Меню Рубрики

Психологические особенности детей и подростков с астмой

Как считают клинические психологи, среди личностных особенностей детей с бронхиальной астмой доминируют неустойчивость, эмоциональная лабильность, истероидность, эгоцентризм, снижение способности к ролевому взаимодействию. Страх удушья формирует тревожность, чувство отверженности, подкрепляемые переживаниями своего отличия от сверстников [3].

Mayer и Weitermeyer подчеркивают, что у детей-астматиков с самого начала болезни отмечаются определенные черты, которые не усиливаются, а, наоборот, могут нивелироваться на протяжении болезни: недостаточные способности, агрессивность, направленная на окружающих, самообвинения в этой агрессивности. Для личности ребенка с бронхиальной астмой характерна боязливость с истерическими или ипохондрическими чертами [5].

Для детей, страдающих бронхиальной астмой, характерным является более высокий уровень негативных эмоций, более бедное воображение, неспособность отличить эмоциональные проблемы от переживаемых физических нарушений [3].

В.И. Горемыкин и А.А. Протопопов [2] доказывают, что у детей с бронхиальной астмой имеет место сниженная самооценка, повышенная тревожность и психастеничность, более выражены истероидно-демонстративные черты, всегда есть нарушения внутрисемейных отношений [1].

По мнению К. Леонгарда, акцентуация характера детей зависит от степени тяжести болезни: у детей с легким течением астмы преобладают гипертимные черты (стремление к социализации) в 87% и перепады настроения — в 60% случаев; у детей со среднетяжелым течением чаще выявляется экзальтированность (в 61% случаев) и демонстративность (в 68% случаев); а при тяжелой бронхиальной астме диагностируется замкнутость у 65% пациентов и возбудимость — у 58% [4].

Психопатологические изменения чаще наблюдаются у детей с тяжелой астмой, существенно ограничивающей жизнедеятельность ребенка, его социальное развитие. Отягощают течение заболевания неспособность ребенка самостоятельно справляться с кризисными ситуациями, обслуживать себя, длительные депрессии как следствие семейных конфликтов, отсутствие эмоциональной близости с родителями.

Наше исследование было направлено на изучение характерологических особенностей детей, больных бронхиальной астмой, и их сравнение с характерологическими особенностями практически здоровых детей.

Характерологические особенности личности — это свойства характера, которые формируются прижизненно. Особенности и свойства характера складываются из взаимодействия темперамента и психосоциотипа ребенка. В некоторых случаях свойства характера могут приобретать крайнюю форму и перерастать в акцентуации. Психосоциотип личности является врожденной психической структурой, определяющей конкретный вид информационного обмена личности со средой в зависимости от уровня развития таких психических функций, как эмоции, ощущения, интуиция и мышление, и специфики предпочтений: экстраверсии или интроверсии. В основе выделения психосоциотипов лежит типология личности, разработанная К. Юнгом. Наряду с врожденными особенностями темперамента и психосоциотипа ребенка большую роль играют его устойчивые приобретенные качества характера, которые постоянно влияют на поведение, реакции, учебную и трудовую деятельность, общение.

В нашем исследовании принимали участие 24 ребенка 10-11 лет. 12 человек — дети, страдающие бронхиальной астмой, 12 человек — практически здоровые дети. Исследование включало применение личностного опросника Г. Айзенка. Цель тест-опросника — выявить особенности темперамента ребенка от 8 до 12 лет.

По методике Г. Айзенка у детей, страдающих бронхиальной астмой, были получены следующие результаты.

1. Саша А. — меланхолик со значительной степенью интроверсии и средним показателем эмоциональной устойчивости. Ему присущи такие черты, как угрюмость, тревожность, ригидность, трезвость, пессимистичность, замкнутость, необщительность, тихий нрав. При этом Саша обладает склонностью к демонстративному поведению. Т.е. он склонен занижать свою самооценку, не уверен в себе, что может привести к уходу от об­щения, замкнутости, закомплексованности. Такие дети, как Саша, боятся ошибиться, вызвать гнев или неудовольствие взрослых. Поэтому они могут не ответить на вопрос даже тогда, когда знают правильный ответ, что связано со стремлением понравиться взрослому. Однако и у него может проявиться агрессивное поведение, которое является защитой от его тревожности и неуверенности в себе. В неблагоприятных обстоятельст­вах у ребенка могут развиться депрессии и фобии, т.е. немотивированные страхи (темноты, высоты, закрытых помещений и т.д.).

2. Наташа Б. — меланхолик с умеренной интроверсией и повышенной эмоциональной неустойчивостью. Ей присущи угрюмость, тревожность, ригидность, пессимистичность, замкнутость, необщительность, тихий нрав. При этом пациентка склонна к демонстративному поведению.

3. Таня Е. — флегматик с высокой степенью интроверсии и средней эмоциональной устойчивостью. У Тани высокий показатель по шкале лживости, что говорит о ее склонности к демонстративному поведению. Для нее характерны такие черты, как пассивность, осторожность, рассудительность, сдержанность, надежность, постоянство, спокойствие.

4. Дима Ж. — меланхолик с умеренной степенью интроверсии и очень высокой эмоциональной неустойчивостью. Но при этом Дима обладает искренностью и адекватной самооценкой. Это может помочь ему справляться угрюмостью, пессимизмом и замкнутостью, которые свойственны для его типа темперамента.

5. Лена К. — меланхолик с умеренной степенью интроверсии и средней эмоциональной устойчивостью. Показатель по шкале лжи у Лены не превышает верхнюю границу. То есть у Лены, скорее всего, не проявятся такие отрицательные черты темперамента меланхолика, как тревожность, угрюмость, пессимизм. При ее тихом нраве и необщительности она знает себе цену, адекватно оценивает свои возможности.

6. Андрей К. — холерик с ярко выраженной экстраверсией и средней степенью эмоциональной неустойчивости, которая граничит с высокой. Ему свойственны обидчивость, неспокойный характер, агрессивность, повышенная возбудимость, переменчивость настроения, импульсивность, оптимистичность, активность. Эти черты Андрея сочетаются со склонностью к демонстрационному поведению. Поэтому у него есть предпосылки для формирования неадекватно завышенной самооценки. Андрея отличает стремление к доминированию в группе сверстников, что часто не подкрепляется его реальны­ми знаниями и умениями. Однако это не снижает самооценку Андрея, а только усиливает его демонстративность, переводя ее в негативизм, упрямство, аг­рессивное поведение. В неблагоприятных условиях (холодность взрослых, нежелание признать его достоинства, жесткий, авторитарный стиль обще­ния) у Андрея может развиться истерия.

7. Алеша М. — холерик с умеренной экстраверсией и высокой эмоциональной неустойчивостью. Алеша также склонен привлекать внимание к себе демонстративным поведением. Его обидчивость, импульсивность, агрессивность могут служить защитным приемом в стрессовых ситуациях.

8. Маша Н. — флегматик со значительной степенью интроверсии и средней эмоциональной устойчивостью. Показатель по шкале лжи у Маши превышает крайнюю границу, что говорит о склонности Маши к демонстративному поведению, завышению самооценки. Это может спровоцировать усиление таких черт Маши, как пассивность, сдержанность, препятствовать установлению контактов.

9. Оксана С. — меланхолик со значительной интроверсией и высокой эмоциональной неустойчивостью. При этом Маша склонна к занижению самооценки, проявлению агрессии с целью скрыть свою неуверенность. Угрюмость, тревожность, ригидность — эти черты Маши при неблагоприятных обстоятельствах могут спровоцировать развитие депрессии.

10. Люба С. — меланхолик, ярко выраженный интроверт со средней степенью эмоциональной устойчивости и склонностью занижать самооценку, недооценивать свои способности.

11. Степан Ф. — меланхолик, умеренный интроверт с высокой степенью нейротизма. Но при этом у Степана отсутствует склонность показаться лучше, чем он есть на самом деле, ему присуще свойство адекватно оценивать свои поступки и способности. Но он глубоко переживает неудачи и личные неурядицы, о чем свидетельствует его повышенная эмоциональная неустойчивость.

12. Семен Я. — холерик, ярко выраженный экстраверт с высокой степенью эмоциональной устойчивости. Однако склонен к демонстрационному поведению и завышению самооценки.

Таким образом, у детей, больных бронхиальной астмой, наблюдается сочетание крайних проявлений интроверсии или экстраверсии с высокой степенью эмоциональной нестабильности (нейротизма). Также у детей этой группы отмечены высокие показатели по шкале лжи, что говорит о тенденции к неадекватной самооценке (завышенной или заниженной), что одинаково плохо сказывается на процессе социализации и преодолении жизненных трудностей.

Характеристика практически здоровых детей.

1. Вадим В. — меланхолик с умеренной степенью интроверсии и высокой эмоциональной устойчивостью. Показатель по шкале лжи ниже критического, что свидетельствует об искренности Вадима и адекватности его самооценки. Такие черты меланхолика, как замкнутость, необщительность, тихий, спокойный нрав, компенсируются у Вадима его уверенностью в себе и своих возможностях. Он не сразу раскрывается незнакомым людям, осторожно заводит новые знакомства, но его круг общения стабилен, и в отношениях с друзьями он всегда стремится показать себя с лучшей стороны.

2. Люба Е. — сангвиник с умеренной степенью экстраверсии и высокой степенью эмоциональной устойчивости. Адекватно оценивает свои возможности и способности. Общительна, открыта, разговорчива, общительна, беззаботна. Своей открытостью Люба быстро завоевывает всеобщую любовь, у нее много друзей и знакомых. Оправданно занимает положение лидера в классе.

3. Кирилл К. — флегматик, умеренный интроверт с высокой эмоциональной устойчивостью. По шкале лживости не превысил крайний показатель. Кирилл обладает рассудительностью, сдержанностью, спокойствием. Ему удается нейтрализовать такую черту флегматика, как пассивность, за счет сильной внутренней мотивации в учебе.

4. Люда К. — меланхолик, умеренный интроверт со средней эмоциональной устойчивостью и адекватной самооценкой.

5. Наташа К. — холерик с умеренной экстраверсией и средней эмоциональной устойчивостью. Склонность к демонстративному поведению отсутствует. Наташа импульсивна и оптимистична, обладает способностью быстро переключаться с одного дела на другое. При этом ее быстрая возбудимость, неспокойность не переходит в агрессию. В стрессовых ситуациях она быстро ориентируется.

6. Алеша К. — холерик, умеренный экстраверт с высокой эмоциональной устойчивостью. У Леши есть склонность к демонстративному поведению и завышению самооценки. В общении со сверстниками Леша часто занимает лидерское положение, его демонстративность сложилась в ярко выраженные артистические способности. Оптимистичен, активен. В силу высокой степени эмоциональной устойчивости редко помнит обиды.

7. Егор М. — меланхолик, умеренный интроверт с высокой эмоциональной устойчивостью. Егору также свойственно желание показаться лучше, чем он есть, высокий уровень притязаний. Для него решающим является то, как на него посмотрят и оценят окружающие, поэтому он стремится к хорошим результатам в любом деле. Принимает и глубоко переживает только справедливую критику.

8. Нина Н. — меланхолик, умеренный интроверт с высокой эмоциональной устойчивостью. Самооценка адекватная. Тихий нрав, необщительность и замкнутость среди круга хорошо знакомых людей у Нины проходят. Так как Нине свойственно адекватно оценивать окружающую обстановку и она обладает высокой эмоциональной устойчивостью, ей удается избежать излишней тревожности и пессимистичности.

9. Саша П. — сангвиник, ярко выраженный экстраверт с высокой степенью эмоциональной устойчивости. Общительный, открытый, разговорчивый, живой и беззаботный. Отсутствует склонность к демонстративной модели поведения. В отношениях со сверстниками справедливо занимает положение лидера, оценивает адекватно свои способности и окружающую обстановку. В стрессовой ситуации быстро ориентируется, легко преодолевает препятствия.

10. Коля С. — меланхолик, ярко выраженный интроверт со средней степенью эмоциональной устойчивости. У Коли высока степень искренности, адекватная самооценка. Однако сочетание крайней выраженности интроверсии и недостаточной эмоциональной устойчивости делает Колю очень ранимым. Он тяжело переживает неудачи, ему с трудом удается заводить новых друзей.

11. Алеша Щ. — сангвиник, умеренный экстраверт с высокой степенью эмоциональной устойчивости. Склонность к демонстрационному поведению отсутствует.

12. Никита К. — сангвиник, умеренный экстраверт с высокой степенью эмоциональной устойчивости. При этом Никита склонен привлекать внимание демонстративным поведением. Но так как у него высокая степень эмоциональной устойчивости, демонстративность Никиты проявляется в стремлении быть задействованным в различных творческих кружках.

Таким образом, в результате проведенного исследования по опроснику Г. Айзенка было выявлено, что у практически здоровых детей гораздо реже, чем у их сверстников, больных бронхиальной астмой, проявляются крайние варианты темперамента. Практически здоровые дети обладают высокой степенью эмоциональной устойчивости, как правило, по шкале лжи их показатели не превышают пределы нормы.

Исследование показало, что дети, страдающие бронхиальной астмой, имеют особые, ярко выраженные черты характера, которые принято называть акцентуациями. Респонденты проявляют черты интроверсии, замкнутости, ригидности, угрюмости. У этих детей ярко выражен дистимичный тип акцентуации (у 9 из 12 детей). 3 из 12 детей характеризуются повышенной возбудимостью, гиперактивностью, склонностью к демонстративному поведению с целью привлечь внимание, т.е. относятся к гипертимным акцентуантам.

Практически здоровые дети по опроснику Г. Айзенка показали высокие и средние результаты эмоциональной устойчивости (ни у одного из 12 опрошенных не было отмечено высокого уровня нейротизма). Кроме этого, респонденты из данной экспериментальной группы характеризуются средним уровнем проявления интроверсии/экстраверсии. Выявлено только 2 случая ярко выраженного проявления этих черт — 1 случай высокой степени интроверсии, 1 случай ярко выраженной экстраверсии. Но в обоих случаях дети эмоционально устойчивы, не склонны к завышению или занижению самооценки.

Подчеркнем, что для успешного лечения больного с астмой необходима оценка не только его характерологических особенностей, но и эмоциональной сферы, изучение поведения ребенка с родителями дома, в школе, среди друзей, оценка реакций ребенка на непосредственное окружение, стресс.

Изменения поведения, особенно у детей, требующих стационарного лечения, являются важными характеристиками, которые должны учитываться в реабилитационных программах, в том числе и в программах общеобразовательной школы. Эффективное лечение в ранней стадии может предотвратить последующие эмоциональные отклонения. Обычно психические изменения вследствие бронхиальной астмы не требуют психотерапии и достижение стойкой ремиссии ведет к нормализации психики ребенка.

Работа выполнена при поддержке ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы (№ 14.B37.21.0207).

Потатуркина-Нестерова Наталия Иосифовна, доктор медицинских наук, профессор кафедры общей фармакологии с курсом микробиологии Ульяновского государственного университета, г. Ульяновск.

Нестеров Алексей Сергеевич, доктор медицинских наук, профессор кафедры инфекционных, кожных и венерических болезней Ульяновского государственного университета, г. Ульяновск.

источник

Особенности эмоционального развития младших школьников. Эмоционально-личностные особенности детей с бронхиальной астмой. Эмоционально-личностные особенности подросткового возраста и их специфика у подростков с бронхиальной астмой

По данным анамнеза известно, что первый пик заболеваемости и наибольшая частота рецидивов отмечается в период возрастных кризисов. Наиболее значимыми являются кризисы младшего школьного и подросткового возраста (Исаев Д.Н., 2005; Билецкая М.П., Мельникова Н.О., 2007).

Психологические особенности детей с бронхиальной астмой

Начало школьной жизни расширяет восприятие ок­ружающего мира, увеличивает опыт, приобретенный ре­бенком вне дома, расширяет и интенсифицирует сферу его общения. Все это сказывается на эмоциональном разви­тии младшего школьника (Матюхина М.В., 1976; Левитов Н.Д., 1969; Аверин В.А., 1998; Крайг Г., 2000). В этом возрасте ребенок начинает больше дифференцировать свои эмоции, при этом он экспериментирует, пооче­редно испытывая чувства злости, вины, обиды, испуга или радости. На что-то он не обращает внимания, что-то с не­годованием отвергает, но что-то из этого набора работает и дает свои результаты. Необходимо отметить, что результа­ты эмоционального выбора, сделанного ребенком, в не­малой степени будут зависеть от деятельности значимых взрослых — родителей, учителей (Кулагина И.Ю., 1996; Аверин В.А., 1998, Райс Ф., 2000).

Наиболее значимыми для этого воз­раста являются эмоции страха, интереса и радости. Рассмотрим подробнее каждую из них.

Ослабление эгоцентризма, характерное для этого воз­раста, рост самосознания и чувства ответственности ве­дет к уменьшению числа страхов, особенно это тенденция выражена у мальчиков. Однако страхи не исчезают, они трансформируются.

Читайте также:  Медицина болезни бронхиальная астма

1. Ведущий страх этого возраста — страх «быть не тем», страх несоответствия общепринятым нормам по­ведения, требованиям ближайшего окружения: семьи, школы, сверстников. Конкретными формами это­го страха являются страхи сделать что-нибудь не то, неправильно, не так, как следует. Страх несоответствия берет начало из сформированного у ребенка умения оценивать свои по­ступки с точки зрения нравственных предписаний, кото­рое лежит в основе формирующегося чувства ответствен­ности. Необходимо учитывать, что гипертрофиро­ванное чувство ответственности с преобладанием правил, запретов, угроз и условностей лишает ребенка самостоятельности, инициативности и решительности. Анало­гичные формы поведения характерны и для детей, у кото­рых чувство ответственности сформировано недостаточ­но, а тем более, если оно отсутствует совсем (Дубровина И.В., 1997; Матвеев Б. Р., 2006).

Наиболее частым видом страха несоответствия в этом возрасте является страх опоздать в школу. Он силь­нее выражен у девочек, поскольку у них раньше возникает и сильнее проявляется, чем у мальчиков, чувство вины. Страх опоздания в школу — это один из симптомов синд­рома «школьной фобии». Нередко, как отмечает А.И. Захаров (2007), это не столько страх самой школы, сколько страх расставания с родите­лями, к которым привязан тревожный, к тому же часто болеющий и потому гиперопекаемый ребенок (Оудсхорн Д.Н., 1993; Куфтяк Е.В., 2003) .

Другой причиной «школьных страхов» ребенка мо­гут быть его конфликтные отношения с учителями, равно как и со сверстниками, боязнь их агрессивного поведения. Нередко сами родители провоцируют возникновение это­го страха, когда в своем стремлении иметь ребенка-отлич­ника, постоянно ориентируют его только на наивысшие достижения, давая ему установку «быть лучшим».

Результаты «школофобии» весьма многообразны: от психосоматических симптомов в виде головных болей, колик в желудке, головокружения и рвоты до негативных психологических, таких как: появление чувства неуверенности в сво­их силах, сомнение в своих знаниях и привычка опираться на постороннюю помощь при малейших трудностях.

Наряду со «школьными страхами» для этого возраста типичен страх стихии: бури, наводнения, урагана, землетрясения. Все эти страхи, по мнению А.И. Захарова (2007), продукты так называемого «магического мышления» школьника, его склонности верить в разного рода предсказания, суеверия, «роковое» стечение обстоятельств.

Интерес рассматривается К. Изардом как фундамен­тальная, врожденная эмоция и считается доминирующей среди всех других. Именно интерес побуждает ребенка к исследованию окружающего его мира.

Интерес тесным образом связан с эмоцией радости. Их взаимодействие — это своеобразная эмоцио­нальная основа творческой деятельности ребенка, поэтому положительный эмоциональный фон так важен в ходе познавательной деятельности. В этой связи необходимо отметить, что интерес — это наиболее распространенная форма положи­тельных эмоций. Там, где есть положительная эмоция, там, как правило, любые действия сопровождаются интересом. С эмоцией интереса тесно связана эмоция радости.

Дети, переживающие радость, имеют больше воз­можностей узнать и оценить окружающий мир. Такому ребенку легче увидеть красоту и добро в природе и чело­веческой жизни. Радость позволяет ребенку чувствовать более тесную и многообразную связь с миром. Данная эмоция — нечто большее, нежели положительная установка на себя и на мир. Радость всегда сопровождается чувством энер­гетического подъема. Радостный ребенок имеет больше оснований чувствовать себя свободным, чем тревожный и угрюмый.

Радость оказывает позитивное влияние на восприя­тие и познавательную деятельность школьника. Однако в некоторых ситуациях взаимодействие радости с познава­тельной деятельностью может давать парадоксальные эф­фекты. Например, если задача слишком трудна для ребен­ка и требует большой и настойчивой работы, то школь­ник, преисполненный радостным настроением, может просто отбросить саму задачу как помеху на пути пережи­ваемой им эмоции.

Переживанию радости препятствуют нарушенные детско-родительские взаимоотношения: гипернормативность, жесткий контроль или безразличное отношение к ребенку. Догматизм в воспитании, мешающий ребен­ку познать и понять самого себя, также ведет к угнете­нию этой эмоции (Аверин В.А., 1998; Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М., 2003; Билецкая М.П., 2007).

Эмоции интереса и радости тесным образом связа­ны с познавательной деятельностью ребенка. Интеллек­туальный успех невозможен, если ребенок активно не пе­реживает эти эмоции.

Наличие у ребенка психосоматического заболевания (в частности, бронхиальной астмы) накладывает на него целый ряд жизненных ограничений, которые связаны не только с условиями проживания, но и оказывают влияние практически на все аспекты жизни ребенка (Билецкая М.П., Мельникова Н.О., 2007).

В качестве иллюстрации можно привести воспоминания П.Д. Хенневея, болезнь которого подтолкнула на то, чтобы самому заняться изучением проблемы бронхиальной астмы:

«Я никогда не забуду свой первый приступ бронхиальной астмы. Я проснулся с жутким ощущением удушья. Моим легким не хватало воздуха, и каждая попытка вздохнуть вызывала хриплые визгливые звуки. Грудная клетка быстро поднималась и опускалась. Разумеется, я был очень напуган. Родители, встревоженные не менее меня, поставили на плиту чайник и заставили меня вдыхать горячий пар. Вскоре прибыл наш семейный врач. Он немедленно сделал мне инъекцию лекарства, которую он назвал адреналином. К моему изумлению, через несколько минут после укола дыхание у меня нормализовалось. Я чувствовал себя так, будто меня спасли от верного удушения. Врач сказал моим родителям, что пережил первый, но, видимо, не последний приступ астмы. Тогда я не знал, что этой болезни суждено сыграть в моей жизни огромную роль.

В детстве астма создавала для меня множество проблем. Мой рост вскоре начал задерживаться, и я получил кличку «сиплый». Мне приходилось часто пропускать занятия. Участие в играх и занятиях спортом были ограничены, поскольку любое значительное физическое напряжение «запускало» приступ астмы. Я прошел тесты на аллергию, которые показали, что у меня аллергия практически ко всему окружающему. Были убраны любимые мягкие игрушки, а нашей собаке запретили входить в дом. Моя и без того не слишком многообещающая футбольная карьера в школе прервалась в результате сильного приступа астмы, который закончился для меня кратковременным пребыванием в больнице. В те времена не было эффективных медикаментов, предотвращающих астму, вызванную физическими нагрузками, поэтому я переключился на гольф, более безопасный вид спорта.

К счастью в юношеские годы астма постепенно начала отступать, и теперь хрипы у меня появляются только при физических нагрузках и в холодную погоду или при сильной простуде. Во время учебы в медицинском колледже, в интернатуре и на стажировке я научился диагностировать и лечить множество болезней, включая астму. Меня обучили, как помочь пациенту, страдающему от хронической астмы и каким образом контролировать такую астму в долгосрочном плане» (Хенневей П.Дж., 1998).

Известно, что длительно текущее заболевание обусловливает задержку эмоционального развития, эмоциональную незрелость. Хроническая физическая и психическая астения тормозит развитие активных форм деятельности, способствует формированию таких черт личности, как робость, боязливость, неуверенность в себе. Эти же свойства обусловливают и создание для больного ребенка режима ограничений и запретов, поэтому в исследованиях, посвященных этиопатогенезу бронхиальной астмы, большое внимание уделяется роли семьи. Особенно важно изучить взаимоотношения ребенка и матери, определяющие психологическое формирование личности. Условия гиперопеки формируют искусственную инфантилизацию. У большинства больных с астмой отмечается стремление к здоровью, появляются интересы и рассуждения, свойственные взрослым (Соловьева С.Л., 1991).

Д.Н. Исаев (2005) отмечает, что особенности личности больных, страдающих бронхиальной астмой, оценивают различно. Во многих случаях не представляется возможным получить представление о предболезненном состоянии психики, так как дети очень рано заболевают бронхиальной астмой. Все же в настоящее время удалось установить, что среди личностных черт, наблюдавшихся до начала болезни, наиболее часто отмечались:

Среди личностных особенностей детей с бронхиальной астмой доминируют неустойчивость, эмоциональная лабильность, истероидность, эгоцентризм, снижение способности к ролевому взаимодействию. Страх удушья формирует тревожность, чувство отверженности, подкрепляемые переживаниями своего отличия от сверстников. Для детей с астмой характерным является более высокий уровень негативных эмоций, обедненное воображение, неспособность отличить эмоциональные проблемы от переживаемых физических нарушений. Специфические личностные нарушения у них не выявляются; больные с астмой не отличаются от других детей в приобретении навыков, в учебе.
Около 25-30% обострений заболевания связаны с периодами эмоционального напряжения. Эмоциональный стресс сам по себе может быть пусковым фактором обострения астмы. Смех, плач, страх, психоэмоциональное напряжение в семье могут привести к гипервентиляции и реакции бронхоспазма. К такому же эффекту приводят приступы паники у детей с астмой.

К наиболее типичным реакциям личности на заболевание относят:

· астенодепрессивный (в форме эмоциональной слабости и снижения настроения);

У детей представление о болезни более отвлеченно, чем у больных с другими заболеваниями. Большинству детей, преимущественно девочкам, свойственно вытеснение болезни из сознания. В отличие от больных мальчиков, они не пытались понять и назвать причину своего заболевания. Только 1/3 детей смогла указать признаки бронхиальной астмы («задыхаюсь», «трудно дышать»). Подавляющее большинство детей о своей болезни говорили неопределенно. Слово «болезнь» в их сознании нередко ассоциировалась не с астмой, а с другими более «обычными» заболеваниями. (Исаев Д.Н., 2005).

Эмоционально-личностные особенности младших школьников с бронхиальной астмой были исследованы Е.А. Горской (2005). Анализ результатов проективной методики «Где живут чувства?» показал, что больные дети реже выбирают отрицательные эмоции и чувства, а чаще — положительные, что может свидетельствовать о том, что дети с бронхиальной астмой отрицают проявление негативных эмоций и более склонны к выражению социально приемлемых позитивных эмоций. Результаты анализа отношения к болезни и здоровью по данным «Цветового теста отношений» (ЦТО) показали, что для большего числа здоровых детей понятие «здоровье» связано с положительными эмоциями и добрым отношением к ним со стороны окружающих, с лечением, при проявлении различных недомоганий. Из результатов тестирования следует, что, хотя болезнь детей с бронхиальной астмой не связана с получением особых благ и положительных эмоций, она имеет большое эмоциогенное значение для ребенка.

Выявлены взаимосвязи между уровнем тревожности у младших школьников, больных бронхиальной астмой и параметром «недовольство собой» по данным проективной методики «Дом — Дерево – Человек» (ДДЧ); у их здоровых сверстников уровень тревожности связан с параметром «агрессивность».

Совладающее поведение больных детей характеризуется использованием экстрапунитивных реакций с фиксацией на самозащите (реакция по внешнеобвиняющему типу).

Таким образом, Е.А. Горская считает, что если у здоровых детей переживание тревоги связано с агрессивным поведением (активно-компенсаторное поведение), то у больных бронхиальной астмой тревога большей частью не осознаётся и проявляется в самообвинительных тенденциях (пассивно-компенсаторное поведение).

Для детей младшего школьного возраста с бронхиальной астмой характерен повышенный уровень эмоций: страха, стыда, вины и удивления. Страхи больных детей сходны по своей структуре с возрастными, но отличаются большей напряженностью, полиморфизмом, фиксацией на обьекте. У детей с бронхиальной астмой из неполных семей отмечается усиление вины при меньшей актуальности эмоций страха, стыда и удивления.

Для детей младшего школьного возраста с бронхиальной астмой характерены тревожность и повышенный уровень физической агрессии, подозрительности. У больных детей из неполных семей отмечается резкое увеличение степени выраженности негативизма, подозрительности и чувства вины, и, наоборот, снижение физической агрессии (Мельникова Н.О.).

Дата добавления: 2018-06-27 ; просмотров: 184 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

источник

1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ ГОУ ВПО АМУРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ Психологические особенности детей и подростков с бронхиальной астмой учебное пособие (для студентов лечебного и педиатрического факультетов,интернов, клинических ординаторов) Благовещенск 2009

2 УДК Психологические особенности детей и подростков с бронхиальной астмой: учебное пособие /Е.Б. Романцова, А.Ф. Бабцева Э.Л. Чупак О.Б. Приходько, А.Г. Фомина. Благовещенск: Полисфера, с. Рецензент: к.м.н. Шамраева В.В. В учебном пособии освещены вопросы вегето- психологических особенностей у детей и подростков с бронхиальной астмой. Дан анализ семейного функционирования и особенностей воспитания в семьях детейастматиков. Показана зависимость динамики заболевания от психологической комфортности детей и подростков. Рекомендуется для студентов лечебного и педиатрического факультетов, интернов, клинических ординаторов, педиатров. Печатается по решению ЦМК 3, ЦКМС, ГОУ ВПО Амурская ГМА, 2009 Романцова Е.Б., Бабцева А.Ф., Чупак Э.Л., Приходько О.Б., Фомина А.Г. 2

3 Введение Мир детства неотъемлемая часть образа жизни и культуры любого отдельно взятого народа и человечества в целом. Однако наше познавательное отношение к этому миру внутренне противоречиво. Интерес к детству, как и к историческому прошлому, возникает лишь на определенном этапе индивидуального и социального развития, а любые представления о нем отражают весь пройденный нами жизненный путь, каким он представляется нашему сегодняшнему самосознанию. Взрослый человек не может вернуться в оставленную страну своего детства, мир детских переживаний часто кажется ему таинственным и закрытым. В то же время каждый взрослый несет свое детство, точнее, его наследие в себе и не может даже при желании освободиться от него. В свою очередь, ребенок не может ни физически, ни психологически существовать без взрослого; его мысли, чувства и переживания производны от жизненного мира взрослых. Парадокс, выраженный формулой «мальчик отец мужчины», повторяется в науках об обществе: общество не может познать себя, не поняв закономерностей своего детства, и оно не может понять мир детства, не зная истории и особенностей взрослой культуры. Знания особенностей детской психологии чрезвычайно важны в понимании формирования соматического и психического здоровья ребенкаподростка-взрослого. В формировании заболеваний органов дыхания, имеющих психосоматический компонент, как этап развития болезни (например, бронхиальная астма (БА)) очень важно отчетливо представлять вклад в реализацию болезни вегетативной нервной системы и психологических особенностей ребенка. С периода внутриутробного развития формируются особенности нервной системы ребенка. Неблагополучное течение беременности, неадекватное отношение матери и других близких к здоровью малыша являются значимыми факторами в формировании и ранней манифестации генетически наследуемого заболевания. 3

4 Роль вегетативной нервной системы в патогенезе БА и особенности психологического статуса у детей и подростков В последнее время расширились представления о роли ВНС в клинической патологии [Вейн A.M., 2001], в том числе, при БА [Александрин В.А., 2003; Соколова Л.В., 2003], где с высокой частотой встречаются вегетативные расстройства, которые могут предшествовать ее развитию. При этом, вегетативную дистонию при БА рассматривают как преморбидный фон с преобладанием парасимпатического тонуса, [Морозова М.А., 2001] или как проявление нарушения центральных механизмов регуляции [Митин Ю.А, 2001], возможно связанных с нарушением метаболических процессов [Величковский, Б. Т., 2001]. В клинической картине приступного периода БА выявлен ярко выраженный патологический вегетативный компонент, особенно выраженный при ее тяжелом течении. Преобладание тонуса парасимпатического отдела ВНС способствует возникновению у детей и подростков респираторных нарушений. Так, у 75% с преобладанием ваготонии отмечаются патологически измененная «почва» в виде резидуально — органической недостаточности головного мозга, обусловленной патологией беременности и родов. Одной из причин ухудшения бронхиальной проходимости в ночное время некоторые авторы видят в изменении вегетативной регуляции, в частности недостаточной активности симпатического отдела ВНС. Помимо прямого бронхоконстрикторного действия парасимпатический отдел ВНС оказывает влияние на активность воспалительного процесса при БА увеличивая синтез IgE. Известно, что при БА одним из основных медиаторов аллергической реакции является гистамин. Активируя HI — гистаминовые рецепторы, он усиливает образование провоспалительных простагландинов, а также 4

Читайте также:  Понятие пневмонии и бронхиальной астмы

5 хемотаксис эозинофилов и нейтрофилов. Доказано, что у детей с БА имеет место повышенная чувствительность HI — рецепторов к гистамину. Учитывая взаимосвязь нервной и иммунной систем [Абрамов В.В., 1991], существуют доказательства их взаимодействия в формировании различных атопических заболеваний. Известно, что одним из ключевых звеньев развития затяжного и хронического воспаления разной локализации (в том числе и БА) рассматриваются изменения иммунной системы. При патологии ВНС формируется вторичное иммунодефицитное состояние. Иммунологические нарушения обусловлены как общей дизрегуляторной активностью гипоталамуса, так и особенностями периферического катехоламинового обеспечения при различных типах вегетативной дистонии. Формирование вегетосоматического синдрома у детей происходит в результате перинатального воздействия повреждающих факторов на высшие отделы центральной и вегетативной нервной систем, а в восстановительном и резидуальном периодах энцефалопатии происходит трансформация многообразной неврологической патологии в синдром вегетативных нарушений. Учитывая, что гипоксия плода в анте — и интранатальный период, в первую очередь, отражается на созревании структур головного мозга, особенно клеток коры и гипоталамуса, где расположены многие структуры лимбико — ретикулярного комплекса, было высказано предположение о том, что диэнцефальные нарушения имеют определенное значение и предшествуют висцеральной патологии. У детей, перенесших перинатальную патологию ЦНС, в клинической картине приступного периода бронхиальной астмы ярко выражен вегетативный компонент, связанный по своему происхождению с деятельностью регулирующих структур мезодиэнцефальных образований. Известно, что внутриутробное повреждение плода с нарушением стволовых структур мозга, регулирующих функцию респираторных систем, создают условия для формирования БА. Манифестация патологического 5

6 процесса при БА зависит от функционального состояния сложнейшего межсистемного комплекса «нейро — иммуно — эндокринного блока», который интегрируя важнейшие защитные функции организма (иммунная, вегетативная регуляция, антистрессорная защита и др.) и определяя интенсивность их ответа, направленность и специфичность, может создать ситуации перехода физиологического состояния в патологическое. Вегетативные нарушения возникают в результате дисфункции мозга на уровне высших вегетативных центров, которые проявляются дисгормональными, дисметаболическими и респираторными расстройствами. Респираторные нарушения — это хроническая гипервентиляция, которая дестабилизирует гомеостатическую ситуацию, нарушая жесткие константы внутренней среды организма. Перинатальное повреждение нервной системы способствует формированию уже в младенческом возрасте вегетосоматической патологии, которая проявляется функциональными нарушениями. Это связано с тем, что уже в период новорожденности у детей с ППЦНС отмечается сниженный уровень адаптированности клеток крови, даже в физиологических условиях и срыв адаптации при избытке продуктов ПОЛ, отмечаемом при острой или хронической гипоксии. У этих детей обнаружены признаки диссоциации в деятельности вегетативных центров, на что указывает выраженная разнонаправленность отдельных критериев, характеризующих вегетативный тонус, реактивность и вегетативное обеспечение деятельности. Преобладание вегетативной дисфункции в дыхательной системе сопровождается респираторными нарушениями: одышка во время умеренной физической нагрузки, приступы пароксизмального невротического кашля (спазматический вагусный кашель), приступы одышки по ночам «псевдоастма». В развитии бронхоспазма могут принимать участие и психогенные факторы, при развитии «псевдоастмы» у детей с вегето — сосудистой дистонией. Также отмечена «положительная корреляция психологических отклонений и 6

7 феномена гиперреактивности бронхов», которую отдельные авторы расценивают как психологический «преморбидный фон в формировании БА». Изменения вегетативной регуляции и нарушения со стороны психологического статуса неразрывно связаны между собой, составляя единый психовегетативный синдром. БА рассматривают как гетерогенное заболевание, с хроническим течением в патогенезе которого определенную роль играют психоневрологические нарушения и проявляется тесное взаимодействие соматических и нервно -психических факторов. Существуют многочисленные исследования по изучению особенностей психического состояния больных БА. В то же время создание широкого арсенала эффективных средств, применяемых для лечения БА, оттеснило на задний план проблему личности больного, его психики и значение «внутренней картины болезни». Недостаточный учет этих факторов порою ведет к снижению эффективности лечения. Известно, что функционирование системы регулирования психофизиологических соотношений происходит как за счет психологических механизмов (социально — психологический уровень и собственно психический уровень, включающий особенности личности и психического состояния), так и механизмов физиологических (уровень интегративных систем головного мозга, периферические механизмы вегетативно — гуморального регулирования, уровень органа или исполнительный орган). Психологические факторы являются одним из компонентов сложного патогенетического комплекса, который определяет развитие бронхиальной астмы. По мнению Березина Ф.Б. и соавт. с психическими изменениями наиболее тесно связаны частота астматических приступов и в меньшей степени их тяжесть, а также содержание имммуноглобулинов в крови. В то же время хронические заболевания, к которым относятся и аллергические, оказывают отрицательное влияние на психику, обусловливая в детском возрасте патологическое формирование личности. Так, в условиях хронической болезни у детей и подростков наблюдается готовность к ипохондрическому типу реагирования, возникают невротические ипохондрические расстройства. По 7

8 данным Гурьяновой Е.М. все подростки, больные бронхиальной астмой, имеют акцентуацию характера с преобладанием эпилептоидных и шизоидных типов, высокий уровень тревожности. Исаев Д.Н. подчеркивает, что основными факторами, которые оказывают влияние на отношение детей к болезни, является возраст, преморбидные особенности личности, темперамент, отношения в семье, тип воспитания и реакция родителей на болезнь ребенка. Гармоничное отношение к болезни способствующее благоприятному течению заболевания у детей и подростков, больных БА, встречается редко. Наиболее типично воспитание в культе болезни с зависимостью от лекарств, режима, целого ряда ограничений, воспитание с детства чувства слабости, отличия от сверстников. При оценке психологических особенностей больных БА нельзя не учитывать «внутреннюю картину болезни». Эта картина зависит от преморбидных личностных особенностей больного, тяжести и длительности заболевания. Фоном, определяющим внутреннюю картину болезни», служит тип отношения больного к заболеванию. У больных БА лишь в 50 % случаев отмечаются «чистые» типы, в остальных — диагностированы «смешанный» и «диффузный» типы отношения к заболеванию. Роль психических факторов в патогенезе БА подтверждается данными о возникновении и провокации приступов при эмоциональной нагрузке и психологическом стрессе. В развитии острого приступа психический фактор играет большую роль у всех больных. Однако, особенно очевидно его значение для «запуска» приступа у детей с тяжелым течением заболевания. Выделяют психотравмирующие факторы, связанные с особенностями аллергических заболеваний. При бронхиальной астме ими считают боязнь приступа, ограничение физических возможностей. Эти авторы утверждают, что нормализация условий жизни в семье, детском коллективе, исключение стрессовых ситуаций, чрезмерных психических нагрузок влияют эффективнее самых современных методов медикаментозной терапии. У детей с аллергическими заболеваниями выявляются необъективная самооценка и неправильное представление о своем месте в коллективе, 8

9 переоценка качеств характера, что не может не нарушать их взаимоотношений со своими сверстниками. Дети, больные БА, с трудом вступают в контакт с другими детьми, их общительность во многом зависит от настроения. Некоторые авторы считают, что тревоги детей по поводу своего заболевания в большинстве случаев находят отражение в тревогах родителей: между матерью и ее больным ребенком складываются отношения, при которых исключаются из контакта отец и другие дети. Такие взаимоотношения называют «аллергическими». Тревога — центральный элемент в механизме формирования психического стресса. Об эмоциональном стрессе говорят тогда, когда эмоция приобретает силу или длительность, при которых оказывается недостаточной способность человека к восстановлению психического равновесия посредством разрешения стрессогенной ситуации путем воздействия на нее или изменения своего отношения к ней. Роль тревоги как сигнала неблагополучия и опасности заключается в том, что она активизирует процессы психической адаптации. У детей с БА выявлен высокий уровень тревожности. При нарушениях в парасимпатическом отделе ВНС отмечается более высокая тревожность. В качестве одного из возможных факторов риска развития психосоматических расстройств рассматривают алекситимию, встречающуюся до 60% среди больных БА, особенно при ее тяжелом течении. Некоторые авторы предлагали использовать в качестве индуктора эмоционального состояния изменение дыхательной функции. Так, при воспоминании или представлении какого — либо эмоционально окрашенного события у испытуемых дыхание становится частым и глубоким, а при испуге происходит его замедление. Своеобразие личности человека, характер его реагирования на ту или иную ситуацию определяет не только разнообразие физиологических реакций организма, но и формирование особенностей структуры различных болезней, их течение и форма. Известно, что эмоционально — вегетативный комплекс играет важную роль в приспособительной деятельности. Если первый компонент его — сигнал к действию, то второй — обеспечивает действие энергетически. При патологии 9

10 происходит нарушение взаимодействия эмоциональных и вегетативных процессов, что приводит к утрате приспособительного характера на меняющиеся условия внешней и внутренней среды, вследствие чего возникает психовегетативный синдром. Таким образом, различные психологические факторы у больных БА посредством вегетативных и патохимических изменений могут приводить к развитию бронхообструктивного синдрома и служат одним из объяснений многообразия клинико — патогенетических механизмов БА. Психологические особенности детей и подростков с БА Нами исследованы психологические особенности у 150 больных в период ремиссии БА. Группу сравнения составили 90 детей и подростков соответствующего возраста, пола, не имеющие аллергической отягощенности и признаков заболеваний на момент осмотра. Для выявления факторов психологического риска, которые начинают воздействовать уже в период онтогенеза и способствуют возникновению и развитию психоэмоционального напряжения, влекущего формирование особенностей личности, мы проанализировали стрессогенные факторы у детей разных возрастных групп (таблица 1). Таблица 1 Стрессогенные факторы риска, способствующие развитию психоэмоционального напряжения у больных бронхиальной астмой, % 1-6 лет (I группа) 7-11 лет (II группа) лет (III группа) БА Здоровые БА Здоровые БА Здоров. I гр. I А гр. II гр. II A гр. III гр. III А гр. Стресс во время беременности 90±3,5* 50±5,9 57,1±6,1* 34,2±5,8 75,0±3,9* 33,3±5,8 10

11 ** **** 36,7± *** Связь заболевания со стрессом — 54,3±6,2-69,4±5,8 — Частые конфликты в семье (со слов матери) 23,3±6,8 16,6±5,1 28,5±7,1 17,1±5,3 33,3±7,8 22,2±6,9 Частые конфликты в семье (со слов ребенка) ,3±6,1* 46,7±6,1* *** 26,7±6,2 ** *** **** 34,3±7,1 77,7±6,9* 44,4±6,2 Психотравмирующие ситуации (ДОУ, школа и др.) 23,3±6,8 57,1±5,5* **** 28,5±7,1 88,8±5,2* 50,0±8,3 Занятость ребенка дополнительным образованием 40,0±5,9 65,7±5,3* 45,7±6,1 55,5±8,8 44,4±8,2 * p 12 повышенная нагрузка учебная и занятиями в различных кружках и секциях (получение дополнительного образования) преобладали во II группе больных БА (65,7%) по сравнению с I и III группами, хотя среди здоровых сверстников данный показатель был выше, хотя и не достоверно. Известно, что стрессогенными являются любые значимые жизненные события, причем стрессоры могут быть с положительным и отрицательным эмоциональным знаком. Для определения величины степени стрессорной нагрузки мы использовали методику определения стрессоустойчивости и социальной адаптации Холмса и Рея, оценивая частоту встречаемости событий в баллах. Обследование матерей наблюдаемых пациентов показало, что в среднем частота жизненных событий в 1,5-2,0 раза превышает показатели групп контроля соответствующего возраста p 13 Для оценки психологических особенностей личности мы использовали тестом Айзенка. При данном исследовании мы не нашли достоверных отличий результатов в зависимости от возраста и пола. Характеризуя особенности больных БА, в сравнении со здоровыми, можно говорить о преобладании интровертированности (в большей степени у подростков старшей группы) по шкале «экстраверсии интроверсии» (до 72%) и лишь у 28% и 35% (соответственно в III и II группах) имелась склонность к экстраверсии. Уровень интроверсии (медиана и интерквартильный размах) при течении заболевания с ухудшающейся динамикой (диагностируемой нами при увеличении частоты, продолжительности обострения астмы) и при неудовлетворительном состоянии адаптации у больных БА составил 7 баллов (от 6 до 9 баллов), при положительной динамике заболевания, удовлетворительном и напряженном состоянии адаптации — медиана составила 10 баллов, интерквартильный размах 9-12 баллов и в группе здоровых детей и подростков медиана была 15 баллов, интерквартильный размах баллов, p 14 Рис. 2 Показатели интровертированности у детей и подростков с БА в зависимости от особенностей адаптации, динамики заболевания (с улучшением, ухудшением) и в сравнении со здоровыми (%). Таким образом, у детей и подростков с ухудшением течения заболевания и неудовлетворительным состоянием адаптации степень выраженности интроверсии явно выше, чем у больных БА, имеющих улучшение динамики БА и удовлетворительное или напряженное состояние адаптации. Важную роль в определении характерологических особенностей темперамента играет такой показатель, как степень нейротизма. При исследовании детей и подростков с БА, нами выявлено преобладание у них черт, характеризующих «эмоциональную лабильность». Это особенно чувствительные личности, тревожные, мнительные, с развитым чувством ответственности, сострадания и сопереживания, как правило, имеющие заниженную самооценку и частые вегетативные расстройства. Распределение показателей по шкале «нейротизм» было следующим (рисунок 3) БЛАГОПРИЯТ ЗДОРОВЫЕ НЕ БЛАГОПРИЯТ Средний 25%-75% Min-Max 14

15 Рис. 3. Показатели эмоциональной лабильности (шкала «нейротизм») у детей и подростков с БА в зависимости от особенностей адаптации, динамики заболевания (с улучшением, ухудшением) и в сравнении со здоровыми (%). Дети и подростки с неудовлетворительным состоянием адаптации и имеющие отрицательную динамику течения заболевания имели в большей степени крайние показатели эмоциональной лабильности (медиана 17 баллов, верхний квартиль 11, нижний 20 баллов), при стабильном течением БА медиана составляла 7 баллов, верхний и нижний квартили 6-9 баллов. Медиана показателей здоровых детей и подростков 13 баллов, что говорит о ее центральном положении по сравнению с показателем больных БА; 25-й процентиль равен 10 баллам, 75-й процентиль 16 баллам, р 16 У большинства здоровых детей отмечалась средняя степень личной тревожности с равномерным распределение по возрастным группам и полу: у 53,3% (32 детей) низкая тревожность; у 16 детей (26,6 %) очень низкая тревожность; высокая тревожность у 13 детей (20,0%) (p 17 Нервно-психические факторы способствуют провокации и закреплению симптомов астмы, приводя к усугублению тяжести болезни]. Следует учесть, что у детей разного возраста имеются свои психологические особенности, что влияет на их представление о своем заболевании. В предпубертатном и пубертатном возрастном периодах, которые в целом характеризуются рядом особенностей нервно-психических процессов, восприятие заболевания складывается из большого множества факторов и часто восприятие ребенком своей болезни требует дополнительной психологической коррекции. Мы проанкетировали 100 детей в возрасте 7-18 лет с БА различной степенью тяжести. В качестве формы психодиагностической методики был выбран опросник «Тип отношения к болезни», где описано 12 типов отношения к болезни, диагностируемых в соответствии с классификацией Личко А.Е. В соответствии с рекомендациями авторов методики различные типы отношений к болезни были сгруппированы в 3 блока. Первый блок: гармоничный, эргопатический и анозогнозические типы — характеризовался меньшей выраженностью социальной дезадаптации пациента в связи с заболеванием. Второй блок: тревожный, ипохондрический, неврастенический, меланхолический и апатический типы — отличался интрапсихической направленностью. Третий блок: сенситивный, эгоцентрический, паранойяльный и дисфорический типы — характеризовался интерпсихической направленностью. В результате обследования у 60 детей (60%) диагностированы типы отношения к болезни, относящиеся к первому блоку, характеризующему удовлетворительную социальную адаптацию детей к болезни. В 23% случаев (23 человека) встречались типы отношения к болезни с интрапсихической направленностью (второй блок) и у 16% (16 детей) — с интерпсихичческой реакцией на болезнь (третий блок), рисунок 4. 17

Читайте также:  Вкб при бронхиальной астме

18 17,00% 23,00% 60% I блок II блок III блок Рис. 4. Соотношение различных типов реагирования на болезнь у детей с БА, %. Результаты исследования типов реагирования в зависимости от тяжести БА представлены на рисунке % 18% 11,90% 33,30% 80% 23,10% 60% 40% 20% 82% 66% 50% 16,70% III блок II блок I блок 0% легкая БА средней ст. БА тяжелая БА Рис. 5. Распределение детей с БА по типу отношения к болезни в зависимости от её тяжести (%). У детей с легким течением БА в большинстве случаев диагностированы типы отношения к болезни, входящие в первый блок. При 18

19 среднетяжелой БА уже в 11,9% случаев встречались типы отношения к болезни 3-го блока. При тяжелом течении БА количество типов отношений 1- го блока уменьшается, а 2-го и 3-го блока увеличивается. Другими словами при легкой БА больные дети наиболее социально адаптированы, а при тяжелой БА, согласно исследованию, они находятся в подавленном, угнетенном состоянии, «уходят в болезнь» и прочее. Среди диагностируемых типов отношений к болезни, входящих в первый блок, преобладали гармоничный и анозогностический типы (по 45%). При гармоничном типе, который чаще встречается при легкой астме, больные адекватно расценивают своё состояние, и активно способствуют лечению. В тоже время при легкой астме также часто мы сталкиваемся с анозогностическим типом отношения к болезни. Некоторые дети не воспринимают серьёзно «приписываемый» им врачами диагноз, так как качество их жизни существенно не нарушено, они легко могут нарушать гипоаллергенный режим, диету, отказываются от длительной базисной терапии, так как мысли о болезни и её возможных последствиях активно отбрасываются. Такие дети обязательно нуждаются в консультировании психотерапевта, так как анозогностический тип отношения к болезни может привести к ухудшению течения заболевания. Среди типов отношения к болезни, относящихся ко второму блоку, чаще встречаются тревожный (33%) и неврастенический (24%) типы. Непрерывное беспокойство и мнительность больных с тревожным типом определяют угнетенное состояние таких детей, опасение неудач в лечении, поиск «авторитетов». При общении с такими больными врачу не следует высказывать вслух свою интерпретацию результатов обследования и перспективы лечения. У детей с неврастеническим типом отношения к болезни мы наблюдали вспышки раздражения, связанные с назначением болевых методов обследования и лечения (парентеральные инъекции), при малейшей неудаче в лечении больные отличались высоким беспокойством, слезливостью. 19

20 Среди типов отношения к болезни, входящих в третий блок, чуть чаще встречался сенситивный тип (29%). В этом случае дети чрезмерно озабочены о возможном неблагоприятном впечатлении, которое могут произвести на окружающих сведения о своей болезни, присутствует боязнь стать обузой для окружающих. Таким образом, выявленные различные восприятия своей болезни могут оказать влияние на эффективность лечения и прогноз БА и в ряде случаев требуют психологической коррекции. Важную роль в развитии психологического статуса ребенка и формировании внутренней картины болезни играют всевозможные нарушения воспитания в семье. Поэтому изучение семьи и семейного воспитания становится необходимым элементом в деятельности врача и психолога, работающих как со здоровыми, так и с больными детьми. В нашей работе была использована методика, предназначенная для анализа семейного воспитания и причин его нарушения (АСВ). Оценка особенностей семейного воспитания производилась с использованием следующих шкал: уровень протекции в процессе воспитания, степень удовлетворения потребностей ребенка, количество и качество требований к ребенку в семье. Под уровнем протекции в процессе воспитания подразумевалось, сколько сил, внимания, времени уделяют родители при воспитании ребенка. При этом могут наблюдаться два уровня протекции: гиперпротекция, гипопротекция, Под степенью удовлетворения потребностей ребенка подразумевается то, в какой мере деятельность родителей нацелена на удовлетворение потребностей ребенка, как материальных, так и духовных. Разделяют два отклонения: потворствование и игнорирование потребностей Требования к ребенку: обязанности и запреты. Встречаются следующие нарушения: чрезмерность требований-обязанностей, недостаточность требований-обязанностей, чрезмерность требований-запретов, недостаточность требований-запретов. 20

21 Строгость санкций за нарушения требований может быть в крайних двух вариантах: чрезмерность санкций и минимальность санкций. В группе матерей больных бронхиальной астмой детей при исследовании особенностей воспитания в семье, выявлены следующие результаты. По уровню протекции в процессе воспитания преобладающей была гиперпротекция в 66,7% случаев, практически все из опрошенных согласились с утверждениями: Я все время думаю о моем сыне (дочери), о его здоровье, делах и т. п., Ради моего сына (дочери) мне от многого в жизни пришлось отказаться. По шкале степени удовлетворения потребностей ребенка наиболее распространенным было потворствование, в большей степени выраженное у 44,4% матерей, которые указывали на слабость ребенка, стремились к максимальному и некритическому удовлетворению любых его потребностей. Практически в равной степени наблюдалась чрезмерность требованийобязанностей к ребенку и их недостаточность. При чрезмерных требованияхзапретах (в 22,2% случаев) детям все нельзя, типичные высказывания их матерей отражают страх перед любыми проявлениями самостоятельности. Этот страх проявляется в резком преувеличении последствий, к которым может привести даже незначительное нарушение запретов, а также в стремлении подавить самостоятельность мысли ребенка. При недостаточности требованийзапретов к ребенку (в 16,7% случаев) ему все можно, он ни за что не отчитывается перед родителями. Среди матерей детей, страдающих БА, наблюдались устойчивые сочетания различных черт воспитания так называемые типы неправильного воспитания: потворствующая гиперпротекция (в 27,8% случаях, когда больной ребенок находится в центре внимания семьи, которая стремится к максимальному удовлетворению его потребностей); доминирующая гиперпротекция (в 16,7 % случаях, когда ребенок также находится в центре внимания семьи, но его лишают самостоятельности, ставя многочисленные ограничения и запреты, что усиливает астенические черты личности ребенка); 21

22 повышенная моральная ответственность (в 11,1% случаев, когда высокие требования к ребенку сочетаются с пониженным вниманием к нему со стороны родителей, что стимулирует развитие тревожно-мнительных черт характера). По результатам исследования, одной из психологических причин отклонений в семейном воспитании более, чем у 1/2 опрошенных матерей прозвучала фобия утраты ребенка, обусловливающая потворствующую или доминирующую гиперпротекцию. Слабым местом при этом является повышенная неуверенность, преувеличение представления о хрупкости ребенка, тяжести его заболевания. Отношение родителей к ребенку в этом случае формировалось под воздействием накопленного ими страха утраты ребенка. Типичны в этом случае следующие утвердительные высказывания: Только благодаря нашим огромным усилиям сын (дочь) остался жив, Я постоянно переживаю за здоровье сына (дочери). Среди других психологических причин неправильного семейного воспитания следует отметить отклонения характера самих родителей, личностные проблемы родителей, решаемые за счет ребенка (расширение сферы родительских чувств, воспитательная неуверенность матери и др.). Среди матерей здоровых детей нарушения по уровню протекции — гиперпротекция и гипопротекция отмечалась практически в равных соотношениях 22,2% и 27,8%. По уровню удовлетворения потребностей преобладающим было потворствование (в 22,2% случаев), тогда как игнорирование их в 11,1% случаев. Так же, как и в группе больных детей, практически в равной степени наблюдалась чрезмерность требованийобязанностей к ребенку и их недостаточность. Потворствующая гиперпротекция в данной группе матерей не выявлялась, доминирующая гиперпротекция встречалась в 11,1% случаев, гипопротекция в 11,1% (когда ребенок предоставлен сам себе, его жизнью не интересуются и его не контролируют). Среди психологических причин отклонений в семейном воспитании встречались отклонения характера самих родителей, расширение сферы родительских чувств, воспитательная неуверенность матери. В отличие 22

23 от группы детей с БА, фобия утраты ребенка среди матерей здоровых детей не отмечалась (p 24 сплоченности этими уровнями являются разделенный и связанный, для семейной адаптации структурированный и гибкий. Экстремальные уровни обычно трактуются как проблематичные, ведущие к нарушениям функционирования семьи. Самооценочный опросник спроектирован таким образом, что позволяет установить, как родственники в данное время воспринимают свою семью и какой бы они хотели ее видеть. Расхождения между реальным восприятием и идеалом определяет степень удовлетворенности существующей семейной системы: и чем оно больше, тем недовольство выше. Идеал дает информацию о направлении и степени изменений в семейном функционировании, которые хотел бы осуществить каждый испытуемый. Мы применяли эту методику для всех членов семьи детей астматиков и здоровых детей. Результаты исследования в группе детей с бронхиальной астмой распределились следующим образом: Таблица 2 Уровни семейной сплоченности, % Дети с БА % Дети здоровые % Разобщенный 38,8 ± 8,1 p>0,05 19,4 ± 6,5 Разделенный 16,6 ± 6,2 p 0,05 22,2 ± 6,9 Сцепленный 33,3± 7,8 p>0,05 13,8 ± 5,7 Уровни семейной адаптации, % Дети с БА Здоровые Ригидный 44,4± 8,2 p 0,05 36± 8,0 й Гибкий 5,5 ± 3,7 p 0,05 22,2 ± 6,9 p 25 При обследовании родителей детей обращает на себя внимание разница в оценке показателей уровня сплоченности и уровня адаптации в одной семье, которая в большей степени характерна для больных бронхиальной астмой, чем здоровых. Таким образом, развитию бронхиальной астмы у наблюдаемых больных способствовало сочетанное воздействие биологических семейных и социальных факторов (стрессовые ситуации в семье и школе). Выявлены некоторые личностные особенности больных БА: преобладание интроверсии (77,8%) и эмоциональной нестабильности (66,7%) в сравнении с контрольной группой (соответственно, 55,6% и 27,8%); В группе больных бронхиальной астмой выявлен высокий и очень высокий уровни личностной тревожности, не характерный для контрольной группы исследования. Высокий и средний уровни ситуативной тревожности отмечались у всех больных г, в то время как в контроле они определены в 83,4% (p>0,05) При изучении типологических реакций личности на болезнь выявлено значительное преобладание тревожного и анозогнозического типов (в обоих случаях — по 38,9%). При анализе особенностей семейного воспитания в семьях больных БА отмечено явное преобладание неправильных типов воспитания в сравнении с контрольной группой: гиперпротекция в 66,7% случаев, обусловленная более, чем у матерей фобией утраты ребенка, потворствование в 44,4% (соответственно, в контрольной группе 22,2% и 22.2%) (р 26 психологическую атмосферу в семье. Врач общей практики должен увидеть основные проблемы семьи и особенности ее функционирования. Выяснить, является ли семья объектом социальных служб. Важной для формирования адекватного микроклимата в семье является консультация клинического или практического психолога, психотерапевта Список используемой литературы 1. Александрин, В. А. Вегетативная регуляция дыхательной и сердечно — сосудистой систем у больных бронхиальной астмой [Текст] : автореф. дис. канд. мед. наук / В. А. Александрин. СПб., с. 2. Антропов, Ю. Ф. Изменения дыхательной системы при психосоматических нарушениях у детей и подростков [Текст] / Ю. Ф. Антропов // Педиатрия С Астапов, В. М. Тревожность у детей [Текст] / В. М. Астапов. СПб.: Питер, с. 4. Баранов, А. А. Социальные и организационные проблемы педиатрии [Текст] : избр. очерки / А. А. Баранов, В. Ю. Альбицкий. — М., с. 5. Батаршев, А. В. Темперамент и свойства высшей нервной деятельности [Текст] : Психологическая диагностика / А. В. Батаршев. М.: ТЦ Сфера, с. 6. Батурин, К. А. Невротические расстройства у больных бронхиальной астмой [Текст] : автореф. дис. канд. мед. наук / К. А. Батурин. М., с. 7. Вегетативная дисфункция у детей, больных бронхиальной астмой [Текст] / Л. В. Козлова [и др.] // Пульмонология детского возраста 6 проблемы и решения / под ред. Ю. Л. Мизерницкого, А. Д. Царегородцева. М.; Ростов н/д Т. 3. С Вейн, A. M. Вегетативные расстройства [Текст] / А. М. Вейн. М., С Влияние перинатального повреждения центральной нервной системы на формирование и течение бронхиальной астмы у детей [Текст] / Ю. Л. Мизерницкий [и др.] // Аллергология С Геппе, Н. А. Образовательная программа «Аллергия у детей. Основы лечения и профилактики» [Текст] : пособие для врачей / // Н. А. Геппе, В. А. Ревякина ; под ред. Н.А. Геппе. — М.: Миклош, с. 11. Заковряшин, М. С. Некоторые особенности психического статуса у детей с бронхиальной астмой [Текст] / М. С. Заковряшин, Н. В. Дмитриева // Рос. педиатр. журн С Исаев, Д. Н. Психосоматические расстройства у детей [Текст] / Д. Н. Исаев. — СПб.: Питер, с. 26

27 13. Кельмансон, И. А. Оценка темперамента ребенка первого года жизни [Текст] / И. А. Кельмансон. — СПб.: Сотис, с. 14. Личко, А. Е. Методика для психологической диагностики типов отношения к болезни [Текст] : метод. рекомендации / А. Е. Личко с. 15. Макаева, М. Я. Нарушения психоэмоционального статуса у детей с бронхиальной астмой [Текст] / М. Я. Макаева, Р. М. Файзулина, В. Л. Юлдашев // Аллергология С Огородова, Л. М. «АСТ» новый инструмент для оценки контроля бронхиальной астмы [Текст] / Л. М. Огородова, О. С. Кобякова // Аллергология С Панюшкина, Н. П. Психосоматические отношения и психотерапия при бронхиальной астме [Текст] / Н. П. Панюшкина // Актуальные проблемы психиатрии, наркологии и неврологии : сб. трудов М.; Хабаровск, Вып. 2. С Ребров, А. П. Особенности психики больных бронхиальной астмой [Текст] / А. П. Ребров, Н. А. Кароли // Рос. мед. журн С Романцова Е.Б. Особенности развития и течения бронхиальной астмы у детей и подростков в разные возрастные периоды [Текст]/дис. д.м.н. /Е.Б. Романцова, — Хабаровск, Чупак, Э. Л. Вегето-психологические особенности подростков с бронхиальной астмой [Текст] : автореф. дис. канд. мед. наук / Э. Л. Чупак. — Владивосток, с. 21. Шнейдер, Л. Б. Психология семейных отношений [Текст] / Л. Б. Шнейдер. — М.: ЭКСМО-Пресс, с. 22. Эйдемиллер, Э. Г. Семейный диагноз и семейная психотерапия [Текст] / Э. Г. Эйдемиллер, И. В. Добряков, И. М. Никольская. — СПб.: Речь, с. 23. Effect of asthma in childhood on psycho-social problems in the family. [Текст]. / D. Gustafsson [et al.]. // J. Psychosom. Res Dec. V. 53(6). P

28 Психологические особенности детей и подростков с бронхиальной астмой учебное пособие (для студентов лечебного и педиатрического факультетов,интернов, клинических ординаторов) Подписано к печати Формат бумаги Бумага тип. 2 Усл. печ. л. Уч.-изд. л. Тираж 100 экз. Издательство «Полисфера», лицензия ПЛД г.благовещенск, ул. Горького, 95. тел

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *