвоевременная доставка мокроты в лабораторию;
  • прием лекарственных средств.

В процессе приема кортикостероидных препаратов количество эозинофилов постепенно уменьшается и можно говорить об эффективности лечения. Однако при наличии инфекции процесс значительно усложняется. Дополнительно делают посев мокроты для определения возбудителя и выявления его чувствительности к антимикробным средствам.

Чтобы не пропустить заболевания и обратиться к доктору для своевременной помощи, необходимо отличать обычный бронхит от бронхиальной астмы. Симптомами бронхиальной астмы являются:

  • тяжелое, затрудненное дыхание;
  • ощущение дефицита кислорода;
  • частый назойливый кашель;
  • присутствие свиста во время дыхания;
  • сдавливание грудной клетки;
  • выделение мокроты.
Читайте также:  Калина при астме рецепт

Первым признаком заболевания является затрудненное дыхание. Меняется ритм, темп, вдох становится более длинным и глубоким. Это происходит по причине сужения дыхательных проходов. Для выталкивания воздуха требуется прикладывать больше усилий. Кашель может быть сухой, тяжелый и приступообразный. Во время приступа может казаться, что человек задыхается. Провоцировать появление кашля может смех, физическая нагрузка, активная речь, возбуждение.

Свист и хрипота присутствуют на любом этапе болезни. Их можно заметить, когда человек спит, смеется, занимается физическим трудом. Во время выдоха сдавливает грудную клетку, и человек не может полноценно избавиться от воздуха в легких.

Мокрота скудная, бело-желтого цвета, без запаха. Может ее не быть и вовсе.

При любом подозрении на заболевание следует обратиться к доктору. В лаборатории должны выдать емкость для сбора мокроты, рассказать правила сбора. Кроме того, придется сдать кровь на анализ. После подтверждения диагноза будет назначено лечение.

По истечении некоторого времени делается повторный анализ, чтобы определить эффективность лечения.

Если результаты будут отрицательными, вносятся коррективы в тактику лечения. А также проводят дополнительное исследование на выявление причин заболевания.

источник

Бронхиальная астма (БА) — самое частое заболевание легких, в основе которого лежит эозинофильное воспаление, но принимают участие также другие клетки, причем точное значение каждого типа клеток и медиаторов в его патогенезе неизвестно.

При БА отмечается разнообразие воспалительных изменений в бронхах.

Принятое в 1993 г. международное соглашение «Global Strategy for Asthma Management» определяет БА как «хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей, при котором многие клетки играют определенную роль, включая тучные клетки и эозинофилы».

Только у больных бронхиальной астмой обнаружено интраэпителиальное присутствие эозинофилов и наличие дегранулированных эозинофилов в повышенном количестве под базальной мембраной, вместе с тем найдена корреляция между содержанием дегранулированных эозинофилов, повреждением эпителия бронхов и тяжестью течения БА.

Эозинофилы в содержимом бронхоальвеолярного лаважа сохраняются у больных бронхиальной астмой в межприступный период и выявлена прямая зависимость между уровнем эозинофилов в лаважной жидкости и тяжестью течения БА. Сохранение воспалительных изменений в бронхах у больных бронхиальной астмой в межприступный период, которое проявляется повышенным содержанием в лаважной жидкости эозинофилов и нейтрофилов, а также перманентным состоянием повышенной реактивности бронхов, способствует тому, что любые внешние и внутренние агенты, играющие роль триггера, могут мобилизировать эти клетки воспаления и вызвать обострение болезни.

Повреждение эпителия «большим основным протеином» эозинофилов играет важную роль в развитии неспецифической гиперреактивности бронхов (НГБ) и БА, которую некоторые авторы даже называют «болезнью эпителия», поскольку клетки эпителия бронхов выделяют вещества, способные модулировать деятельность гладкой мускулатуры брохов, секретируют производные арахидоновой кислоты, а также содержат чувствительные нервные окончания, раздражение которых ведет через рефлекторные механизмы к выделению нейропептидов, в частности, нейрокинов, вещества П, играющих важную роль в развитии бронхообструкции. «Большой основной протеин» эозинофилов а также эозинофильный катионный белок и эозинофильный нейротоксин вызывают повреждение эпителия, десквамацию и разрушение ресничных клеток, что является типичным при бронхиальной астме. Концентрация эозинофильного катионного белка в мокроте и в периферической крови коррелирует со степенью бронхообструкции.

Как правило, имеется прямая зависимость между увеличением количества эозинофилов в содержимом бронхоальвеолярного лаважа и в периферической крови. Количество эозинофилов в периферической крови позволяет судить об общей (системной) аллергизации, и предлагается по степени эозинофилии крови судить о тяжести течения бронхиальной астмы и выраженности обострения болезни.

Обнаружено, что НГБ коррелирует с повышением количества эозинофилов в периферической крови даже у лиц без клинических признаков БА. Иногда бывают отклонения от обычного соответствия количества эозинофилов периферической крови и лаважной жидкости. Это может быть объяснено существованием независимых хемотаксических факторов, действующих в капиллярах большого круга и в альвеолах.

Экспериментальные модели бронхообструктивного синдрома у животных а также ингаляционные провокации различными аллергенами больных бронхиальной астмой показали, что возможно развитие одной или двух фаз патологического процесса: ранняя астматическая реакция, характеризуемая быстрой бронхоконстрикцией с максимумом через 10-30 мин после провокации и постепенным ослаблением в течение последующих 2 часов, и поздняя астматическая реакция, возникающая через 6-8 часов после провокации у 60% больных БА, с максимумом бронхоконстрикции еще через 2-4 часа.

Если основной клеткой, ответственной за развитие ранней астматической реакции, является тучная клетка, то поздняя астматическая реакция связана с привлечением в легкие различных видов клеток, прежде всего эозинофилов, и возникновением хронического воспаления в IgE-опосредованных реакциях.

Развитие поздней астматической реакции сопровождается транзиторным снижением количества эозинофилов в периферической крови при повышенном их содержании в бронхиальных смывах, что указывает на избирательное привлечение этих клеток из бронхиальных сосудов и сопровождается повышением НГБ. Впрочем, как сейчас считается, у больных с хроническим персистирующим течением БА различия между ранней и поздней астматической реакциями не столь явные и тучные клетки и их медиаторы принимают активное участие в развитии хронического воспаления.

У больных с поздней астматической реакций не просто изменяется количество эозинофилов, но определяются их качественные изменения: начинают преобладать эозинофилы низкой плотности (плотность меньше 1,095 г/мл), которые более активны, экспрессируют на своей мембране больше рецепторов к IgE и выделяют большее количество биологически активных веществ (БАВ), причем увеличение количества активных эозинофилов коррелирует с тяжестью течения бронхиальной астмы обнаружили в биопсинном материале слизистой бронхов даже у больных с легким теченим БА увеличеннное количество активных эозинофилов, тучных клеток, а также клеток, содержащих фактор некроза опухолей а-цитокина, сходного по своим действиям с интерлейкином-1 и являющимся первичным медиатором воспаления.

Некоторые авторы подчеркивают, что эозинофил является мощной эффекторной клеткой, главным образом, в позднюю фазу астматической реакции, проявляющейся аллергическим воспалением преимущественно дистальных отделов бронхов. Возможно, что это особенно справедливо в отношении атопической бронхиальной астмой. Привлечение, активация и поддержка длительного существования эозинофилов в слизистом и подслизистом слоях бронхиального дерева вызывается действием многих БАВ, среди которых особенно выделяют интерлейкены 3 и 5, гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор и фактор некроза опухолей.

В настоящее время считается, что одним из ключевых моментов в патогенезе БА является взаимодействие эозинофила и фактора агрегации тромбоцитов (ФАТ). Дело в том, что эозинофилы — клетки, которые продуцируют фактор агрегации тромбоцитов и в то же время являются объектами его действия: фактор агрегации тромбоцитов вызывает активацию и дегрануляцию эозинофилов и обуславливает их хемотаксис. Показано, что фактор агрегации тромбоцитов вызывает усиление экспрессии Fc-рецепторов для IgC на неактивированных эозинофилах у больных бронхиальной астмой, вовлекая эти клетки в иммунные реакции.

ФАТ рассматривается как общая эффекторная субстанция анафилаксии, он также индуцирует агрегацию тромбоцитов с выделением ими серотонина, гистамина, 3 и 4 факторов тромбоцитов, что приводит не только к бронхоспазму, но и нарушениям микроциркуляции. Фактор агрегации тромбоцитов может непосредственно повышать проницаемость микрососудов дыхательных путей, что приводит к выходу плазмы, нейтрофилов, моноцитов и эозинофилов.

Посредством всех этих механизмов фактор агрегации тромбоцитов вызывает состояние гиперреактивности бронхов по отношению к широкому спектру специфических и неспецифических раздражителей и как модулятор воспалительных реакций вместе с другими воспалительными медиаторами вызывает десенситизацию в-адренорецепторов у больных бронхиальной астмой. Показана роль фактора агрегации тромбоцитов как единственного вещества, вызывающего повышение неспецифической бронхиальной гиперчувствительности и гиперреактивности у здоровых лиц. При атопической БА основными продуцентами ФАТ являются эозинофилы и макрофаги, при инфекционнозависимой бронхиальной астмой к этим клеткам присодиняются нейтрофилы.

Имеются данные о влиянии ФАТ на пролиферацию В-лимфоцитов и стимуляцию продукции IgE: таким образом, ФАТ выступает как медиатор гиперчувствительности немедленного типа (ГНТ). ФАТ обладает действием эндогенного вазодилататора легочных сосудов и принимает участие в поддержании низкого уровня сосудистого сопротивления в системе легочной артерии, с чем, возможно, связана редкость высокого давления в системе легочной артерии у больных хроническим неспецифическим заболеванием легких (ХНЗЛ) (в отличие от больных первичной легочной гипертензией и рецидивирующей тромбоэмболией мелких ветвей легочной артерии).

С другой стороны, у некоторых больных БА при возможном развитии легочного эозинофильного микроваскулита этого протективного вазодилатирующего действия оказывается недостаточно, во всяком случае, показано, что у ряда больных БА по мере нарастания эозинофилии крови и уровня циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) повышается давление в легочной артерии. Эозинофилы и выделяемые ими биологические активные вещества ответственны за структурные изменения эпителия бронхов, базальной мембраны, слизистых желез, гладких мышц бронхов и нервных окончаний, а ФАТ, помимо бронхоконстрикторного действия и влияния на НГБ, способен увеличивать количество мелких сосудов слизистой оболочки бронхов и вызывать ее отек.

В литературе имеются указания на нарушение микроциркуляции у больных БА, причем нарушения реологии крови коррелируют с выраженностью бронхиальной обструкции. Однако уже на ранних этапах развития бронхиальной астмы и даже у некоторых больных с состоянием предастмы выявляются нарушения реологии крови, повышается агрегация тромбоцитов и эритроцитов, и эти изменения нарастают параллельно с нарушением бронхиальной проходимости. Сцинтиграфические исследования, проведенные у больных БА, показали расстройства в капиллярном кровообращении: у многих больных определялась неравномерность распределения радиофармпрепарата в артериально-капиллярном русле легких, иногда — очаговые расстройства кровообращения вплоть до участков с полным выключением капиллярного кровотока.

Одним из важнейших проявлений микроциркуляторных нарушений является измененная функция тромбоцитов. У больных БА выявлена повышенная агрегация тромбоцитов, в том числе спонтанная. Степень выраженности гиперфункции тромбоцитов коррелирует с тяжестью течения БА, вплоть до развития синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания (ДВС) во время астматического статуса или тяжелого течения бронхиальной астмы. По мнению О.В. Александрова и соавт. у многих больных БА имеются симптомы латентно протекающего ДВС-синдрома: исходно повышена концентрация продуктов деградации фибриногена (фибрина) (ПДФ), снижена активность антитромбина III в результате его потребления для инактивации имеющегося уровня тромбина.

Увеличение концентрации ПДФ сопровождается увеличением вязкости крови, увеличением агрегации тромбоцитов и эритроцитов. Вероятно, гиперкоагуляционный синдром в ряде случаев может быть связан с повышением коагуляционного потенциала эритроцитов: под влиянием продуктов ПОЛ, различных БАВ, антител и других биологических агентов снижается деформируемость мембраны эритроцитов и повышаются их агрегационные свойства. По данным В.М. Юрлова и Т.Б. Евдокимовой у больных бронхиальной астмой легкой степени найдено значительное повышение коагуляционной активности эритроцитов, а у больных с более тяжелым течением болезни достоверно повышается адгезия и агрегация тромбоцитов.

Подтверждением генерализованного характера гиперкоагуляционного синдрома у больных БА является обнаружение повышенной гемокоагулирующей активности слизистой оболочки гастродуоденальной зоны, что приводит к усилению фибринообразования, нарушению местного кровообращения и тромбозу. Усиленная агрегация тромбоцитов у больных БА может сама по себе быть пусковым фактором развития микроциркуляторных нарушений и привести к изменениям легочной гемодинамики, в частности, к повышению давления в системе легочной артерии за счет выделения из тромбоцитов серотонина, вызывающего вазоконстрикцию.

С другой стороны, серотонин способен стимулировать агрегацию тромбоцитов, усугубляя нарушения микроциркуляции. Повышение агрегационной способности тромбоцитов типично, по мнению некоторых авторов, при инфекционно-зависимой БА и аспириновой БА. У больных бронхиальной астмой выявлен в крови 4-й пластинчатый фактор-маркер происходящей in vitro «реакции освобождения», что свидетельствует о гиперактивности тромбоцитов. Усиление адгезивно-агрегационных свойств тромбоцитов, повышение активности VIII фактора коагуляции и снижение уровня антитромбина III, обнаруженные у больных БА, часто бывают связаны с курением и вирусной инфекцией.

По мнению А.Р. Татарского и соавт., активированные тромбоциты играют важную патогенетическую роль в развитии БА. Тромбоциты являются одновременно клеткой-мишенью и клеткой-источником ФАТ и других медиаторов воспаления, а ФАТ — наиболее сильный эозинофильный хемотаксический фактор. Получены данные об IgE-зависимой стимуляции тромбоцитов и выделения ими ФАТ у больных бронхиальной астмой.

Нарушения микроциркуляции у больных БА могут развиваться в широком диапазоне: от повышения микрофильтрации жидкости, выхода белка и развития отека без видимых изменений ультраструктуры легочного эндотелия до возникновения иммунного васкулита. При иммунном (аллергическом) воспалении эндотелий микрососудов — одна из мишений действия цитокинов (ФАТ, интерлейкинов и др.), которые сами по себе ухудшают микроциркуляцию, а также мишень действия антиэндотелиальных антител, иммунных лимфоцитов и ЦИК. Имеются экспериментальные данные об IgE-опосредованных иммунных реакциях, способствующих отложению иммунных комплексов в сосудистой стенке и развитию иммунного васкулита. Как сейчас показано, возможно развитие локального васкулита в органе-мишени.

Возможность эозинофильного микроваскулита у некоторых больных БА подтверждается и нашими данными, полученными на кафедре госпитальной терапии им. акад. Н.В. Черноруцкого СПб Государственного медицинского университета им. акад. И.П. Павлова.

На основании исследования клеточного состава бронхиальных смывов у 416 больных бронхиальной астмой, хроническим бронхитом (ХБ) и в состоянии предастмы (ПА) нами выделены различные варианты воспаления бронхов в зависимости от типа клеток, процентное содержание которых в бронхиальном смыве превышало верхние границы нормы.

Полученные в результате обследования больных показатели состояния (две базы данных, всего 687 комплексных исследований, включающих 239-241 показателей, характеризующих клиническую картину болезни, биохимические, иммунологические, инструментальные и другие параметры) были обработаны новым математическим методом: COMOD-технологией, предложенной сотрудниками СПб электротехнического Университета Т.Л. Качановой и Б.Ф. Фоминым (1992) и предназначенной для обработки больших массивов данных, отличающихся трудно выявляемыми и нелинейными связями.

Возможности этого метода системного моделирования для исследования больных были нами описаны ранее. С помощью COMOD-технологии на основании совокупности статистически достоверно связанных признаков состояния, в состав которых входят иммунологические, биохимические показатели, генетические маркеры, признаки нарушения ФВД и микроциркуляции, построена концептуальная модель васкулита легочных микрососудов у больных БА с эозинофильным воспалением и эозинофилией крови.

Читайте также:  Отдых в турции с астмой

Значимость эозинофильного аллергического воспаления наиболее ярко выявляется на примере группы больных БА, выделенных COMOD-технологией на основе принципа динамического изменения показателя «эозинофилы бронхиального смыва» (ЭС): эозинофилы появляются в смыве в минимальном количестве (1-3%). Это сразу приводит к изменению знака связи между показателем ЭС и рядом достоверно связанных с ним показателей, определяющих тяжесть течения болезни по сравнению с тем знаком связи, который был при ЭС=0; при этом достоверно ухудшается бронхиальная проходимость и нарастает степень тяжести болезни. Феномен изменения знака статистической взаимосвязи после появления эозинофилов в бронхиальном смыве можно описать в рамках теории самоорганизации (синергетики), которая рассматривает поведение нелинейных систем и, в частности, биологических объектов.

Синергетика свидетельствует, что для сложных систем существует несколько альтернативных путей развития. Почти все жизненные процессы в организме носят хаотический характер (так наз. «динамический хаос»), причем для нормального функционирования физиологических систем необходим умеренный хаос, а слишком «сильный» или слишком «слабый» хаос — свидетельство патологии. Одной из причин возникновения слишком «сильного» хаоса в нелинейной системе может быть реализация принципа «разрастания малого» (или принципа «усиления флуктуации»), когда нелинейность делает малое отличие большим, макроскопическим по своим последствиям.

Малые случайные флуктуации качественно меняют все детали протекающих процессов, причем иногда процесс лавинообразного роста происходит в так называемом «режиме с обострением» («blow up»), когда рассматриваемые величины хотя бы часть времени изменяются по закону неограниченного возрастания за конечное время. В основе механизма сверхбыстрого развития процессов лежит нелинейная положительная обратная связь, которая может привести к неустойчивости, раскачке и разрушению систем.

Таким путем происходит, например, быстрое развитие астматического статуса у больных БА, как и ряда других острых состояний. В других случаях, когда значимый для функционирования системы параметр превосходит некоторое критическое значение (в данном случае этот параметр — «ЭС», а критическое ЭС=1-3%), режим движения системы качественно меняется, она попадает в область притяжения нового аттрактора (в данном случае — эозинофилов смыва) и начинает функционировать на ином уровне гомеокинеза. Клинически этот уровень проявляется более тяжелым течением БА. До этого времени, пока показатель ЭС=0, система функционировала в ином режиме, не определявшемся эозинофилами.

Повышенное содержание эозинофилов в бронхиальном смыве у обследованных нами больных чаще всего сочеталось с увеличением количества нейтрофильных лейкоцитов. Среди вариантов эозинофильного воспаления эозинофильное и эозинофильно-нейтрофильное воспаление обнаружено с частотой 0,50-0,68 (в зависимости от исходной базы данных).

Нейтрофилы активно включаются в воспалительный процесс у больных БА, и это не свидетельствует об инфекционной природе воспаления: активированные аллергеном тучные клетки выделяют высокомолекулярный фактор хемотаксиса нейтрофилов, также активированные макрофаги выделяют фактор, активирующий нейтрофилы и привлекающий их в очаг воспаления из периферической крови. В экспериментальной модели БА показано, что при развитии только ранней астматической реакции возникает нейтрофильное воспаление, а при развитии как ранней, так и поздней астматической реакции воспаление сразу же носит черты эозинофильно-нейтрофильного.

Считается, что в дистальных отделах дыхательных путей у здоровых лиц содержатся лишь единичные полиморфноядерные нейтрофилы, а увеличение их количества является признаком воспалительной реакции и следствием воздействия поллютантов. Известно, что профессиональная БА, вызванная толуеном, ассоциируется с повышением чувствительности бронхов, развитием острого нейтрофильного воспаления со вторичным привлечением эозинофилов.

Активированные макрофаги и нейтрофилы вызывают дисбаланс системы протеолиз-ингибиторы протеолиза, выделяя различные протеазы, что приводит у больных БА к относительному недостатку а1-ингибитора протеаз. Неспецифическая гиперреактивность бронхов, астматический бронхит и БА обнаружены у лиц с генетическим дефицитом оц-ингибитора протеаз, в частности у гетерозиготных носителей гена дефицита a1-ингибитора протеаз. В процессе фагоцитоза клетки, содержащиеся в бронхах, и прежде всего макрофаги и нейтрофилы, выделяют повышенное количество различных активированных метаболитов, высокий уровень которых, либо недостаточная активность антиоксидантных механизмов приводят к «окислительному стрессу», который играет большую роль в усилении процессов воспаления в бронхолегочной системе и повреждении легочной ткани.

В результате действия свободных радикалов окислению подвержены все молекулы, но наибольшую опасность представляет окисление нуклеиновых кислот, ферментов и ненасыщенных липидов — процессы перекисного окисления липидов (ПОЛ). Активация ПОЛ приводит к повышению ригидности мембранных фосфолипидов, снижает их текучесть и может вызвать снижение чувствительности в-адренорецепторов. У больных БА выявлен дефицит антиоксидантных систем, в том числе генетически обусловленный, что снижает компенсаторные возможности при свободно-радикальной патологии и в итоге приводит к усилению бронхиальной обструкции за счет бронхоспазма и отека слизистой в условиях стимуляции кининогенеза и повышения сосудистой проницаемости. По мнению Абдусаламова А.Б. и Шафера A.M. активация ПОЛ выявляется практически у всех больных БА, и этот процесс играет роль в формировании гиперреактивности бронхов. Имеются данные о большем дисбалансе в системе ПОЛ-антиоксиданты у больных инфекционно-зависи-мой БА.

Нейтрофилы относятся к клеткам, наиболее интенсивно образующим активные формы кислорода (АФК), и у больных БА в зависимости от степени тяжести и фазы заболевания обнаружено снижение присущего здоровым ингибирующего влияния тромбоцитов, углекислоты и гистамина на выделение АФК. Гистамин модулирует генерацию АФК лейкоцитами, а АФК усиливают выделение гистамина, формируя тем самым «порочный круг».

Снижение ингибирующего действия тромбоцитов на выделение АФК может быть связано с функциональными и морфологическими изменениями тромбоцитов у больных БА: они становятся сферическими, возрастает количество тромбоцитов с псевдоподиями и выявляются нарушения их ультраструктурной организации. В связи со значимой ролью АФК некоторые авторы предлагают выделить самостоятельный свободнорадикальный клинико-патогенетический вариант БА.

Тесно связанные с выделением АФК процессы ПОЛ вызывают повреждение клеточных мембран, усиливают их проницаемость, потенцируют воспаление бронхов, вызывают гиперкоагуляцию, вплоть до появления маркеров ДВС-синдрома, что определяет прогрессирование микроциркуляционных нарушений у больных ХНЗЛ. АФК могут играть роль в формировании аутоиммунного процесса, поскольку одна из форм АФК — пероксид водорода — относительно устойчив, способен к длительной диффузии и окислительной модификации эндогенных макромолекул, что вызывает появление тканевых структур со свойствами аутоантигенов.

Усиление продукции АФК, особенно в условиях истощения антиоксидантной защиты, что типично для больных ХНЗЛ, связано также с присоединением вирусной и бактериальной инфекции. У больных БА выявлен так называемый «макрофагальный дефицит»: уменьшение количества макрофагов в бронхиальных смывах, обнаружено снижение количества моноцитов в периферической крови, функциональная неполноценность мононуклеаров,- снижение фагоцитоза, угнетение Fc и С3 рецепторов на мембранах моноцитов и альвеолярных макрофагов.

Все это позволяет рассматривать «макрофагальный дефицит» в лаважной жидкости как маркер нарушения местной защиты бронхов. У 50% больных БА, обследованных нами, было выявлено снижение количества макрофагов в бронхиальных смывах. В связи с этим понятна частота выявления патогенной (пневмококки, гемофильная палочка), условно-патогенной и непатогенной микрофлоры (различные виды кокковой флоры, протей, нейсерии) в материалах бронхиальных смывов и мокроты в диагностически значимых титрах (частота обнаружения патогенной и непатогенной микрофлоры 0,325 и 0,722 соответственно).

Обнаружение непатогенной и условно-патогенной микрофлоры означает колонизацию бронхиального дерева микроорганизмами, и нам с помощью COMOD-технологии удалось выявить достоверную связь этого феномена с развитием эозинофильного воспаления, тяжестью приступов удушья и дисбалансом некоторых биологически активных веществ и в частности, компонентов калликреин-кининовой системы (ККС). При этом отсутствовали клинические признаки активного воспалительного процесса и не было связи с фазой заболевания, в отличие от выявления патогенной микрофлоры, связанной с фазой обострения БА, явными клиническими признаками инфекции и чаще обнаруживаемой у курящих мужчин с признаками хронического обструктивного бронхита.

В настоящее время подчеркивается, что именно условно-патогенная микрофлора оказывает наиболее выраженное цитопатогенное действие на клетки мерцательного эпителия, и указывается на роль так называемой «нормальной» назофарингеальной микрофлоры в развитии БА и аллергического ринита.

Патогенная микрофлора также достоверно связана с развитием эозинофильного воспаления. Вирусы выявлены нами серологически и иммунофлуорецентным методом с общей частотой 0,52, причем обнаружена достоверная связь тяжести течения и частоты приступов удушья с эозинофильный воспалением бронхов, повышением уровня калликреина и ухудшением некоторых показателей ФВД (ОФВ1, ЖЕЛ). Важно отметить, что серологический метод выявления вирусной инфекции не обнаружил достоверной связи с фазой болезни (в отличие от иммунофлуоресцентного метода браш-мазков), что свидетельствует о возможной персистенции вирусных агентов.

Столь высокая частота нахождения бактерий (прежде всего — непатогенных), вирусов и вирусо-бактериальных ассоциаций, и связь инфекционных агентов с развитием эозинофильного воспаления позволяет по-новому оценить роль инфекции в патогенезе БА, при этом даже хроническая колонизация патогенной флорой респираторного тракта может протекать без клинических и лабораторных признаков воспаления, а доказанная возможность персистенции респираторных вирусов на фоне снижения противовирусной защиты говорит о том, что вирусы могут принимать активное участие в патогенезе БА, а не только способствовать развитию обострения болезни.

Часто встречающаяся у больных пневмококковая инфекция, предрасполагающая к развитию хронического экссудативно-деструктивного воспаления, ассоцируется с острой вирусной инфекцией, которая является триггером обострения хронического воспалительного процесса.

Колонизация микрофлорой бронхиального дерева часто сочетается с дисбактериозом кишечника, при этом возможно усиление выведения обладающими антигистаминным свойством лизоцима с фекалиями и снижение продукции гистидазы поврежденной слизистой, что приводит к повышению концентрации гистамина в крови. В бронхиальном дереве продуцентами гистамина могут быть не только тучные клетки, но и различные бактерии.

Бактериальная инфекция может присоединяться вторично на фоне отека слизистой, гиперсекреции, бронхоспазма и мукоцилиарной дисфункции, но не исключена и первичная ее роль в некоторых случаях. Так показано, что пневмококковая пневмония чаще чем пневмонии другой этиологии ассоциируется с развитием бронхообструктивного синдрома у лиц без предшествующей клинической картины БА.

Несомненно также существование у некоторых бактерий и вирусов молекулярной (эпитопной) мимикрии, что позволяет им не только противостоять антителзависимым реакциям хозяина за счет перекрестной иммунореактивности и блокирования образования антител, но также нарушать толерантность к собственным антигенам хозяина, провоцируя в ряде случаев аутоиммунные реакции. Кроме того, антигенная мимикрия — один из механизмов бактериальной персистенции.

Инфекционные агенты и продукты их разрушения, особенно пептидогликаны, вызывают иммунологическим и неиммунологическим путем выделение различных БАВ, и не только гистамина, но также компонентов ККС, системы комплемента, серотонина, что приводит к сосудистым изменениям и нарушению микроциркуляции. Помимо увеличения количества эозинофилов, у больных БА возрастает количество тучных клеток в легких. Их рост регулируется цитокинами, в частности ИЛ-3, который выделяется Т-лимфоцитами под влиянием антигенного стимула.

Воспалительная клеточная инфильтрация эозинофилами и нейтрофилами с последующим привлечением мононуклеаров часто бывает опосредована дегрануляцией тучных клеток, и возникает через несколько часов после выделения биологически активных веществ тучными клетками. Уже давно доказано, что во время приступа БА происходит дегрануляция тучных клеток, причем она происходит не только в условиях повреждения тканей и изменения местной тканевой среды, но также может быть вызвана нейромедиаторами, при этом особо важную роль играют медиаторы нехолинергической и неаДренергической нервной системы. Выделяющиеся из тучных клеток БАВ играют важную роль в патогенезе БА.

Эозинофильное и эозинофильно-нейтрофильное воспаление может быть вызвано различными причинами (неинфекционные аллергены, инфекционные агенты, аутоимунные реакции), и эозинофилы играют ведущую роль в патогенезе как атопической, так и неатопической БА. На основании проведенных нами исследований на кафедре госпитальной терапии им. акад. M.B. Черноруцкого СПб Государственного медицинского университета им. акад. И.П. Павлова в рамках ПИК, о котором говорилось ранее, у больных БА с эозинофильный и эозинофильно-нейтрофильным воспалением были выделены различные клинико-патогенетические варианты болезни.

С помощью упомянутой ранее математической программы (COMOD-технологии) удалось выделить по совокупности статистически достоверно связанных признаков состояния разные клинико-патогенетические варианты БА при одном и том же варианте воспаления бронхов — эозинофильно-нейтрофильного. В одну группу входили больные атопической БА (аллергия к домашней пыли) различной степени тяжести и больные в состоянии предастмы, у которых первичен эозинофильный бронхит, выявлена колонизация непатогенной микрофлорой бронхиального дерева, и у некоторых больных обнаружена вирусная инфекция, независимо от фазы болезни (персистенция?).

У больных этой группы не было признаков гнойного воспаления по клинической картине болезни и по данным бронхоскопии, а нейтрофилы, вероятно, были привлечены в зону аллергического воспаления вторично, выполняя сходную с эозинофилами роль, учитывая доказанную возможность активации нейтрофилов в условиях асептического воспаления. Не исключается также роль колонизации бронхиального дерева непатогенной микрофлорой в привлечении нейтрофилов.

Совершенно иной была вторая группа больных: у всех выявлен хронический обструктивный бронхит, эмфизема легких, значительно повышен остаточный объем легких, имелись признаки гнойного секрета при бронхоскопии и найдена патогенная микрофлора при посевах мокроты и бронхиального смыва. Можно предположить, что у больных этой группы инфекционный бронхит первичен, и к уже существующему инфекционному нейтрофильному воспалению на определенном этапе присоединилось эозинофильное аллергическое воспаление и клинический симптомокомплекс инфекционно-зависимой БА.

Своеобразным вариантом эозинофильного воспаления является сочетание эозинофильного или эозинофильно-нейтрофильного воспаления с появлением в бронхиальном смыве измененного эпителия бронхов. Эпителий бронхов — одна из главных мишеней для атаки активных клеток воспаления у больных БА, и изменения эпителия играют важную роль в патогенезе этого заболевания. Нами с помощью COMOD-технологии выделена группа больных с эозинофильно-нейтрофильным воспалением и наличием измененного эпителия бронхов.

В эту группу входили больные БА средней степени тяжести и тяжелой, у которых выявлялась колонизация бронхов непатогенной и условно-патогенной микрофлорой, вирусная инфекция, иммунные нарушения (определялись в высоком титре циркулирующие иммунные комплексы). Обнаружена достоверная связь между появлением в бронхиальном смыве измененного бронхиального эпителия и показателями, характеризующими преимущественно отечный механизм нарушения бронхиальной проходимости: достоверные изменения ОФВ, после подкожной инъекции 1 мл 0,1% раствора адреналина, но не после ингаляции беротека.

Читайте также:  Что лучше для ингаляций при бронхиальной астме

Важно также отметить, что у выделенных COMOD-технологией в эту группу больных преобладало нарушение бронхиальной проходимости на уровне дистальных бронхов: преимущественное снижение мгновенных скоростей воздушного потока при выдохе 50% и 75% жизненной емкости легких (ЖЕЛ), но не максимальной скорости воздушного потока на выдохе первой четверти форсированной жизненной емкости легких (ФЖЕЛ). В генезе нарушения проходимости на уровне дистальных бронхов существенную роль может играть отечный механизм.

Такой механизм описан недавно, в частности у больных аспириновой БА. У больных описываемой группы выявлены нарушения обмена ККС, вероятно, связанные с вирусной инфекцией, и также, способствующие отечному механизму бронхообструкции и нарушениям микроциркуляции. У этих же больных найдено повышение уровня свободного серотонина в периферической крови, что может свидетельствовать о нарушении его инактивации эндотелием легочных сосудов и считаться маркером повреждения легочного эндотелия, наряду с таким общеизвестным показателем повреждения сосудистого эндотелия, как повышение активности фактора Виллебранда, нередко выявляемое у больных БА.

Повреждение эндотелия в этой группе больных может быть связано с фиксацией на нем ЦИК, о повышении которых говорилось ранее, и по крайней мере у некоторых больных нельзя исключить иммунный васкулит легочных микрососудов. Найденные изменения укладываются в предложенные концептуальные модели нарушения микроциркуляции и иммунного васкулита у больных БА и находятся в русле работ последних лет, в которых состоянию сосудов легких уделяется особое внимание, о чем писалось ранее. Таким образом, выделенная нами группа больных с эозинофильно-нейтрофильным воспалением в сочетании с появлением в бронхиальном смыве измененного эпителия бронхов относится к инфекционно-зависимому и аутоиммунному клинико-патогенетическим вариантам БА.

Не исключается, что выявленная у этих больных колонизация бронхов различной микрофлорой, соответствующая полученным в последнее время данным о высокой чувствительности к бактериальной адгезии вновь растущих покровых клеток, закрывающих повреждения эпителия, является толчком к развитию аутоиммунного процесса, учитывая способность некоторых бактерий и вирусов нарушать толерантность к собственным антигенам хозяина.

У некоторых больных БА выделено эозинофильно-мононуклеарное воспаление; эозинофильно-макрофагальное и эозинофильно-моноцитарное (частота 0,36-0,32 среди эозинофильных вариантов воспаления в зависимости от исходной базы данных). Ранее было указано, что у многих больных БА выявляется «макрофагальный дефицит»- низкое содержание макрофагов среди клеток бронхиального смыва, что может рассматриваться как проявление снижения местной защитной реакции, исходя их сложных кооперативных функций макрофагов в регуляции иммунного воспаления.

Вместе с тем, в условиях патологии, в частности при БА, альвеолярные макрофаги, составляющие 90% всех клеток дыхательных путей (около 500 млн. клеток), могут играть первичную роль в патогенезе болезни, поскольку имеют рецепторы к IgE и выделяют различные медиаторы воспаления. Д,Н. Маянский считает, что аллергическое воспалениек при БА проявляется преимущественно как вариант мононуклеарно-инфильтративного воспаления, и ведущую роль в его патогенезе играют фагоциты — эффекторы воспалительной реакции. И.Г. Даниляк указывает на важную патогенетическую роль свободных радикалов, выделяемых фагоцитами, в частности альвеолярными макрофагами, и говорит о существовании «фагоцитарно-свободнорадикального» варианта БА. Другие авторы подчеркивают, что свободные радикалы после антигенного воздействия выделяют преимущественно макрофаги, а не нейтрофилы.

Увеличение содержания в бронхиальвеолярном лаваже мононуклеаров, прежде всего, лимфоцитов, по данным многих авторов, коррелирует с тяжестью течения БА. Интерлейкины, выделяющиеся в зоне воспаления, и в частности ИЛ-2, связываясь с поверхностными клеточными рецепторами (IL-2R), вызывают клональную экспансию антигенстимулированных Т-лимфоцитов и играют ключевую роль в активации иммунной системы и в трансформации острого иммунного воспаления в хроническое. Л.К. Романова и соавт. выделяет особый лимфоцитарный вариант воспаления бронхов при БА.

По мнению Г.Б. Федосеева и соавт. лимфоциты характеризуют хронический компонент воспаления при БА. Увеличение количества лимфоцитов в просвете бронхов у больных БА часто сочетается с увеличением количества эозинофилов, при этом лимфоциты продуцируют провоспалительные кинины и нарушено соотношение Т и В-лимфоцитов, причем количество В-лимфоцитов увеличивается, а Т-лимфоцитов снижается. Мононуклеары, в том числе лимфоциты, впервые появляются через 24 часа после начальной дегрануляции тучных клеток под воздействием аллергена и, следовательно, характеризуют позднюю реакцию при БА. При поздней аллергической реакции особенно важно взаимодействие эозинофилов и лимфоцитов.

В материале бронхоальвеолярного лаважа, полученного через 48 часов после ингаляционной провокации аллергеном у больных БА, определялось повышенное содержание Т-лимфоцитов типа CD4+, а в периферической крови они в это время снижались, тогда как у больных БА с развитием исключительно ранней астматической реакции после провокации аллергеном в периферической крови снижалось количество Т-лимфоцитов типа CD8+, что свидетельствует о селективном привлечении в легкие различных подтипов Т-лимфоцитов в зависимости от особенностей течения аллергической реакции, и приводит к разному спектру подтипов Т-лимфоцитов в лаважной жидкости.

Сейчас считается, что подтип ТН2 лимфоцитов — это клетки, регулирующие позднюю астматическую реакцию клетки за счет выделения ими интерлейкинов 3, 4 и 5 с последующей активацией тучных клеток и эозинофилов. Активизация этих лимфоцитов особенно значима в условиях снижения функции или количественного дефицита выполняющих супрессорную функцию ТН, лимфоцитов. Общее количество лимфоцитов в лаважной жидкости может не измениться, но появляются активированные лимфоциты с повышенным содержанием мембранных маркеров активности, в частности рецепторов ИЛ-2 (sIL-2R).

Активированные лимфоциты найдены также в периферической крови, особенно у больных с тяжелым течением БА, и выявлена корреляция между процентным содержанием активированных Т-лимфоцитов в крови, сывороточной концентрацией интерлейкина-2 и степенью бронхообструкции. У больных БА обнаружение в периферической крови растворимых ИЛ-2-рецепторов (sIL-2R), которые секретируются клеточными мембранами Т-лимфоцитов в процессе их активации — главный показатель активности Т-клеток. Сейчас показано, что у больных атопической БА под влиянием экзогенных аллергенов активируется, в основном, подтип CD4+ Т-лимфоцитов, который участвует в регуляции синтеза IgE — ТН2-лимфоциты.

Активированные Т-лимфоциты региональных лимфоузлов, куда мигрируют из слизистой бронхов дендритные клетки, поглотившие аллерген и презентирующие его лимфоцитам, выделяют ИЛ-4, который не только активирует развитие CD4+ Т-лимфоцитов в подтип ТН,, но также участвует в дифференциации В-лимфоцитов, обеспечивая синтез специфического IgE, и привлекает другие клетки воспаления (тучные клетки, эозинофилы и др.), способствуя хронизации воспаления.

У больных неатопической БА роль Т-лимфоцитов, в частности CD4+ клеток, не столь отчетлива: у этих больных в лаважной жидкости нет повышения ИЛ-2, дающего необходимый сигнал к активации Т-лимфоцитов, но имеются указания, что в развитии астматического статуса даже у больных с неатопической БА Т-лимфоциты принимают участие, поскольку обнаруживается повышение ИЛ-2, ИЛ-5 и sIL-2R в периферической крови. Несколько иные данные представили V. Ackerman с соавт.: они обнаружили, что у больных как атопической, так и неатопической БА активируются CD4+ Т-лимфоциты, но если у больных атопической БА CD4+ лимфоциты выделяют преимущественно ИЛ-3, ИЛ-4, ИЛ-5 и GM-CSF, т.е. относятся к ТН2-подтипу, то у больных неатопической БА выделяется, помимо ИЛ-3 и GM-CSF, ИЛ-2, но не ИЛ-4, т.е. CD4+-лимфоциты относятся к подтипу ТН1.

Развитие эозинофильного воспаления у больных атопической БА опосредовано, прежде всего, ИЛ-5, а у больных неатопической БА-ИЛ-2 и GM-CSF, а также ИЛ-ip, который выделяется моноцитами. Впрочем, уровень ИЛ-5 может быть повышен и без активации ТН,-подтипа клеток: имеются данные, что CD8+ Т-лимфоциты могут синтезировать ИЛ-5 и другие цитокины замедленной гиперчувствительности. Именно CD8+ Т-лимфоциты распознают вирусные антигены, присутствующие на поверхности инфицированных клеток, и могут играть роль не только в развитии обострения БА, но и в возникновении вирус-индуцированной БА.

Таким образом, разные подтипы лимфоцитов и, следовательно, различные лимфоцитарные цитокины играют роль в тех или иных патогенетических механизмах развития БА. Активированные и мигрирующие к просвету бронха лимфоциты изменяют свою морфологию: неактивные Т-лимфоциты в процессе активации из сферических становятся поляризованными и формируют уроподии под влиянием хемотаксических и провоспалительных хемокинов. При этом также происходит перераспределение внутриклеточных рецепторов, из которых образуются молекулы адгезии ICAM-1, ICAM-3, CD43, CD44 и других, в основном, при действии таких хемокинов как RANTES, моноцитарный хемотаксический протеин-1 (МСР-1) и в меньшей степени — макрофагальных воспалительных протеинов 1а и 1в и ИЛ-8.

Для окончательного оформления поляризации лимфоцитов и уропо-дий необходим контакт Т-лимфоцита с клетками эндотелия в условиях стимулирующего действия антител к молекулам адгезии ICAM-3. Процесс формирования молекул адгезии проходит несколько этапов и регулируется провоспалительными цитокинами: внутриклеточно расположенные молекулы адгезии перераспределяются в уроподии, затем они расщепляются протеолитическими ферментами и выходят в виде молекул адгезии на внешнюю поверхность клетки.

Имеется связь между распределением молекул адгезии в цитоскелете и способностью цАМФ-зависимой киназы стимулировать фосфорилирование белков цитоскелета, деление молекул адгезии. Нарушения обмена цАМФ, обнаруженные у больных БА, может способствовать извращению нормальной воспалительной реакции и стимулировать хронизацию воспаления.

Нам среди обследованных больных БА не удалось, в отличие от данных Л.К. Романовой, выделить самостоятельный лимфоцитарный вариант воспаления, но у многих больных с эоинофильно-нейтрофильным и эозинофильно-макрофагальным вариантами воспаления было повышено содержание лимфоцитов в бронхиальном смыве, а также обнаружена статистически достоверная связь (знак связи положительный) между содержанием в бронхиальном смыве лимфоцитов — с одной стороны и эозинофилов, нейтрофилов и макрофагов — с другой, что подтверждает важность кооперации этих клеток. Стереоспецифическим активатором функции мононуклеаров, в частности фагоцитов, стимулирующим их хемотаксис, дегрануляцию, адгезию и агрегацию, является лейкотриен В4, важнейшие продуценты которого — нейтрофилы.

Показано, что у больных БА существует спонтанная продукция «гистамин-освобождающего фактора» мононуклеарами, связанная, в частности, с иммунными нарушениями. Важную роль играют процессы кооперации тучных клеток с макрофагами-протаганистами воспаления при БА: медиаторы тучных клеток усиливают метаболическую активность макрофагов и выделение ими эйкозаноидов.

При эозинофильно-макрофагальном воспалении нами с помощью COMOD-технологии удалось выделить на основе статистически достоверно связанных признаков состояния группу больных со сравнительно коротким анамнезом БА, отсутствием признаков необратимой обструкции, доказанной вирусной (серологическими методами) и бактериальной инфекциями, а также с выраженными иммунными нарушениями (повышение ЦИК и снижение Т-лимфоцитов).

У всех больных отмечалась эозинофилия периферической крови и повышение уровня свободного серотонина крови, а у некоторых больных — повышение давления в легочной артерии. Все эти данные укладываются в концептуальную модель иммунного васкулита легочных микрососудов и позволяют предположить аутоиммунный клинико-патогенетический вариант БА, развившийся, возможно, на фоне инфекционно-зависимого.

Повреждение легочных сосудов привело к нарушению инактивации серотонина эндотелием легочных сосудов, и маркером этого является повышение уровня свободного серотонина в крови. Серотонин является одним из наиболее важных биологических активных веществ, инактивация которого нарушается при легочной патологии, в частности при БА.

Эозинофильно-моноцитарный вариант воспаления оказался у некоторых больных атопической БА (аллергия к домашней пыли) с иммунными нарушениями (повышение IgM и ЦИК, увеличение индекса торможения миграции мононуклеаров) и косвенными признаками нарушений микроциркуляции (преобладание отечного механизма в генезе бронхообструкции, нарушение вентиляционно-перфузионных соотношений при незначительных изменениях вентиляции). При этом было повышено количество моноцитов в периферической крови (> 8%). Эти данные не противоречат концепции иммунных нарушений, связанных с активностью макрофагально-моноцитарной системы и, в частности, с патологической функцией моноцитов у выделенной группы больных атопической БА, о чем было написано ранее.

Более подробная оценка различных эпителиальных клеток, обнаруживаемых в бронхиальном смыве, позволила нам выделить еще один вариант эозинофильного воспаления, представленный увеличенным количеством эозинофилов и бокаловидных клеток. Увеличение количества бокаловидных клеток-показатель бокаловидно-клеточный гиперплазии эпителия бронхов, что является доказательством гиперпродукции слизи, как правило, с измененными у больных БА и другими ХНЗЛ свойствами.

Имеются данные о том, что у некоторых больных БА гиперплазия бокаловидных клеток, гиперсекреция слизи и изменение ее свойств являются ведущими в патогенезе БА. Защитные свойства нормальной бронхиальной слизистой оболочки связаны с глюкоконъюгатами бокаловидных клеток, поскольку слизистые железы не содержат сиаломуцинов, а нарушение содержания и распределение гликопротеинов в эпителиоцитах бронхов, в частности в бокаловидных клетках, может способствовать персистенции микроорганизмов в структурах бронхиальной стенки. Нами выявлена связь увеличения бокаловидных клеток с формированием эозинофильного воспаления и неспецифической гиперчувствительности бронхов. Характеристику эозинофильных вариантов воспаления см. в табл. 7.1.

Таблица 7.1. Варианты эозинофильного воспаления

Привлечение нейтрофилов (если оно происходит) вторично и иногда может быть связано с колонизацией бронхов микрофлорой без клинических признаков инфекционного воспаления.

Первичен хронический бронхит и колонизация бронхов микрофлорой. Эозинофильное воспаление и БА присоединяются вторично.

Существенная роль микрофлоры и вирусов, преобладают дистальные нарушения бронхиальной проходимости по механизму отека, существенна роль нарушений функции легких по инактивации БАВ. У многих больных нарушения микроциркуляции, возможен аутоиммунный васкулит.

У многих больных колонизация микрофлорой бронхиального дерева. Имеются признаки иммунных нарушений, значительная эозинофилия периферической крови, признаки нарушения функции инактивации биологических активных веществ легкими. У некоторых больных — повышено давление в легочной артерии, возможен иммунный микроваскулит легочных сосудов.

Признаки нарушения микроциркуляции и иммунных нарушений связанных с изменением активности моноцитов у больных с наличием причинно-значимых неинфекционных аллергенов.

Существенную роль в развитии неспецифической гиперчувствительности и гиперреактивности бронхов играет бокаловидно-клеточная гиперплазия и сопутствующая ей гиперсекреция слизи и дискриния мокроты.

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *