Меню Рубрики

Людвиг ван бетховен бронхиальная астма

Авторы: Э.М. Ходош, к.м.н. Харьковская медицинская академия последипломного образования, городская клиническая больница № 13, г. Харьков

С первыми признаками болезни больной вносит свой личный элемент в понимание происходящего. В этих размышлениях не все бывает точно и ясно, однако присутствует много деталей, которые внушают доверие, и мысль с трудом мирится с действительностью. Ум людей привык объяснять все разумными причинами, наконец, известной целью, а тут появляются непредвиденные обстоятельства.
Чаще всего больной отвергает мысль, что болезнь может стать роковой гранью, которая разделит его жизнь и трудовую деятельность на периоды, не соответствующие социально и биологически сформированным моделям. Для него болезненные впечатления порой оказываются чрезмерно сильными — по закону контрастов. Начинает страдать не только какой-либо орган или функция, а главным образом психика, и нет такого инструмента, каким можно было бы измерить, взвесить и сосчитать эти психические и душевные муки. То есть не вызывает никакого сомнения, что в соматических болезнях коренятся глубокие основания для психологических перемен. Каждый больной приобретает свою философию болезни. Возможно, поэтому в некоторых случаях болезнь стимулирует творческие начала.

Анализ жизни знаменитых людей, страдающих бронхиальной астмой, даже в тот период, когда не было воспалительной теории и, как следствие, отсутствовал базисный контроль, показывает, что болезнь не ограничивала этих людей от постоянного стремления к творческой реализации. Существование симптомов астмы, с их точки зрения, не оправдывает бездеятельность и прекращение поступательного движения вперед — к достижению вершин успеха. Столь высокие нравственные качества существовали и существуют, несмотря на то что бронхиальная астма присуща любому возрасту и не щадит никого, включая президентов стран, олимпийских золотых медалистов, известных писателей, певцов и многих других знаменитых творцов. Вместе с тем если больной выполнял рекомендации врача и его астма была подвержена полному контролю, тогда той или иной личности ничто не мешало быть максимально трудоспособным в спортивной, научной, литературной или любой другой сфере человеческой жизни.

Уходя в глубь веков, история бронхиальной астмы вскрывает существенные отношения и объективные связи между предметами, приобретает живой и конкретный облик, раскрытый, в частности, через жизнь знаменитых людей. Такой взгляд может помочь врачу более глубоко осознать клинические детали бронхиальной астмы. В то же время мы пониманием, что оценка больных подчиняется субъективному взгляду врачей и поэтому не всегда оптимально освещает клиническую ситуацию. Но многое, безусловно, зависело и зависит от того, какое содержание вкладывается в болезнь на разных этапах ее эволюции. Так, Авиценна понимал астму как судорогу легких. Маймонид дал первое описание смертельного приступа астмы. В 1682 г. Уиллис (Willis) связал удушье при астме с сокращением бронхов, положив тем самым начало теории бронхоспазма. Открытие Рене Лаэннеком (1781–1826) стетоскопа и метода аускультации позволило охарактеризовать физикальные особенности астматического приступа, получившие впоследствии образное название «музыка бронхов».

Первые принципиальные данные о бронхиальной астме были открыты в 80-х годах XIX века, когда Пауль Эрлих описал эозинофилы и базофилы. Мюллер, ученик П. Эрлиха, обнаружил эозинофилы в мокроте больных бронхиальной астмой и назвал их клетками Эрлиха. Впоследствии Лейден и Шарко описали продукты эозинофилов, то есть характерные астматические кристаллы (кристаллы Шарко — Лейдена).

К концу XIX и началу XX веков сложились некоторые теории, пытающиеся последовательно объяснить происхождение бронхиальной астмы: рефлекторно-судорожная (теория невроза), интоксикационная и теория бронхоспазма.

Со времени изучения явлений аллергии в начале XX века была отмечена связь между этим феноменом и астмой. Важную роль на этом пути сыграло открытие A.F. Coca особого вида антител — реагинов, обладающих способностью к фиксации на клетках собственных тканей (отсюда их второе название — гомоцитотропные антитела). Приблизительно в те же годы английский исследователь G. Dale выделил гистамин, что позволило объяснить механизм реализации бронхоспазма. В конце 30-х годов в экспериментах с легочной тканью морских свинок было показано, что гистамин является далеко не единственным стимулятором аллергического воспаления и бронхоспазма. Так, W. Brocklehurst выделил медленно реагирующую субстанцию аллергии (МРС-А), получившую свое название потому, что ее спастический эффект развивался медленнее по сравнению с действием гистамина и длился дольше. В дальнейшем стало известно, что МРС-А представляет собой смесь клеточных медиаторов воспаления — лейкотриенов.

С 20-х годов XX в. с целью прекращения астматического приступа стал использоваться гормон мозгового слоя надпочечников — адреналин, а с конца 40-х годов — препараты коркового слоя — глюкокортикостероиды.

Значительный прогресс в представлениях об иммунологических механизмах астмы был достигнут благодаря исследованиям K. Ishizaka et al., открывших в 1966 году особый класс белков — иммуноглобулины (иммуноглобулин Е, IgE), обладающие способностью к фиксации на поверхности клеток. Была доказана принадлежность к этим белкам основной массы реагиновых антител. Это открытие и целая серия последовавших работ позволили: 1) определить уровень иммуноглобулина в крови и субстратах организма; 2) доказать его связь с атопической формой астмы; 3) понять механизмы взаимодействия клеток при аллергии и астме; 4) расширить представления о генетических механизмах развития аллергии и астмы.

Принципиально важным шагом в понимании природы бронхиальной астмы стала теория A. Szentivanyi «β-блокады при атопии». Теория связывает развитие астмы с нарушением влияния катехоламинов на функции различных типов клеток. В результате отклонения от оптимального уровня реактивности нарушается стабильность жизненно важных процессов, вплоть до парадоксальных реакций при нагрузке (стрессе). Теория «β-блокады» создала предпосылки для анализа реактивности различных клеток в связи с механизмами аллергии, астмы, стресса, инфекции и оценки на этом уровне эффектов различных фармакологических препаратов.

К периоду 70–90-х годов прошлого столетия относится изучение роли простагландинов и лейкотриенов в развитии астмы, в том числе при астматической триаде. Этот вариант астмы (астматическая триада, аспириновая астма) был известен и раньше — с 20-х годов, его описание можно было встретить под эпонимическим названием «синдром Самптера». В таких случаях аспирин и другие нестероидные противовоспалительные препараты провоцируют обострение астмы, усугубляя скрытую дисфункцию синтеза простагландинов и лейкотриенов из общего предшественника — арахидоновой кислоты. На сегодняшний день с воспалительной активностью клеточного состава при астме (эозинофилы, тучные клетки, Т-лимфоциты, цитокины) стали связывать повышение концентрации оксида азота (NO) в выдыхаемом воздухе. То есть особенность воспалительного процесса стала связываться с характером клеток, мигрирующих в слизистую бронхов, и их биологической активностью.

Таким образом, в современную эпоху исключительно быстрого научно-технического прогресса наука добилась новых успехов в понимании факторов риска, сущности аллергенов, триггеров, патогенеза и клиники, методов диагностики и лечения бронхиальной астмы. Произошла коренная ломка практических понятий и всего строя мышления, усложнения в процессе познания данного раздела клинической медицины.

Тем не менее пришедшее когда-то нейтральное обозначение «бронхиальная астма» имело перед другими историческими дефинициями («странная болезнь», невроз дыхательных нервов, конституциональная астма, носовая астма, атопическое заболевание с одышкой, «астматический компонент» и др.) то преимущество, что оно определило локализацию болезненных проявлений, не подчеркивая, правда, этиологии. Этот период развития характеризовался истолкованием связей явлений лишь как причинно-следственных, без изучения существа самих связей. Этиологические представления сводились в конечном итоге к внешнему, случайному или просто к перечню факторов.

Так, в 70-х годах прошлого столетия бронхиальная астма понималась лишь как значительная вариация сопротивления воздушному потоку внутри дыхательных путей в течение короткого периода времени. Поэтому в 1975 году эксперты ВОЗ сформулировали определение бронхиальной астмы как «заболевание, характеризующееся приступами одышки, вызываемыми разно­-

образными агентами или нагрузкой и сопровождающимися клиническими симптомами, полностью или частично обратимыми в межприступный период».

В борьбе против симптоматической односторонности и выдвижения на аван­сцену хронического воспаления была разработана и издана Глобальная инициатива по астме (GINA, 1995), где бронхиальная астма определена как хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей, в котором принимают участие многие клетки: тучные, эозинофилы и Т-лимфоциты. У предрасположенных лиц это воспаление приводит к повторяющимся эпизодам хрипов, одышки, тяжести в грудной клетке и кашлю, особенно ночью и/или ранним утром. Эти симптомы обычно сопровож­даются диффузной, но вариабельной обструкцией бронхиального дерева, которая, по крайней мере частично, обратима — спонтанно или под влиянием лечения. Воспаление также вызывает содружественное увеличение ответа дыхательных путей на различные стимулы (гиперреактивность). То есть бронхообструктивные состояния, характеризующиеся хроническим аллергическим воспалением дыхательных путей, гиперреактивностью бронхов и обратимым ограничением воздушного потока, стали объединять под термином «бронхиальная астма».

В настоящее время, оглядываясь на прошлое, трудно понять, насколько объективными были диагнозы бронхиальной астмы. Эти сомнения имеют свою логику, так как в процессе познания различных нозологических форм возникала и трансформировалась терминология, потому что без названия теряется и познание, но «выручал» узаконенный симптом удушья, который, как всякий закон, был проявлением необходимости, тесно связанным с реальной жизнью.

Для лучшего понимания социальной и биологической значимости бронхиальной астмы, выраженной в удушье, мы приводим далеко не полный перечень больных, для которых характерны воля, трудолюбие, целеустремленность, отсутствие внутренней раздвоенности, разъедающих душу сомнений и т.д., то есть тех негативных качеств, которые могли быть принципиальным препятствием в решении их жизненных задач. Эти люди, несмотря на хроническое заболевание, сумели приложить все усилия к тому, чтобы стать выдающимися и знаменитыми в том виде деятельности, которому посвятили всю свою жизнь, всего себя, и не имели группу инвалидности по бронхиальной астме.

Итак, 8-й президент США Мартин ван Бюрен (1782–1862) болел пневмониями и бронхиальной астмой, в 79-летнем возрасте умер от сердечной недостаточности.

Историк и солдат, 26-й президент США Теодор Рузвельт (1858–1919) лечил бронхиальную астму только травяным чаем, болел малярией. При покушении пуля прошла 65 мм и застряла в мягких тканях правой половины грудной клетки, не пенетрировав плевру.

Астму 35-го президента США Джона Ф. Кеннеди (1928–1963) провоцировала шерсть, больной отказывался от лечения преднизолоном. Погиб от пулевого ранения при покушении.

Билл Клинтон, 42-й президент США (р. 1946), страдает герпесом, гастроэзофагальной рефлюксной болезнью и бронхиальной астмой; перенес аортокоронарное шунтирование.

Малия Абама, одна из двух дочерей 44-го президента США Барака Абамы (р. 1961), болеет бронхиальной астмой.

Вильям Шерман (1820–1891) — генерал, герой гражданской войны в США. Бронхиальную астму лечил белладонной.

Эрнесто Че Гевара (1928–1967) — команданте Кубинской революционной армии, сражался в трех революциях, казнен. До революционных событий был врачом, работал в институте аллергологии. Бронхиальной астмой болел с детства, курил. Единственный страх «товарища Че» — остаться без противоастматических лекарств.

Бронхиальной астмой страдали французский император Наполеон Бонапарт (1769–1821), русский царь Петр I Великий (1672–1725), который умер от пневмонии.

Чарльз Диккенс (1812–1870), новеллист и непревзойденный автор коротких рассказов; астму лечил опиумом, то есть методом, принятым в то время.

Марсель Пруст (1871–1922) — французский писатель. В истории французской литературы является родоначальником современной психологической прозы. Также блестяще писал журнальные эссе и бесконфликтные рассказы. В возрасте 9 лет обнаружилась бронхиальная астма, от которой он страдал всю жизнь. Обострения астмы сопровождались страхами, бессонницей, чрезмерной чувствительностью и другими вегетативными расстройствами. Пил холодное пиво в качестве средства против бронхиальной астмы. Умер от пневмонии.

Константин Паустовский (1892–1968) — русский советский писатель, мастер лирической прозы. Всю жизнь тяжело страдал бронхиальной астмой. Ему принадлежат слова, что «бронхиальная астма — безжалостная болезнь, заставляющая человека дышать в четверть дыхания…». Приступы астмы писатель купировал с помощью гидроионизатора, к которому приставлял свернутую газету, вдыхая таким образом воздух, обогащенный отрицательными ионами.

Эдуард Багрицкий (1895–1934) — русский советский поэт. Родился в Одессе. Прославился не только как искрометный поэт, но и как оригинальный переводчик Роберта Бернса, Томаса Тура, Вальтера Скотта и др. С детства болел бронхиальной астмой, тем не менее его главным хобби были птицы и рыбы, которым посвящено немало стихотворений и строк. Однажды Э. Багрицкий сказал: «Я лечу свою астму, когда читаю Мандельштама». Умер поэт в Москве, в четвертый раз заболев воспалением легких.

Исаак Бабель (1894–1941) — русский советский писатель, автор остропсихологических новелл о Гражданской войне (сборники «Конармия» (1926), «Одесские рассказы (1931), пьесы). «Задыхающийся от астмы Бабель вернулся в Одессу из польского похода Первой конной армии». «Сутулый, почти без шеи из-за наследственной одесской астмы, с утиным носом и морщинистым лбом, с маслянистым блеском маленьких глаз, он с первого взгляда не вызывал интереса. Когда у него начинался приступ астмы, он курил астматол». 13 мая 1939 г. И. Бабеля арестовали и 15 января 1941 г. расстреляли. Приговор подписал лично «вождь всех народов».

Диагностировалась бронхиальная астма и у представителя европейской музыки эпохи барокко — композитора и дирижера Антонио Вивальди (1678–1741). В 1703 г. он принял духовный сан. Однако из-за бронхиальной астмы Вивальди не мог проводить длительные богослужения и вынужден был отказаться от духовной карьеры.

Людвиг ван Бетховен (1770–1827) — немецкий композитор, пианист и дирижер. Страдал бронхиальной астмой. В детстве переболел оспой. Начал терять слух в возрасте 26 лет, к 49 годам был «глух, как камень». Он часто говорил: «Музыка должна высекать огонь из людских сердец».

Бронхиальная астма не обошла и кинозвезду Элизабет Тейлор (р. 1932), актрису Шерон Стоун (р. 1958), актрису и певицу Лайзу Миннелли (р. 1946), советскую, украинскую, молдавскую и российскую певицу Софию Ротару (р. 1947), рок-музыканта Элиса Купера (р. 1948), кинорежиссера Андрея Тарковского (1932–1986). Известный американский кинорежиссер, сценарист и продюсер Мартин Скорсезе (р. 1942) в молодости мечтал стать священником и даже учился в семинарии, но бросил учебу ради престижной киношколы при Нью-Йоркском университете. Бронхиальная астма ограничивала его физическую подвижность и сделала его поклонником экрана. Пятьдесят шестой день рождения Мартину Скорсезе устраивала пятая бывшая жена. За одним столиком с режиссером сидела молодая актриса.

Актриса Екатерина Волкова — нынешняя жена писателя и публициста, автора известных произведений «Это я, Эдичка», «Дети гламурного рая» Эдуарда Лимонова (Савенко) (р. 1943). Екатерина страдает бронхиальной астмой, на много лет младше мужа и пользуется баллончиком с лекарством для купирования удуший.

Среди спортсменов бронхиальную астму диагностировали у олимпийских чемпионов Тома Долана (р. 1976) и Курта Гроута (р. 1973), эфиопского марафонца Хайле Гебреселассие (р. 1974), 26 раз улучшавшего мировые достижения, который обладал ростом всего 164 см и еще в юности пробегал 20 км до школы и обратно. Из-за астмы он отказался участвовать в Олимпийских играх в Пекине, где воздух слишком загрязнен. Бронхиальная астма выявлена у четырехкратной чемпионки мира лыжницы Марит Бьерген (р. 1980), самого высокооплачиваемого футболиста планеты Дэвида Бекхэма (р. 1975), полузащитников Френка Лемпарда («Челси») и Пола Скоулза («Манчестер Юнайтед»), пловчихи, олимпийской чемпионки на дистанции 800 метров вольным стилем Ребекки Эдлингтон (р. 1989), рекордсменки мира по марафонскому бегу, родившей дочь, Поли Рэдклифф (р. 1973), пятикратного олимпийского чемпиона по биатлону Оле Эйнара Бьорндалена (р. 1974), который по разным причинам страдает затрудненным дыханием. Интересен И. Мурри — чемпион мира по марафону на инвалидных колясках.

Читайте также:  Настой багульника от астмы

Знаменитый итальянский спринтер и астматик Александро Петакки (р. 1974) чуть не был дисквалифицирован на один год, так как в его допинг-пробе был обнаружен повышенный уровень сальбутамола.

В связи с этим отдельные неподготовленные авторы считают бронхиальную астму самой допинговой болезнью. Такое утверждение несостоятельно, потому что спортсменам-астматикам разрешено принимать ингаляционные лекарственные формы, а не таблетки или инъекции. То есть имеется разница между астмой и кровяным допингом.

Итак, история, наука, клиническая медицина и личность. Имена больных в клинической практике — имена признанных и непризнанных героев. Знания — памятник врачебной деятельности.

1. Мостовой Ю.М. Перо в объятиях стетоскопа // Здоров»я України. — 2009. — № 21 (226). — С. 40-41.

2. Пухлик Б.М. Елементарна алергологія. — Вінниця: Велес, 2002. — 152 с.

3. Фещенко Ю.И. Бронхиальная астма — одна из главных проблем современной медицины // Укр. пульм. журнал. — 2000. — № 2. — С. 13-16.

4. Ходош Э.М. Бронхиальная астма: новый диалог врача и больного. — Х.: Майдан, 2008. — 50 с.

источник

Бетховен — австрийско-немецкий музыкант и композитор, ярчайший представитель периода перехода от классицизма к романтизму. Родился 16 декабря 1770 года в Бонне, умер 26 марта 1827 года в Вене. До сих пор произведения Бетховена входят в число наиболее часто исполняемых.

Всем, знакомым с историей музыки, хорошо известно, что Людвиг ван Бетховен половину своей недолгой жизни страдал от глухоты. Потеря слуха заставила его отказаться от публичных выступлений, крайне негативно повлияла на и без того тяжелый характер композитора, и стала причиной злоупотребления спиртными напитками.

Ученые и медики до сих пор спорят о причинах потери слуха. Но на самом деле глухота была только одним из целого букета недугов, преследующих гениального музыканта.

Медицина в 18-19 веках, хотя и начала выходить из мрака заблуждений и дремучих суеверий, оставляла желать лучшего. Болеть было опасно: если пощадит недуг, могут залечить насмерть неумелые лекари. Да и лекарств эффективных еще не было.

Отец Людвига страдал от пьянства, от чего и умер. Еще раньше оставила этот мир мать Бетховена, скончавшаяся от туберкулеза. Эта же болезнь унесла жизнь одного из братьев будущего композитора, другой брат погиб от болезни сердца. Сам Людвиг с раннего детства был подвержен простудным заболеваниям. Есть также сведения о том, что в возрасте 5 лет Людвиг перенес несколько приступов астмы. Не обошла его стороной и оспа, на всю жизнь оставившая следы на его лице.

В возрасте 18 лет Бетховен начал мучиться болями в животе и проблемами с кишечником: тяжелейшие запоры сменялись не менее тяжелой диареей. К 1810 году боли стали так сильны, что Людвиг начал прибегать к алкоголю, чтобы заглушить ужасные колики. Постоянная боль лишила композитора аппетита, он начал страдать от анорексии и обезвоживания.

Глухота впервые дала о себе знать в возрасте 26 лет. Тогда в ушах стал появляться высокий звон, мешавший музыканту не только работать, но и просто общаться с окружающими. Глухота усиливалась, и к 40 годам Людвиг оглох окончательно.

Что такое для музыканта потеря слуха? Огромная трагедия. Бетховен, страдающий от депрессии, болей в животе, утративший возможность слышать, стал пить еще больше. Злоупотребление алкоголем только ухудшило состояние его здоровья: в 1822 году к букету недугов присоединилась подагра, в 1823 году — воспалительное заболевание глаз, в 1825 году врачи диагностировали у Бетховена желтуху. 1826 год принес с собой тяжелую пневмонию, чуть позже развился асцит. К весне 1827 года композитор был уже очень тяжело болен. Врач был вынужден прокалывать брюшину, чтобы откачать скопившуюся в брюшной полости жидкость. 24 марта Бетховен впал в кому, и через двое суток скончался.

Причины болезней и смерти гениального композитора оставались тайной для медиков. Тело Бетховена дважды эксгумировали, чтобы провести исследования и попытаться пролить свет на тайны его истории болезни. Споры велись вокруг причин его глухоты, нет единогласия и по вопросу причин его смерти.

Существует несколько мнений относительно потери слуха:

  • застарелое воспаление, вызванное привычкой окунать голову в холодную воду для бодрости;
  • отосклероз;
  • болезнь Меньера;
  • сифилитическое поражение и некоторые другие.

Наиболее интересна гипотеза, опубликованная недавно американскими учеными в журнале PLoS Genetics. В университете Южной Калифорнии были проведены исследования, позволяющие предполагать вероятность развития глухоты при наличии специфической мутации гена Nox3. Повреждения гена делают «улитку» уха крайне уязвимой к высоким звукам. Частота звука 8 килогерц вызывает быстрое разрушение чувствительных клеток органа слуха, приводящее к глухоте.

Что же касается преждевременной смерти музыканта, то наиболее убедительной выглядит версия о сочетании нескольких фатальных факторов:

  • хронического воспалительного заболевания кишечника, возможно — болезни Крона;
  • цирроза печени (кстати, вскрытие указывало на неалкогольный цирроз);
  • отравление свинцом от неправильного лечения: анализ волос и тканей тела показал высокое содержание свинца.

Когда вы услышите знакомые аккорды «Лунной сонаты» или мощные звуки Героической симфонии, вспомните о том, как жил автор этой музыки. Как творил, превозмогая боль, борясь с ускользающими звуками, одинокий страдающий гений. И поклонитесь ему мысленно.

источник

Настоящая статья – это обзор медицинской биографии великого композитора, который попытались сделать гастроэнтерологи. Широко известно, что Людвиг ван Бетховен был глухим. Однако мало кому известен тот факт, что он страдал от целой гаммы расстройств, которые одни авторы склонны рассматривать как системное заболевание, а другие – как их сложную совокупность.

Споры вокруг болезней Бетховена не затихают и по сей день. Людвиг ван Бетховен родился в 1770 году и прожил 57 лет. За свою недолгую жизнь он написал 9 симфоний, 5 фортепьянных концертов и 1 скрипичный, 17 струнных квартетов, 1 оперу и 32 фортепьянные сонаты.

Отец композитора страдал от алкоголизма, отчего и умер в 1791 году. Мать умерла пятью годами раньше от туберкулеза, от которого скончался и один из братьев композитора. Другой брат умер от атеросклеротического заболевания сердца. Кроме того, имеются сведения об астматических эпизодах у Бетховена в пятилетнем возрасте и пожизненной подверженности его респираторным заболеваниям. Он также переболел оспой, которая оставила следы на его лице.

С 1792 года у композитора начались абдоминальные расстройства в виде повторяющейся диареи и болей в животе, что позднее начало сопровождаться допотифоидной лихорадкой, перемежающимися приступами диареи и сильнейших запоров. В изолированном виде все это можно было трактовать как воспалительное заболевание кишечника.

В 1812-1820 годах к описанной клинической картине добавились анорексия, дегидратация и сильнейшие абдоминальные колики, спасаясь от которых Бетховен стал злоупотреблять алкоголем. В 1821 году у композитора были отмечены желтуха, боли и рвота, которые повторялись через несколько месяцев.

В 28-летнем возрасте у Бетховена начинает развиваться глухота, сопровождавшаяся звоном в ушах, которую ему тщательно удавалось скрывать в течение трех лет. Однако в возрасте 44 лет композитор полностью оглох. Травмированный душевно, он продолжал пить. В 1822 году у него появляются сильные головные боли, усиливаются проблемы с желудочно-кишечным трактом и рекуррентные ревматические атаки.

Для объяснения глухоты авторы дифференциально-диагностически разбирают: повторные воспаления среднего уха, повреждения VIII пары черепных нервов (возможно, инфекционного, в том числе сифилитического, генеза), отосклероз, болезнь Педжета и болезнь Меньера.

Известно, что глухота наложила отпечаток на творчество композитора. Если до 1800 года в его музыке чувствуется влияние Моцарта и Гайдна, то с 1800 по 1815 год, когда глухота прогрессировала, Бетховен пишет знаменитую Лунную сонату и Третью, Четвертую, Пятую симфонии. Будучи уже полностью глухим, тяжело больным соматически, с расстроенной психикой, он создает потрясающую Девятую симфонию и Messa Solemnis.

В 1804 году у композитора отмечались сильная лихорадка и абсцесс, едва не повлекший за собой потерю пальца. В 1822 году диагностирована торакальная подагра, спустя год он жалуется на боль в глазах (по-видимому, начавшийся увеит). В 1825 году у него вновь диагностируют желтуху, которая сопровождается психическими расстройствами, пиодермией, носовыми кровотечениями, повторным кровохарканьем. В 1826 году у Бетховена отмечаются боли в груди, кашель (врачи ставят диагноз пневмонии), появляются припухлости голени и лодыжек, анорексия, гепатомегалия и асцит. В связи с этим врачи вынуждены давать композитору небольшие дозы алкоголя, чтобы предотвратить белую горячку и облегчить боли. В марте 1827 года появляется сообщение о поверхностном дыхании, кровохарканьи, правосторонних болях в груди.

Неделей позже у композитора развиваются диарея, желтуха, рвота, сильный отек лодыжек и, очевидно, анурия. Далее симптомы усилились. У него откачали большое количество асцитной жидкости. 24 марта Бетховен впал в коматозное состояние и через два дня скончался.

По меньшей мере трижды (две эксгумации) его тело подвергалось аутопсии. При первом вскрытии сообщалось о макроузелковом циррозе печени (что говорит о неалкогольной его природе), портальной гипертензии и спленомегалии (размер селезенки превышал норму в 3 раза), хроническом панкреатите и желчнокаменной болезни. Свод черепа был равномерно и существенно уплотнен. Слуховые нервы истончены (больше слева), слуховые артерии склерозированы. Однако признаков облитерирующего эндартериита, как это бывает, например, при сифилисе, не было обнаружено.

При попытках установить диагноз авторы данного обзора рассматривают следующие варианты.

Системная красная волчанка. Против этого варианта говорит редкая встречаемость данного заболевания у лиц мужского пола и развитие болезни в раннем возрасте. Кроме того, это заболевание крайне редко сочетается с циррозом печени, а многих присущих ему признаков (облысение, перикардит, лимфоаденопатия и существенное поражение почек) у больного не было.

Заболевание Педжета с поражением костей (Paget). На эту мысль некоторых исследователей навели маленький рост композитора (165 см), асимметрия головы, широкий лоб, нависающие надбровные дуги, большие руки и тонкие пальцы. В противоречие с данным диагнозом вступает равномерность истончения костей черепа, сильная диарея и другие гастродуоденальные симптомы (что не характерно для болезни Педжета), крайне редкая встречаемость этого заболевания в возрасте до 50 лет.

Туберкулез. При милиарной форме, способной объяснить описанную симптоматику, больной не прожил бы больше 30 лет.

Саркоидоз. Этот гранулематоз часто сочетается с туберкулезом, однако это не объясняет глухоту.

Воспалительное заболевание желудочно-кишечного тракта. Против данной версии свидетельствует то, что на аутопсии не было выявлено спаечных процессов и перфораций. В анамнезе не было ректальных кровотечений, характерных для язвенных колитов, хотя многое из наблюдавшегося объясняется именно этой гипотезой.

Болезнь Виппля (Wipple). Редкое системное заболевание, вызываемое Tropheryma whippelli при аутоиммунной предрасположенности. Развивается в возрасте 40-50 лет, у мужчин в 9 раз чаще, чем у женщин, в 85% случаев у белой расы. Такая гипотеза объясняет большую часть описанных выше симптомов. Однако у композитора не было частых (в 25% случаев) поражений сердечных клапанов, которыми обычно сопровождается данное заболевание.

Авторская точка зрения состоит в том, что Бетховен страдал глухотой смешанного генеза: в результате отосклероза и поражения слуховых нервов, не связанных с другими симптомами. Его желудочно-кишечные расстройства представляют собой вторичные симптомы воспалительного заболевания кишечника. Более вероятно, что речь идет о болезни Крона, нежели о язвенном колите. Нередко встречающиеся при ней увеит и артропатии могут быть отнесены к ревматологической симптоматике. Цирроз печени, который может встречаться при воспалительных заболеваниях кишечника, в данном случае усугублялся злоупотреблением алкоголем и, несомненно, явился причиной смерти композитора.

источник

(род. в 1770 г. — ум. в 1827 г.)

Людвиг ван Бетховен родился 16 декабря 1770 года в Бонне. Полагают, что частица «ван» может указывать либо на наличие фламандцев в роду, либо на стремление создать впечатление об аристократическом германском происхождении.

Дед композитора по отцу, тоже Людвиг, родом из Малина (Фландрия), человек музыкально одаренный, служил певчим в Генте и Лувене ив 1733 г. перебрался в Бонн, где стал придворным капельмейстером в капелле курфюрста-архиепископа Кельнского. Деда Бетховен почитал идеалом и портрет его всегда носил при себе. К несчастью, жена деда оказалась алкоголичкой, этот порок передался по наследству их единственному сыну Иоганну (остальные дети умерли в младенчестве), который служил тенором в придворной капелле.

От брака с Марией Магдаленой Лайм, дочерью повара, у Иоганна родилось семеро детей, из которых четверо умерли в младенчестве. Людвиг выжил. Иоганн был пьяницей, вообще довольно никчемным человеком. Ходили слухи, что он подхватил сифилис, которым наградил своих потомков. Так ли это, достоверно не известно; во всяком случае, при жизни у Людвига ван Бетховена никаких признаков наследственного сифилиса обнаружено не было, да и посмертное исследование его черепа также не дает оснований для подобного заключения.

Людвиг был привязан к матери, но тяжелая семейная рутина не оставляла ни времени, ни сил для ее общения с сыном. В школе Бетховен, одетый всегда небрежно и всклокоченный, учился весьма посредственно, избегал общества сверстников, сторонился соучеников. Людвиг чувствовал себя уверенно и спокойно только тогда, когда гулял за городом или занимался музыкой.

У него рано проявились незаурядные музыкальные способности, поэтому отец начал учить его музыке, заставляя часами просиживать у клавесина. Беда в том, что музыкальный дар сына подчеркивал посредственность отца, который, понимая это, нередко поколачивал сына и пренебрежительно отзывался о его ранних сочинениях.

К счастью для маленького Людвига, его музыкальным образованием занялся придворный органист. В 1778 г. состоялось первое публичное выступление Бетховена, о более ранних его концертах ничего не известно. К 12 годам Бетховен свободно играл с листа; ему были «подвластны» клавесин, скрипка, орган и другие музыкальные инструменты. Но слишком короткое детство — с 13 лет Бетховен стал кормильцем семьи — наложило отпечаток на характер композитора. Он отличался замкнутостью, стремлением к уединению и страстной любовью к природе.

В 11-летнем возрасте Бетховен оставил школу, однако незаурядные музыкальные способности позволили ему сблизиться с образованнейшими людьми, которые привили композитору любовь к классической культуре, литературе и философии. С одним из них, студентом-медиком Францом Ветел ером, впоследствии деканом медицинского факультета, Бетховен поддерживал дружеские отношения до конца своей жизни. Лишь из переписки мы узнаем о состоянии здоровья композитора.

Читайте также:  Приступы астмы в положении лежа

Переломный момент в жизни Бетховена — появление Нёфе, нового наставника, который не просто упорядочил музыкальные фантазии юного композитора, но дисциплинировал самого ученика. Нёфе заставил его самостоятельно оценивать различные явления музыкальной жизни, пробудил интерес к проблемам современной культуры, этики, эстетики. По требованию наставника Бетховен изучает древние языки, философию, литературу, историю, стремясь проникнуть в сокровищницу человеческой мысли. Постепенно формировалось мировоззрение юного музыканта, его отношение к миру, к человеку, к самому себе. Бетховен отдавал симпатии сильным, целеустремленным людям, способным выдержать любое испытание, тем, кто не страшится жизненных бурь. В 1782 г. прозвучали первые произведения Бетховена-композитора.

В 1787 г. Бетховен, с трудом преодолевая затруднения, в первую очередь финансовые, едет в Вену, чтобы увидеться с Моцартом и выслушать его мнение о своем творчестве. Кроме того, он лелеял тайную мысль — «напроситься» в ученики к великому композитору. Но эта встреча не стала судьбоносной в жизни Людвига ван Бетховена. Хотя Моцарт высоко оценил его импровизации и предсказал ему великое будущее, из-за болезни горячо любимой матери Бетховен вынужден был незамедлительно покинуть Вену и вернуться в Бонн. Вскоре его мать — самый светлый человек, скрасивший его тяжелое детство, — умирает от туберкулеза. За смертью ее последовал длительный период тяжелейшей депрессии, которая чуть было не закончилась самоубийством.

Однако черный период миновал, и в восемнадцать лет Людвиг ван Бетховен стал главой семьи. Не только смерть матери, но и тот факт, что отец его превратился в законченного алкоголика, заставляют его задуматься о будущем семьи. В 19 лет Бетховен начинает работать придворным музыкантом, чтобы прокормить семью.

Одаренность юноши, его пылкая и восприимчивая натура привлекли внимание просвещенных боннских семейств, а блестящие фортепианные импровизации обеспечили ему свободный вход в любые музыкальные собрания. Особенно много сделало для него семейство Бройнинг, взявшее под свою опеку неуклюжего, но оригинального молодого музыканта.

Но зарабатывание денег не отвлекало его от главной страсти — музыки и сочинительства. Людвиг ван Бетховен написал около 50 произведений. Среди них небольшие фортепианные пьесы, три фортепианных сонаты, три фортепианных квартета и несколько произведений для ансамбля, две песни, две кантаты, короткий балет.

В 1789 г. в городе открывается музей, библиотека, национальный театр, которые, несмотря на стесненное материальное положение, Бетховен посещал. С самого начала своей профессиональной жизни он живет в атмосфере искусства. Людвиг все еще в поисках своего собственного музыкального пути. В так называемый Боннский период Бетховен особо тяготеет к инструментальной музыке. Бетховен-композитор искал новые формы, в которые хотел воплотить проблемы своего неспокойного времени. Он мечтал, чтобы музыка его жила в будущем.

Бетховен готов продолжить свое профессиональное образование, и в 1792 г. при поддержке графа Ф. Е. Г. Вальдштейна, своего восторженного почитателя, сумевшего переубедить эрцгерцога отпустить юного композитора, он вновь едет в Вену. Люди, встречавшиеся с молодым Бетховеном, описывают двадцатилетнего композитора как коренастого молодого человека, склонного к щегольству, порой дерзкого, но добродушного и милого в отношениях с друзьями.

Понимая недостаточность своего образования, он отправился к Йозефу Гайдну, признанному венскому авторитету в области инструментальной музыки (Моцарт умер годом ранее). Бетховен приносит ему для проверки свои этюды и упражнения. Гайдн по достоинству оценил масштабы бетховенского таланта, а услышав произведения молодого композитора, согласился взять Людвига в ученики. Но, как ни грустно, между ними так и не возникло подлинного творческого взаимопонимания.

Бетховен прибыл в Вену в ноябре, а через месяц получил сообщение о смерти отца. Теперь он не покинул «свой ученический пост», как в случае с Моцартом. Отец не был для него тем человеком, ради которого юный Людвиг захотел бы рискнуть своим будущим. Кроме того, только профессиональный рост и удачная карьера, которые напрямую зависели от пребывания в Вене, могли обеспечить более или менее сносное будущее его семьи.

В Вену Бетховен прибыл практически «готовым» композитором и пианистом. Возможность публиковать и продавать свои произведения, концерты и наличие учеников позволили Бетховену заниматься творчеством, не поступая на службу (в 1796 г. он уже концертировал в Праге).

Среди виртуозов Вены Бетховен занял одно из первых мест. Манера его исполнения, по существу, была совершенно необычной и новой. Отбросив изящную, изысканно грациозную «моцартовскую» манеру игры, Бетховен создал свой стиль, рассчитанный не на камерный зал, а на огромные залы с массой слушателей. Первые несколько лет в Вене были, по его признанию, лучшими годами жизни.

Следующим учителем Людвига стал И. Г. Альбрехтсбергер, под руководством которого Бетховен проходил около полутора лет курс контрапункта. Но и на этот раз несхожесть характера и мышления стала непреодолимым препятствиям к творческому содружеству.

Более успешными, хотя и нерегулярными, были уроки по усовершенствованию вокального письма с оперным композитором Антонио Сальери. В этот период Бетховен пишет оперу «Фиделио», симфонии, сонаты и другие произведения. Тогда же он вошел в кружок, объединявший аристократов-любителей и профессиональных музыкантов. Князь Карл Лихновский ввел молодого провинциала в круг своих друзей.

Ответ на вопрос, насколько среда и дух времени повлияли на творчество Бетховена, неоднозначен. Композитор читал произведения Ф. Г. Клопштока, одного из предшественников движения «Бури и натиска». Он был знаком с Гете, глубоко почитал поэта и мыслителя. Политическая и общественная жизнь Европы того времени была тревожной: когда Бетховен прибыл в 1792 г. вВену, город был взбудоражен вестями о революции во Франции. Людвиг восторженно приветствовал революционные лозунги и воспевал свободу в своих произведениях. Вулканическая, взрывчатая природа его творчества несомненно явилась воплощением духа времени, но только потому, что характер творца был в какой-то мере сформирован этим временем. Смелое нарушение общепринятых норм, мощная энергетика, грозовая атмосфера бетховенской музыки — все это немыслимо в эпоху Моцарта.

В 1792 году музыкант заболел бронхитом, обострения которого отмечались затем в течение всей его жизни. В своих письмах Бетховен жалуется на боли в животе («колики») и поносы, от которых он страдал. Д-р Андреас Игнац Вавруч, который впоследствии обобщил данные о болезни Бетховена, отмечал, что в этот период он начал употреблять алкоголь, объясняя это необходимостью улучшить аппетит и состояние кишечника.

С 1795 по 1802 год (конец Венского периода в творчестве композитора) отмечается стремительный взлет бетховенского гения: им создана 3-я Героическая симфония. «Мое искусство, — писал Бетховен, — должно посвятить только благу бедных. О, блаженная минута! Как счастлив буду я, когда смогу тебя приблизить!»

Эта симфония втрое длиннее, чем любые другие, написанные ранее. Часто утверждают (и не без оснований), что сначала Бетховен посвятил Героическую Наполеону, но, узнав, что тот провозгласил себя императором, снял посвящение. «Теперь он будет попирать права человека и удовлетворять только собственное честолюбие» — таковы были, по рассказам, слова Бетховена, когда он разорвал титульную страницу партитуры с посвящением. В конце концов Героическая симфония была посвящена одному из меценатов — князю Лобковицу.

В эти же годы Бетховена поражает глухота (сначала он оглох на левое ухо), сопровождавшаяся непрекращающимся звоном в ушах. Он скрывал это в течение трех лет — до 1812 года. Даже часто встречавшиеся с ним люди не подозревали, насколько серьезна его болезнь. То, что в беседе он часто отвечал невпопад, приписывали плохому настроению или рассеянности. Позже, в 1814 г. в возрасте 44 лет, Бетховен полностью оглох.

Глухота наложила отпечаток на все творчество композитора. С 1800 по 1815 год, когда глухота уже прогрессировала, он пишет знаменитую Лунную сонату, Третью, Четвертую и Пятую симфонии. Будучи полностью глухим, тяжело больным, с расстроенной психикой, создает потрясающую Девятую симфонию и Messa Solemnis — Торжественную Мессу, которая первоначально предназначалась для службы в честь возведения эрцгерцога в сан архиепископа Ольмюцкого, но не была закончена в срок.

Глухота и связанные с нею нервно-психические нарушения увеличили пристрастие композитора к алкоголю. При этом значение приобретает не только количество потребляемого алкоголя, но и его качество. Бетховен предпочитал дешевые венгерские вина, в которые нередко добавляли фальсифицирующие добавки. Злоупотребление алкоголем снизило сопротивляемость инфекции: бронхит приобрел характер хронического, начали возникать абсцессы на пальце руки, нижней челюсти, ноги покрылись гнойниками, возобновились приступы лихорадки.

Злоупотребление алкоголем ухудшало ситуацию с кишечником: его продолжали беспокоить «колики» и постоянные поносы. Это вызывало страх перед едой, Бетховен ел очень мало и нерегулярно, что также неблагоприятно отразилось на здоровье.

Однако есть данные, позволяющие опровергнуть мнение о том, будто Бетховен злоупотреблял алкоголем. Исследователи его жизни утверждают, что в значительной степени заключение об алкоголизме Бетховена основано на воспоминаниях Шиндлера, который, как считается, был необъективен, — он ревниво отнесся к тому, что примерно в 1825 году Бетховен отстранил его от себя и стал дружен с Гольцем. Ссылаются на сказанное Гольцем, что если Бетховен и пьет, то никогда допьяна. Он также говорил, что при сочинении музыки Бетховен никогда не пьет, частенько даже не ест. В наиболее объективной и полной биографии, написанной Ерфукбом, также отмечается, что Бетховен любил выпить, но не больше, чем остальные люди.

В 1801 г. трагедия музыканта (глухота) обострилась трагедией личной: Бетховен полюбил молодую аристократку — графиню Джульетту Гвиччарди (именно ей посвящена Лунная соната). Он решился сделать ей предложение, но вовремя понял, что глухой музыкант — неподходящая пара для кокетливой светской красавицы. Другие знакомые дамы отвергли его; одна из них даже назвала его «уродом» и «полусумасшедшим».

Иначе обстояло дело с семейством Брунсвик, в котором Бетховен давал уроки музыки двум старшим сестрам — Терезе (Тези) и Жозефине (Пепи). Уже давно отброшено предположение, что адресатом послания «К бессмертной возлюбленной», найденного в бумагах Бетховена после его смерти, была Тереза, но современные исследователи не исключают, что этим адресатом является Жозефина. В любом случае идиллическая Четвертая симфония своим появлением обязана пребыванию Бетховена в венгерском имении Брунсвиков летом 1806 года.

Трагедия в личной жизни, ухудшение здоровья привели его к мысли о самоубийстве. Но Бетховен выстоял и, дабы меньше страдать понапрасну, переехал в Хейлингенштадт — во всяком случае, там он рассчитывал поправить свое здоровье. Однако курс лечения не оправдал его надежд. Душевно травмированный композитор запил, он конфликтует с врачами, опускается физически. В 1802 году его депрессия заходит так далеко, что он составляет так называемое «Хейлингенштадтское завещание» — мучительную исповедь терзаемого тяжким недугом музыканта. Завещание адресовано братьям Бетховена (с указанием прочесть и исполнить все указания после его смерти). В нем он пишет о своих душевных страданиях: мучительно, когда «человек, стоящий рядом со мной, слышит доносящийся издали наигрыш флейты, не слышный для меня; или когда кто-нибудь слышит пение пастуха, а я не могу различить ни звука». Но тогда же, в письме к доктору Вегелеру, он восклицает: «Я возьму судьбу за глотку!» — и музыка, которую он продолжает писать, подтверждает эти слова.

Чтобы как-то преодолеть душевный кризис, Людвиг «пускается во все тяжкие» — пытается с помощью чувственных утех преодолеть пустоту, что воцарилась в его душе. Некоторые исследователи считают, что неразборчивые связи, в основном с представительницами «первой древнейшей профессии», могли стать причиной заражения Бетховена сифилисом, который в то время был широко распространен. В качестве доказательства приводятся как частые приступы лихорадки неизвестного происхождения, так и то, что композитор регулярно принимал содержащие ртуть препараты.

Но соединения ртути были в то время чем-то вроде панацеи — их назначали широко, и не только при сифилисе. В обширной переписке с д-ром Вегелером упоминания о каких-либо венерических заболеваниях не найдено. Кроме того, в семье Бетховена никаких признаков врожденного или приобретенного сифилиса не наблюдалось, и при жизни такой диагноз композитору никогда не ставился.

Спасением свыше можно считать тот факт, что именно в этот трудный для Бетховена период три вельможи назначают ему пенсион (1809 г.). Именно в эти годы к Бетховену приходит успех, которого он уже не ждал. Издатели охотились за его партитурами и заказывали сочинения. По предложению Мельцеля (механика-изобретателя) Бетховен пишет «Битву при Виттории» (1810 г., для симфонического оркестра). В это же время была создана и исполнена Седьмая симфония. А весной 1814 года поставлена опера «Фиделио».

Его заботливые друзья, особенно глубоко преданный Бетховену А. Шиндлер, наблюдая беспорядочный и губительный образ жизни музыканта, слыша его жалобы на то, что его «обобрали» (Бетховен стал беспричинно подозрительным и был готов обвинить в худшем почти всех из своего окружения), не могли понять, куда он девает деньги. Они не знали, что композитор откладывает их, но делает это не из скупости.

Когда в 1815 году умер его брат Каспар, композитор стал опекуном своего десятилетнего племянника Карла. Любовь Бетховена к мальчику, стремление обеспечить его будущее вступили в противоречие с недоверием, которое композитор испытывал к матери Карла (именно ей некоторые исследователи приписывают «факт» отравления композитора). В результате он постоянно ссорился с обоими, и эта ситуация окрасила в трагические тона последний период его жизни.

С осени 1816 года Бетховена снова беспокоили «ревматические» боли. В конце 1817 года слух полностью пропал, но и раздражающий звон в ушах прекратился. В феврале того же года Бетховен для общения с окружающими был вынужден завести особые «разговорные книги». Окончательная потеря слуха так деморализовала Бетховена, что он впал в депрессию и до конца жизни оставался опять угрюмым мизантропом.

В 1821 году он заболел желтухой, но, несмотря на предостережения врачей, Бетховен пить не бросил, и желтуха проявилась повторно. В последние пять лет развился цирроз печени, в брюшной полости скопилась жидкость, появился асцит. Тяжелое поражение печени привело к понижению свертываемости крови и в связи с этим — к кровотечениям из носа, точечным кровоизлияниям на коже и кровохарканию.

В 1823 и 1824 годах у Бетховена появлялись резкие боли в глазах и светобоязнь, из-за чего он был вынужден накладывать на глаза повязку и находиться в затемненной комнате.

7 мая 1824 года состоялось последнее появление Бетховена на публике. Поводом послужило первое исполнение Девятой симфонии с хором в финале на текст оды Шиллера «К радости» (An die Freude). Грандиозная по масштабам, необычная по форме и стилю — многие современники посчитали ее произведением сумасшедшего. Но венские слушатели признавали благородство и величие бетховенской музыки, они осознали, что слушают в тот вечер поистине гениальную симфонию. Зал был покорен мощной кульминацией симфонии, публика неистовствовала, но Бетховен так и не обернулся. К сожалению, он уже не слышал бурных оваций; только когда подбежавшая певица Унгер повернула его лицом к публике, Бетховен убедился, что восторг охватил слушателей.

Читайте также:  Санаторий подмосковья для лечения бронхиальной астмы

Но даже признание уже не могло предотвратить приближение конца. Понадобился лишь небольшой толчок, чтобы окончательно свалить истерзанного бесконечными физическими и душевными муками человека. Таким толчком стала поездка Бетховена к брату Иоганну. Целью путешествия было желание Бетховена уговорить бездетного дядю составить завещание в пользу его племянника Карла. Не добившись результата, оскорбленный и возмущенный Бетховен спешно покинул дом Иоганна.

Возвращаться пришлось в холодную дождливую погоду, ночевать — в нетопленной комнате постоялого двора. Ночью Бетховен трясся от сильного озноба. Высокая температура, одышка, боли в правом боку, кашель, мокрота с примесью крови — типичная картина воспаления легких.

Через 7 дней «кризис» миновал, состояние Бетховена улучшилось, но его мучили рвота и понос, появилась желтуха, развился асцит. Врачи прокалывали ему живот и выкачивали до 20 литров жидкости в день. В то время лекари не были осведомлены об инфекции и необходимости стерилизации инструментов, поэтому инфицирование было неминуемо, возникло тяжелое воспаление полости живота, вероятно, перитонит. К счастью, все обошлось, но жидкость в животе продолжала накапливаться. Бетховен слабел, состояние его ухудшалось, нарастали явления почечно-печеночной недостаточности. Композитор впал в кому.

26 марта 1827 года весь день погода была ужасной, шел снег, слышались раскаты грома. В 6 часов вечера раздался страшный грохот, ярко вспыхнула молния. Находящийся в бессознательном состоянии глухой Бетховен будто услышал этот грохот: он привстал на постели, а потом упал и умер.

За всю свою жизнь (Людвиг ван Бетховен скончался в возрасте 57 лет) он написал 9 симфоний, 5 фортепьянных концертов и один скрипичный, 17 струнных квартетов, одну оперу и 32 фортепьянные сонаты.

источник

Людвиг ван Бетховен и сегодня остается феноменом в мире музыки. Свои первые произведения этот человек создал, будучи юношей. Бетховен, интересные факты из жизни которого и по сей день заставляют восторгаться его личностью, всю свою жизнь считал, что его предназначение – быть великим композитором и музыкантом, коим он, собственно, и являлся.

Уникальным музыкальным талантом в семье обладали дед и отец Людвига. Несмотря на безродное происхождение, первому удалось стать капельмейстером при дворе в Бонне. Людвиг ван Бетховен-старший имел уникальный голос и слух. После рождения сына Иоганна его жена Мария-Терезия, имевшая пристрастие к алкоголю, была отправлена в монастырь. Мальчик по достижении шестилетнего возраста начал обучаться пению. У ребенка был отличный голос. Позже мужчины из рода Бетховенов даже выступали вместе на одной сцене. К сожалению, отец Людвига не отличался большим талантом и трудолюбием деда, именно поэтому и не достиг таких высот. Чего было не отнять у Иоганна, так это любви к спиртному.

Мама Бетховена была дочерью повара курфюрста. Известный дед был против этого брака, но, тем не менее, препятствовать не стал. Мария-Магдалена Кеверих в свои 18 лет была уже вдовой. Из семерых детей в новой семье выжило только трое. Мария очень любила своего сына Людвига, а тот, в свою очередь, был очень привязан к матери.

Дата рождения Людвига ван Бетховена не значится ни в каких документах. Историки предполагают, что второй ребенок в семье Бетховенов родился 16 декабря 1770 года, поскольку крещен был 17 декабря, а по католическому обычаю детей крестили на следующий день после рождения.

Когда мальчугану было три года, умер его дед, старший Людвиг Бетховен, а мама ждала ребенка. После рождения еще одного отпрыска уделять внимание старшему сыну она не могла. Ребенок рос хулиганом, за что часто бывал заперт в комнате с клавесином. Но, на удивление, он не рвал струн: маленький Людвиг ван Бетховен (композитор в дальнейшем) садился и импровизировал, играя двумя руками одновременно, что несвойственно маленьким детям. Однажды за этим занятием ребенка застал отец. В нем сыграло честолюбие. Вдруг его маленький Людвиг – такой же гений, как и Моцарт? Именно с этого времени Иоганн начал заниматься со своим сыном, но зачастую нанимал ему учителей, более квалифицированных, чем он сам.

Пока был жив дед, который фактически являлся главой рода, безбедно жил маленький Людвиг Бетховен. Годы после кончины Бетховена-старшего стали тяжелым испытанием для ребенка. Семья постоянно нуждалась из-за пьянства отца, и главным добытчиком средств к существованию стал тринадцатилетний Людвиг.

Как отмечали современники и друзья музыкального гения, редко в те времена встречался такой пытливый ум, коим обладал Бетховен. Интересные факты из жизни композитора связаны и с его арифметической неграмотностью. Возможно, талантливому пианисту не удалось освоить математику из-за того, что, не окончив школы, он вынужден был работать, а возможно, все дело в сугубо гуманитарном складе ума. Людвига ван Бетховена нельзя назвать невежей. Он томами читал литературу, обожал Шекспира, Гомера, Плутарха, увлекался произведениями Гете и Шиллера, знал французский и итальянский, освоил латынь. И именно пытливости ума он был обязан своими знаниями, а не образованию, полученному в школе.

С раннего детства музыка Бетховена, не похожая на произведения его современников, рождалось в его голове. Он играл вариации на всевозможные известные ему композиции, но из-за убежденности отца, что ему еще рано сочинять мелодии, мальчик долгое время не записывал свои сочинения.

Учителя, которых приводил ему отец, порой были просто его собутыльниками, а иногда становились наставниками виртуоза.

Первым человеком, о котором с теплотой вспоминает сам Бетховен, стал друг его деда — придворный органист Эден. Актер Пфейфер учил играть мальчика на флейте и клавесине. Некоторое время играть на органе учил одаренного ребенка монах Кох, а затем Ханцман. После появился скрипач Романтини.

Когда мальчику исполнилось 7 лет, отец решил, что творчество Бетховена-младшего должно стать достоянием общественности, и организовал его концерт в Кельне. По отзывам знатоков, Иоганн понял, что выдающегося пианиста из Людвига не получилось, и, тем не менее, отец продолжал приводить к сыну учителей.

Вскоре в город Бонн приехал Кристиан Готлоб Нефе. Сам ли он пришел в дом Бетховена и изъявил желание стать учителем юного дарования, или отец Иоганн приложил к этому руку, неизвестно. Нефе стал тем наставником, которого Бетховен-композитор помнил всю жизнь. Людвиг после своего признания даже высылал Нефе и Пфейферу какие-то деньги в знак благодарности за годы обучения и помощи, оказанной ему в юности. Именно Нефе посодействовал продвижению тринадцатилетнего музыканта при дворе. Именно он познакомил Бетховена с творчеством Баха и других корифеев музыкального мира.

На творчество Бетховена оказал влияние не только Бах – молодой гений боготворил Моцарта. Однажды по приезде в Вену ему даже посчастливилось сыграть для великого Амадея. Вначале великий австрийский композитор холодно воспринял игру Людвига, приняв ее за разученное ранее произведение. Тогда упрямый пианист предложил Моцарту самому задать тему для вариаций. С этого момента Вольфганг Амадей слушал, не прерываясь, игру юноши, а впоследствии воскликнул, что о юном таланте вскоре заговорит весь мир. Слова классика стали пророческими.

Бетховену удалось взять несколько уроков игры у Моцарта. Вскоре пришло известие о близкой кончине матери, и молодой человек покинул Вену.

После его учителем был такой известный композитор, как Йозеф Гайдн, но они не нашли общего языка. А один из наставников — Иоганн Георг Альбрехтсбергер — считал Бетховена полной бездарностью и человеком, неспособным чему-либо научиться.

История Бетховена и перипетии его жизни наложили заметный отпечаток на его творчество, сделали угрюмым его лицо, но не сломили упорного и волевого юношу. В июле 1787 года умирает самый близкий человек для Людвига — его мать. Юноша тяжело перенес утрату. После кончины Марии-Магдалины он и сам слег – его сразил тиф, а затем и оспа. На лице молодого человека остались язвы, а глаза поразила близорукость. Заботу о двух младших братьях еще незрелый юноша берет на себя. Его отец к тому времени окончательно спился и скончался спустя 5 лет.

Все эти жизненные неурядицы отразились на характере молодого мужчины. Он стал замкнутым и нелюдимым. Был часто угрюм и резок. Но его друзья и современники утверждают, что, несмотря на такой необузданный нрав, Бетховен оставался настоящим другом. Деньгами помогал всем своим знакомым, которые нуждались, обеспечивал братьев и их детей. Неудивительно, что музыка Бетховена казалась его современникам угрюмой и мрачной, ведь она была полным отражением внутреннего мира самого маэстро.

О душевных переживаниях великого музыканта известно совсем мало. Бетховен был привязан к детям, любил красивых женщин, но семью так и не создал. Известно, что первой его негой стала дочь Елены фон Брейнинг — Лорхен. Ей была посвящена музыка Бетховена конца 80-х гг.

Джульетта Гвиччарди стала первой серьезной любовью великого гения. Это и неудивительно, ведь хрупкая итальянка была красива, покладиста и обладала склонностями к музыке, на ней и сосредоточил свой взор уже зрелый тридцатилетний учитель-Бетховен. Интересные факты из жизни гения связаны именно с этой особой. Соната № 14, позже названная «Лунной», была посвящена именно этому ангелу во плоти. Бетховен писал письма своему другу Францу Вегелеру, в которых признавался в пылких чувствах к Джульетте. Но после года занятий и нежной дружбы Джульетта вышла замуж за графа Галленберга, которого сочла более талантливым. Есть сведения, что через несколько лет их брак оказался неудачным, и Джульетта обратилась к Бетховену за помощью. Бывший возлюбленный денег дал, но попросил больше не приходить.

Тереза Брунсвик — еще одна ученица великого композитора — стала новым его увлечением. Она посвятила себя воспитанию детей и благотворительности. До конца жизни Бетховена связывала с ней дружба по переписке.

Беттина Брентано — писательница и подруга Гете — стала последним увлечением композитора. Но в 1811 году и она связала свою жизнь с другим писателем.

Самой длительной привязанностью Бетховена стала любовь к музыке.

Творчество Бетховена увековечило его имя в истории. Все его произведения являются шедеврами мировой классической музыки. В годы жизни композитора его стиль исполнения и музыкальные композиции были новаторскими. В нижнем и верхнем регистре одновременно до него никто не играл и не сочинял мелодий.

В творчестве композитора искусствоведы выделяют несколько периодов:

  • Ранний, когда были написаны вариации и пьесы. Тогда Бетховен для детей сочинил несколько песенок.
  • Первый – венский период – датируется 1792–1802 гг. Уже известный пианист и композитор полностью отказывается от манеры исполнения, свойственной ему в Бонне. Музыка Бетховена становится абсолютно новаторской, живой, чувственной. Манера исполнения заставляет зрителей на одном дыхании слушать, впитывать звуки прекрасных мелодий. Свои новые шедевры автор нумерует. В это время он пишет камерные ансамбли и пьесы для фортепиано.
  • 1803 – 1809 гг. характеризовались мрачными произведениями, отражающими бушующие страсти Людвига ван Бетховена. В этот период он пишет единственную свою оперу «Фиделио». Все композиции этого периода наполнены драматизмом и надрывом.
  • Музыка последнего периода более размеренная и сложная для восприятия, а некоторые концерты зритель не воспринимал вовсе. Такой реакции не принимал Людвиг ван Бетховен. Соната, посвященная эксгерцогу Рудольфу, написана именно в это время.

До конца своих дней великий, но уже очень больной композитор продолжал сочинять музыку, которая впоследствии станет шедевром мирового музыкального наследия XVIII века.

Неординарной и весьма вспыльчивой личностью был Бетховен. Интересные факты из жизни относятся к периоду его болезни. В 1800 году музыкант начал ощущать звон в ушах. Через некоторое время врачи признали, что недуг неизлечим. Композитор был на грани самоубийства. Он покинул общество и высший свет и некоторое время жил в уединении. Через некоторое время Людвиг продолжил писать по памяти, воспроизводя звуки в своей голове. Этот период в творчестве композитора назван «героическим». К концу жизни Бетховен полностью оглох.

Смерть Бетховена стала огромным горем для всех поклонников композитора. Он скончался 26 марта 1827 года. Причина не была выяснена. Долгое время Бетховен страдал болезнью печени, его мучили боли в животе. По другой версии, гения отправили на тот свет душевные муки, связанные с разгильдяйством своего племянника.

Последние данные, полученные британскими учеными, говорят о том, что композитор мог непреднамеренно отравиться свинцом. Содержание этого металла в организме музыкального гения в 100 раз превышало норму.

Немного подытожим сказанное в статье. Жизнь Бетховена, как и его смерть, обросла множеством слухов и неточностей.

Дата рождения здорового мальчика в семье Бетховенов и по сей день вызывает сомнения и споры. Некоторые историки утверждают, что родители будущего музыкального гения были больны, и поэтому априори не могли иметь здоровых детей.

Талант композитора проснулся в ребенке с первых уроков игры на клавесине: он играл мелодии, которые были у него в голове. Отец под страхом наказания запрещал малышу воспроизводить нереальные мелодии, разрешалось только читать с листа.

Музыка Бетховена имела отпечаток грусти, мрачности и некоторого уныния. Один из его учителей — великий Йозеф Гайдн — написал об этом Людвигу. А тот, в свою очередь, парировал, что Гайдн его ничему не научил.

Перед сочинением музыкальных произведений Бетховен окунал голову в таз с ледяной водой. Некоторые специалисты утверждают, что такого рода процедуры могли стать причиной его глухоты.

Музыкант любил кофе и варил его всегда из 64 зерен.

Как и любому великому гению, Бетховену был безразличен его внешний вид. Он зачастую ходил растрепанным и неопрятным.

В день кончины музыканта природа буйствовала: разразилось ненастье с метелью, градом и громом. В последний миг своей жизни Бетховен поднял кулак и погрозил небу или высшим силам.

Одно из великих изречений гения: «Музыка должна высекать огонь из души человеческой».

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *