Меню Рубрики

Психопрофилактика при бронхиальной астме

    1. Влияние эмоций на функцию дыхания.
    2. Психотерапия при соматических заболеваниях
    3. Бронхиальная астма ; одно из заболеваний психосоматической патологии
    4. Гипнотерапия ; один из возможных вариантов психотерапии
    5. Семейная психотерапия
    6. Позитивная психотерапия
    7. Возможные причины возникновения заболевания (помимо психосоматических)
    8. Заключение

Влияние эмоций на функцию дыхания хорошо известно из повседневной жизни. О внезапном прекращении дыхания при сильных переживаниях говорится в таких выражениях, как ;перехватило; или ;захватило дух;. Вздох ; общераспространенное выражение печали. Плач ; еще один комплексный экспрессивный феномен, в котором участвует функция дыхания. Но, самое главное, дыхание ; это важнейший компонент речи.

Ввиду такой тесной связи между дыхательной и экспрессивно-эмоциональной функциями вполне вероятно, что в возникновении большинства заболеваний и расстройств дыхательных путей важную роль играют психологические факторы. В литературе имеются отдельные наблюдения, указывающие на то, что эмоциональные переживания ухудшают состояние больных туберкулезом. Однако до настоящего времени систематические исследования в этой области ограничивались исследованием бронхиальной астмы.

В настоящее время отмечается все большая интеграция психотерапии в соматической медицине. Объектом психотерапевтических воздействий становятся различные заболевания и, прежде всего так называемые психосоматические расстройства. Зарубежные ученые подчеркивают, что соматические, в том числе психосоматические, пациенты являются малоперспективными для психотерапевтического воздействия, особенно для психоанализа. Пытаясь объяснить трудности в использовании психотерапии при лечении соматических больных и считая, что основной из них является сложная природа психосоматических заболеваний, ученые конкретизируют некоторые из этих трудностей. К их числу он относит: роль собственно соматических (биологических) механизмов и их представления, и защитные механизмы пациента, имеющие прямое отношение к лечебной мотивации и поведению во время лечения (например, выраженное сопротивление пациента, отрицание им роли психологических механизмов болезни и др.), негативное значение контрпереносных реакций у самих интернистов и психотерапевтов. Все это приводит к тому, что эффективная психотерапия таких пациентов становится трудноосуществимой, если не сказать ; неосуществимой, задачей.

Приходится учитывать также общее отношение к психосоматической проблематике в медицине. Психосоматика, достаточно разработанная и разрабатываемая на теоретическом уровне, пока не приобрела популярности в здравоохранении и медленно внедряется в жизнь, практику обслуживания больных. Однако психотерапия, если ставить перед ней реалистические цели, оказывается, несомненно, полезной при различных соматических расстройствах. Направленная на восстановление тех элементов системы отношений пациента, которые определяют возникновение участвующего в этиопатогенезе заболевания психического стресса либо развитие в связи с последним невротических ;наслоений; психотерапия способствует уменьшению клинических проявлений заболевания, повышению социальной активации больных, их адаптации в семье и обществе, а также повышает эффективность лечебных воздействий биологического характера. В связи с этим следует заметить, что, поскольку наиболее распространенной в настоящее время является медицинская модель заболевания, согласно которой лечение осуществляется, прежде всего, с помощью лекарств и процедур, широкие возможности предоставляет использование психотерапевтического опосредования и потенциирования воздействий биологической природы лекарственных, диетических, физических и др.

При лечении соматических заболеваний широко применяются различные методы психотерапии: гипнотерапия, аутогенная тренировка, внушение и самовнушение и др. Есть данные о положительных результатах использования поведенческой терапии у больных с психосоматическими заболеваниями. Основным в этом случае является преодоление зафиксированных реакций тревоги. С помощью указанных методов можно воздействовать на психопатологические нарушения ; страх, астению, депрессию, ипохондрию, а также на нейровегетативные и нейросоматические функционально-динамические расстройства (со стороны сердечно-сосудистой, дыхательной желудочно-кишечной и других систем).

Существенным стимулом к продолжающимся попыткам эффективного использования психотерапии в соматической клинике явилось развитие различных форм личностно-ориентированной, в том числе и групповой, психотерапии. Это находит отражение не только в зарубежной литературе, психодинамической — и экзистенциально-ориентированной, но и в работах авторов хотя и отрицающих психогенез этих заболеваний, но в то же время признающих важную роль в их происхождении психосоциальных факторов. Объектом групповой психотерапии при этом, как и психотерапевтических воздействий, в целом, являются психологические факторы патогенеза заболевания (интрапсихический конфликт) Механизмы психологической защиты, ;внутренняя картина болезни;, в том числе патологическая реакция личности на заболевание? Система значимых отношений больного, включая нарушенные в результате заболевания социальные связи пациента. Наибольший интерес в настоящее время представляют попытки применения групповой психотерапии при собственно психосоматических заболеваниях, а также вопросы соотношения ее с различными видами симптоматической психотерапии.

Не касаясь многих соматических заболеваний, при которых психотерапия уже сегодня становится важным компонентом комплексного лечения, следует указать на использование ее при восстановительной терапии кардиохирургических больных.

Решающее знание при включении в систему лечения приобретает правильное соотношение личностно-ориентированной и симптоматической психотерапии, определение целей, задач и выбор конкретных психотерапевтических техник с учетом соотношения клинических, психофизиологических и психологических механизмов психосоматического расстройства и его специфики на различных этапах лечения.

Одним из заболеваний, относящимся к основной группе психосоматической патологии, является бронхиальная астма. При всей сложности ее патогенеза в значительной части случаев важное место в нем занимает нервно-психический фактор (зависимость приступов от психоэмоциональных воздействий, времени суток, определенной обстановки и др., т.е. наличие условно-рефлекторного механизма возникновения приступов). Поэтому при бронхиальной астме, особенно с учетом терапевтической резистентности ее у ряда больных, показана психотерапия либо самостоятельно, либо в системе комплексного лечения. Применение гипнотерапии у больных бронхиальной астмой позволило не только подтвердить эффективность этого метода при данном заболевании, но и выработать определенные показания к направлению больных на гипнотерапию:

  1. отсутствие острых инфекционных процессов в органах дыхания (лечению гипнозом должны подвергаться только те больные, у которых инфекционные очаги ликвидированы, а астматические приступы, тем не менее, продолжают возникать)
  2. достаточная внушаемость и гипнабельность больного, а также желание лечиться гипнозом
  3. отчетливый психический компонент в патогенезе и течении заболевания
  4. наличие у больного условно;рефлекторного механизма возникновения повторных приступов.

Не всегда обращение к анализу, к человеческому разуму может помочь в избавлении от болезненной симптоматики. Нередко больной говорит: ;Доктор, я все понимаю, но ничего не могу поделать, я все равно боюсь; и т.п. Одним из методов психотерапии, направленных на эмоциональные, волевые, глубинные личностные компоненты, является гипнотерапия, то есть использование с лечебной целью гипнотического сна, на фоне которого психотерапевт производит лечебные внушения, направленные больше всего на снятие болезненной симптоматики, на внушение пациенту хорошего самочувствия после сеанса, устранение признаков заболевания.

Как бы ни объяснялся механизм погружения в гипнотический сон (утомлением анализатора при монотонном зрительном или слуховом восприятии, частичным сном, внушаемостью человека, приводимого психотерапевтом к сноподобному состоянию и т.д.), в практическом отношении имеет значение то, что при этом отсутствует критика загипнотизированным пациентом лечебных внушений психотерапевта. Поэтому лечебные формулировки, даваемые в императивном стиле короткими фразами, оказываются достаточно эффективными для устранения страхов перед какими-то действиями, для обретения уверенности в своих силах, способности решать проблемы и даже для изменения функционирования внутренних органов.

Наиболее распространенной является техника словесного погружения пациента в состояние гипнотического сна. Психотерапевт описывает больному ощущения, обычно испытываемые при засыпании. Описания даются образные, короткими фразами, спокойно и размеренно, с повторениями, преимущественно в утвердительной и повелительной форме. Например, пациенту, лежащему на кушетке или сидящему в кресле в удобной позе, говорится примерно, следующее: ;Вам сейчас приятно и удобно. Все заботы дня отодвинулись, исчезли. Сейчас есть желание покоя и отдыха. Покоя и отдыха от всего. Сейчас здесь тихо, уютно, тепло. Вы уснете приятным гипнотическим сном. Вы будете спать, и слышать мой голос. Только сон и голос. Я буду считать до 10, и при счете 10 вы будете спать. Закройте глаза и слушайте меня. Ни о чем не думайте, только слушайте. Это очень приятное состояние. Это полный покой, полный отдых, желанный сон. Расслабляются мышцы лба. Веки спокойно прикрывают глаза. Глаза отдыхают. Приятная темнота. Расслаблены щеки…; и т.д.

Глубина гипнотического сна может быть разной. Чаще всего выделяют три стадии сна: сомнолентная (в виде сонливости), каталептическая (гипотаксическая) и сомнамбулическая. Однако для проведения лечебного внушения глубина сна существенной роли не играет. Лечебное внушение во время сна зависит от задач, которые ставит перед собой психотерапевт, исход из симптоматики заболевания, личностных особенностей пациента и внутренней картины болезни, сложившейся у пациента.

Точкой приложения лечебного внушения может быть определенное переживание, ощущение, мысль и даже состояние внутренних органов (частота и ритм сердцебиения, глубина дыхания, просвет бронхов…).

Целью гипнотического сна может быть просто отдых, уход от тревожащих обстоятельств, передышка, необходимая, для мобилизации ресурсов во имя преодоления какого-то препятствия и т.п.

Однако какова вы ни была техника погружения пациента в гипнотическое состояние, главное в гипнотерапии ; содержание лечебного внушения.

При этом следует еще раз отметить, что внушение носит преимущественно иррациональный характер, оно обращено не к логике больного, а главным образом к его эмоционально-волевым характеристикам, причем больной пассивно подчинен психотерапевту.

Для избежания формирования повышенно внушаемости многие психотерапевты избегают применять гипнотерапию к детям дошкольного и младшего школьного возраста, а также к лицам, постоянно стремящимся быть загипнотизированными (страдающих гипноманией).

Введение психотерапии в систему лечебно-восстановительных мероприятий при бронхиальной астме способствует не только улучшению состояния больных, но и профилактике рецидивов, т.к. восстановление нарушенных отношений пациентов и полноценности их социального функционирования выступает в качестве важного звена предупреждения дистрессов, нередко играющих существенную роль в возникновении и течении бронхиальной астмы.

Для больных бронхиальной астмой со стереотипным протеканием приступов удушья или с затрудненным дыханием, нередко обусловленными отрицательным воздействием на больного поведения членов семьи, существенное значение наряду с суггестивным и поведенческим методами имеет семейная психотерапия. Не сводя сложный многофакторно обусловленный этиопатогенез бронхиальной астмы к нарушению одних лишь внутрисемейных отношений, как это нередко представляется в психосоматической литературе, отечественные психологи справедливо отмечают, что семейная психотерапия создает условия для замены патологических психологических защитных механизмов на более зрелые и конструктивные и в этом плане выступает как важный элемент личностно-ориентированной психотерапии при бронхиальной астме.

При групповой психотерапии специалист после предварительного индивидуального знакомства с пациентами объединяет их для дальнейшей работы, а после достижения лечебного эффекта группа перестает существовать. Однако в мире преобладают группы длительно и тесно взаимодействующих и живущих вместе людей, которые организовались задолго до встречи с психотерапевтом и обратились к нему в связи с заболеванием одного из своих членов, а после излечения эти группы будут продолжать свое интенсивное взаимодействие, но уже на более перспективном уровне. Это семьи. Семьи создаются людьми для обеспечения психологического комфорта, эмоционального тепла, для избавления от чувства одиночества и ради возможности иметь детей. В гармоничных семьях люди находят поддержку своих жизненных целей, установок и ориентаций. Они прояляют конфомную реакцию на нормативы общества о семейной организации и удовлетворяют свои сексуальные потребности. В то же время в любой семье возникают трудности из-за возрастных и половых различий, из-за разных интеллектуальных возможностей членов семьи и из-за принадлежности их к разным социально-психологическим группам.

Трудно себе представить, чтобы всем членам семьи было хорошо, если одному из них плохо. В семьях закрепляются и стереотипизируются определенные отношения друг к другу, причем эти отношения способствуют сплоченности, возможности существовать семье как единому целому, как системе, которая стремится себя сохранить путем изменения деятельности ее членов, если один из них меняет в чем-то свои функции. Это касается и ситуации, когда кто-то в семье заболевает. Болезнь одного побуждает остальных членов семьи изменить свои обязанности, интересы, отношения и поведение. Причем источником проблемы, вызвавшей, допустим, невротическую симптоматику у ребенка, может быть кто-либо из взрослых, а пациент является в таком случае носителем симптома. Для одного члена семьи болезнь ребенка представляется грозным явлением, от которого необходимо немедленно избавиться, а для другого признаки болезни могут быть желательными, так как позволяют ему использовать их в своих собственных целях (предположит, мать может заявить отцу, что он не имеет права где-либо задерживаться после работы, так как дома больной ребенок, хотя на самом деле болезнь не опасна, просто женщина таким образом, ограничивает свободное времяпрепровождение мужа вне семьи). Таким образом, чтобы помочь ребенку избавиться от болезненных симптомов, часто приходится работать не только с ним, но и со всей семьей в целом и, изменив внутрисемейные отношения, добиться с помощью семьи излечения пациента. Такая системная семейная психотерапия оказалась в настоящее время особенно распространенной в мире.

Однако есть и другие концептуальные подходы к семейной психотерапии. Например, рационалистически и гуманистически ориентированные формы семейной психотерапии ставят акцент на проработке и избавлении семьи от иррациональных стереотипов отношений, взглядов и установок по отношению друг к другу. Психотерапевт помогает членам семьи улучшить понимание друг друга, достигнуть умения открыто выражать свои чувства, желания и мысли, но по определенным правилам, позволяющим избегать разрушительных конфликтов. Важно добиваться уважительного отношения к проявлениям индивидуальности каждого, разделения ответственности, а не подчинения друг другу, увеличивать степень доверия в отношениях между членами семьи. При этом разрушаются своеобразные неперспективные семейные мифы, девизы семейных отношений: ;мы живем ради него;, ;он наша единственная радость;, ;это жуткий монстр;.

Если в семейной психотерапии применяется психодинамический подход, то основой работы служит анализ причин и психологических механизмов происхождения неудачных форм реагирования и поведения членов семьи на предыдущих этапах жизни. Вскрываются модели родительских семей, обнаруживаются неудовлетворенные в детстве желания, анализируются личностные особенности членов семьи и возможности для их продуктивного взаимодействия.

Работа с пациентами вместе с их семьями ; один из наиболее сложных и трудоемких видов психотерапии. Недаром известные семейные психотерапевты не без юмора и иронии дают оценки семьям и своим терапевтическим усилиям. Так, например, Р.Лэнг полагает, что семья ; это самый реакционный институт. Это шайка бандитов, где каждый от каждого защищается. Здесь царит взаимное устрашение насилием. Патология индивида ; это функция семейного механизма и объясняется неудачными межличностными отношениями.

Семейная психотерапия направлена на достижение таких изменений в системе отношений членов семьи, которые приведут к уменьшению или исчезновению болезненных признаков у ;носителя симптома;. Психотерапевт может вести работу, помимо всей семьи в целом, с разными семейными подсистемами в отдельности (мать ; ребенок, бабушка ; ребенок, супруги, прародители и пр.) При этом на первом этапе работы психолог, выявляет и сохраняет существующие семейные роли, стереотипы отношений, обязанности, а на втором этапе, присоединяясь к разным подсистемам, добивается ;открытия; членами семьи причин и механизмов патологических проблем за счет создания у них эмоционального накала. Семье необходимо осознать, что она должна изменить свои отношения, взгляды, привычки, чтобы исчезли болезненные признаки у одного из ее членов, в противном случае все останется по-прежнему.

Как правило, инициатор обращения к психотерапевту пользуется манипулятивным запросом. В подобного типа просьбах ответственность с семьи снимается и переносится на психотерапевта. Необходимо на этом начальном этапе психотерапии трансформировать запрос в терапевтический, что возможно лишь после осознавания семьей своей несостоятельности в решении проблемы принятия ответственности за исход дела на себя. Кроме того, к психотерапевту нередко обращаются как к волшебнику, к великому и всесильному магу. Психотерапевту же необходимо помочь членам семьи найти ресурсы для решения проблемы в самих себе. После этого можно приступать к этапу реконструкции семейных отношений, для чего уточняются и видоизменяются ролевые функции между членами семьи, а также четко распознаются и соблюдаются границы между семейными подсистемами. Наконец, завершается семейная психотерапия обсуждением и представлением своего будущего, которое должно стать удачным после проделанной работы.

Позитивная психотерапия ; один из вариантов психологической помощи при заболевании бронхиальной астмой.

Если все рассмотренные ранее виды психотерапии направлены преимущественно на вскрытие психогенеза заболевания, анализ и устранение патологических симптомов, то при позитивной психотерапии акцент делается на саногенезе, то есть на тех возможностях человека, опираясь на которые он уже частично сам справляется с болезнью без помощи извне и в дальнейшем может полностью избавиться от заболевания, используя собственные личностные ресурсы.

Читайте также:  У кого была бронхиальная астма во время беременности

В рамках этого направления возможен неструктурированный, свободный, экспромтный подход к работе с пациентом и структурированный, развернутый по определенным правилам и схемам.

При неструктурированной форме работы можно использовать любые приемы и техники во имя того, чтобы пациент как можно быстрее признал, что он обладает достаточной силой и возможностями, как бы ни был удручен больной, важно добиться от него хотя бы мимолетной улыбки, юмористической оценки событий. Пусть он отметит хоть какую-то положительную сторону, имеющуюся в болезненном признаке. Это как бы метатеоретический подход к психотерапии пациента. Он ориентирован на краткосрочное оказание помощи, причем работа концентрируется вокруг того приема, который оказался эффективным хотя бы в одном аспекте. Больного ориентируют на то, что его работа над собой по выздоровлению происходит уже сейчас, и он должен поблагодарить себя после сеанса, сделать лично себе что-то приятное, получить какой-либо приз. Тактически целесообразно сформировать для пациента конечную цель выздоровления, прояснить, что это даст ему в ближайшем и в отдаленном будущем. Отыскивается и утверждается позитивный аспект в любом переживании и в действии пациента для укрепления его веры в свои возможности, желания действовать и реализовывать поведенческие и личностные изменения для смягчения или устранения болезненной симптоматики.

При структурированной позитивной психотерапии структура личности понимается как состоящая из двух компонентов: способности к любви (первичные способности) и способности к познанию (вторичные способности). На формирование личности влияют соматические факторы, исходящие от организма, действуют микросоциальные факторы среды проживания и культурные воздействия, свойственные эпохе.

На различные психотравмирующие обстоятельства человек реагирует изменением телесных функций, деятельности интеллекта, сферы общения, интуиции и воображения (четыре сферы переработки конфликта).

Проблема у человека возникает тогда, когда воздействие среды на субъективную систему ценностей превышает возможности личности.

Структурированная позитивная психотерапия реализуется последовательно в виде пяти ступеней.

Первая ступень ; стадия наблюдения (дистанцирования). Важно, чтобы пациент смог увидеть свою проблему как бы со стороны, через анализ актуальных способностей и четыре сферы переработки конфликта. С этой целью используется специальный вопросник, дающий возможность ориентировки в четырех сферах переработки информации пациентом.

1 Вопросы относительно первой сферы переработки конфликта (тело)

  • Какие у вас жалобы на здоровье, ощущаете ли вы дискомфорт?
  • Вы ощущаете свое тело как друга или врага?
  • Какое из пяти чувств наиболее значимо для Вас?
  • Какой частью тела вы особенно реагируете, когда злитесь? И т.д.

2 Вопросы, адресованные к сфере деятельности (разум)

  • Каким видам деятельности вы отдаете предпочтение? Удовлетворены ли своей профессией?
  • Какие виды деятельности трудны для вас?
  • Чем вы больше всего интересуетесь?

3 Вопросы, адресованные к сфере контактов (традиции)

  • Кто в вашей семье более открыт для контактов?
  • Кто в вашей семье больше любит приглашать в дом гостей? И т.д.

4 Вопросы, относящиеся к сфере воображения

  • Можете ли вы вспомнить свои детские фантазии?
  • Как вы представляете себе жизнь после смерти?

Таким образом, на этой ступени психотерапии пациент определяет свою текущую проблематику болезненного характера и обозначает сильные стороны своей личности, на которые он может опереться в борьбе с заболеванием.

Пациент переходит от проработки сюжета актуальной проблематики к анализу перспектив своей дальнейшей жизни, после выздоровления, уже без патологии. По сути, это экзистенциально ориентированный этап психотерапии, который проводится на оптимистической ноте, и начало этому движению закладывается в настоящем по принципу «здесь и теперь».

При проведении позитивной психотерапии специалист должен учитывать возможности, реальную выносливость больного, что во многом связано с тем, каковы особенности личности и заболевания (невротического, психосоматического или психотического круга).

Длительность позитивной психотерапии может быть разной, но чем она меньше, тем больший акцент работы ставится на организацию помощи пациентом самому себе.

Причины бронхиальной астмы (различные причины возникновения бронхиальной астмы помимо психосоматических аспектов).

Строго говоря, речь пойдет не об истинной причине бронхиальной астмы. Эта болезнь имеет аллергическую природу, а стало быть, возникает по тем же причинам, что и любое другое аллергическое заболевание.

Пищевые продукты, пыль, цветочная пыльца и противодифтерийная сыворотка ; это не причины аллергии, а факторы ее вызывающие. Причина же кроется в ;сбое; иммунной системы, в результате которого она, вместо того чтобы распознавать чужеродные белки, могущие принести вред организму, сражается с ; ветряными мельницами; и использует свое оружие ; антитела ; против совершенно безобидным веществ. Таким веществом ; аллергеном ; может быть все что угодно: определенные продукты, пыльца растений, шерсть животных, бытовая пыль, моющие средства, практически любое лекарство, пищевые аллергены (пищевые добавки), и т.д. Трудно предсказать, какое именно вещество будет воспринято иммунной системой как потенциальный враг.

У каждого человека своя уникальная и неповторимая жизнь, свои радости, свое горе и свои заболевания. С болезненными симптомами пациент приходит к психотерапевту, надеясь, что тот его поймет, вылечит и поможет полноценно жить дальше.

Психотерапевт искренне хочет помочь пациенту. Современная психотерапия располагает несколькими сотнями методов и техник, которые могут быть использованы для оказания профессиональной помощи. В психотерапии каждый метод имеет для применения свои показания, противопоказания, стратегию и тактические приемы. Специалист должен выбрать наиболее подходящий метод психотерапевтической работы с пациентом, учитывая его личностные особенности, психопатологические проявления, возможности пациента ;принять; этот метод.

Больному нет дела до научных теорий. Он хочет быть здоровым и счастливым. В процессе психотерапевтической работы меняется значимость той или иной проблемы, возникают новые сюжеты, которые могут оказаться еще более существенными для пациента, чем первоначальные, раскрываются такие стороны личности, которые не были ранее известны даже самому больному. Это нередко побуждает психотерапевта менять не только технические приемы работы, но и метод психотерапии. Свободное манипулирование в процессе лечения больного различными методами психотерапии вне какой-либо исходной теоретической концепции при оказании помощи конкретному пациенту называется эклектической психотерапией, а синтез разных методов работы, но объединенных единым теоретическим обоснованием, определяется как интегративная психотерапия.

Естественно, нет универсального метода, который помогал бы всем пациентам; с другой стороны, практически нет пациента, которому только с помощью одного метода психотерапии удалось бы решить все свои значимые проблемы. Поэтому в последнее время интегративная и эклектическая психотерапии находят себе все больше сторонников. Как считает Дж.Хейли, психотерапия возникает тогда, когда удается синтезировать процедуры различных методов, добиваясь максимальной эффективности в отношении выздоровления пациента. Конечно, критерием результативности работы психотерапевта является состояние пациента. Недаром К.Роджерс, как основатель клиент-центрированного направления в психотерапии, утверждает, что нет единственно правильного метода коррекции для каждого пациента, как не существует и единственной техники для оказания ему помощи. Проблема лечения во многом сводится к тому, настолько психотерапевт умеет овладевать все новыми методами работы и искусством их оптимального выбора и применения по отношению к каждому человеку, обратившемуся к нему за помощью.

    1. Психосоматическая медицина. ; М.: Геррус, 2000, Франц Александер
    2. Психотерапевтическая энциклопедия ; СПб, ЗАО ;Издательство Питер;, 1999, (Серия ;Мастера Психологии;), под редакцией Карвасарского Б.Д.
    3. Основы психопрофилактики и психотерапии ; СПб, ;Паритет;, 1999, под редакцией Демьянова Ю.Г.
    4. Бронхиальная астма ; как победить аллергическую реакцию ; издательство А.В.К., 2001, под редакцией Степанчиковой И.

источник

Психосоматические заболевания — группа болезненных состояний, появляющихся в результате взаимодействия психических и физиологических факторов. Представляют собой психические расстройства, проявляющиеся на физиологическом уровне, физиологические расстройства, проявляющиеся на психическом уровне, или физиологические патологии, развивающиеся под влиянием психогенных факторов.

Психосоматика — это направление в медицине (психосоматическая медицина) и психологии, изучающее влияние психологических факторов на возникновение и течение соматических (телесных) заболеваний.

Психосоматика помогает разобраться в психологических факторах, послуживших толчком к развитию той или иной болезни. Многие недуги, в том числе и бронхиальная астма, тесно взаимосвязаны с эмоциональной сферой человека. Психосоматика астмы обусловлена страхом быть отверженным самыми близкими людьми. Чтобы облегчить течение болезни, а возможно, и избавиться от нее, прежде всего, следует внимательно изучить все причины астмы.

Бронхиальная астма является наиболее ярким примером психосоматических заболеваний. На развитие болезни влияют несколько факторов.

Астма развивается под влиянием:

  • аллергии;
  • воспалительных процессов;
  • негативных психологических и эмоциональных состояний.

Эмоциональные переживания, стрессы являются благоприятной почвой для обострения заболевания. Несмотря на то, что бронхиальная астма в большинстве случаев переходит по наследству, развивается она не сразу же после рождения. Болезнь может дать о себе знать в любом возрасте, а толчком к ее прогрессированию обычно становится неблагоприятный эмоциональный фон.

Эмоциональные переживания способствуют развитию недуга более, чем физиологические факторы. Психологические перегрузки формируют астматическое состояние.

Бронхиальная астма — это болезнь, которая затрагивает органы дыхания. Именно с этими органами и связана психосоматика бронхиальной астмы — дыхание, первый вздох только родившегося ребенка, крик малыша, который зовет мать. Психотерапевт и психолог Линде Николай Владимирович причину астмы связывает с зависимостью ребенка от матери. Согласно его наблюдениям, астма вызывается эмоциональными причинами, которые касаются неправильных отношений, возникающих между матерью и ребенком.

С помощью крика и плача малыш пытается привлечь к себе внимание, так он ищет защиту и безопасность. Если между матерью и ребенком не возникло психологического контакта, ребенок испытывает тревогу и беспокойство, которая остается с ним на протяжении всей его последующей жизни. По мере взросления, человека потребность в защите выражается астматическими приступами. Таким образом, можно сделать вывод, что люди страдающие астмой испытывают недостаток любви и взаимопонимания от своих близких.

Неумение дать выход своим отрицательным эмоциям, является еще одной психосоматической причиной болезни. Астматики не выплескивают агрессию наружу, поэтому они подвержены депрессиям, им приходится подавлять внутренний негатив, который проявляется бронхоспазмами и вызывает удушье.

По наблюдению психологов, люди, страдающие бронхиальной астмой, могут иметь схожие психологические характеристики. Большинство из них предпочитают уединение и одиночество. И чем тяжелее протекает заболевание, тем больше человек замыкается в себе. Астматикам не хватает решительности, им сложно сделать выбор.

Кроме того характеристику пациента можно дополнить следующими качествами:

  • обидчивость;
  • нервозность;
  • быстрая речь, имеющая некоторый негативный оттенок;
  • подверженность стрессам и депрессиям.

Больные бронхиальной астмой очень чувствительны и эмоциональны, они инфантильны и зависят от мнения окружающих.

Не каждая стрессовая ситуация приводит к развитию бронхиальной астмы. Это заболевание может появиться на почве сильных переживаний, связанных с проблемами и конфликтными ситуациями в семье. Частые ссоры, враждебная атмосфера в семье, отсутствие взаимопонимания приводит к тому, что у человека начинают все чаще появляться приступы одышки.

Астма на нервной почве возникает по следующим причинам:

  • у детей астматическое состояние может развиться при появлении в семье второго малыша, внимание матери в большей мере направлено в таком случае на новорожденного, первый ребенок страдает от его нехватки в свой адрес;
  • в подростковом возрасте к психологическим причинам бронхиальной астмы относят попытки подавить злобу и агрессию, тревожность, всплеск эмоций.
  • у взрослых спровоцировать болезнь может развод или разрыв отношений, сексуальное искушение, межличностные конфликты;
  • молодая девушка переживает по поводу взросления и отрыва от матери, на нервной почве у нее развивается бронхиальная астма;
  • у юноши болезнь может развиться перед предстоящим браком, когда отношения с матерью меняются на отношение к невесте.

Для того чтобы нервный фактор не оказывал влияние на обострение заболевания, человеку следует работать над собой, учиться преодолевать стрессы, конструктивно решать конфликты. Следует избавиться от привычки обвинять себя и других людей, научиться прощать. Нужно прислушиваться к себе и не поступать против своей воли в угоду окружающим. Не следует все проблем носить в себе, их нужно обсуждать с близкими людьми. При наличии проблем психологического характера не стоит стеснять обращаться за помощью к психологу.

Психосоматические причины бронхиальной астмы у детей заслуживают особого внимания. Источник проблемы может зарождаться еще в утробе матери, в случаях, когда женщина вынашивает нежеланного ребенка. Если молодая мама и после рождения малыша не уделяет ему достаточного внимания, это может отразиться на состоянии детского здоровья и спровоцировать бронхиальную астму.

Бывает так, что проблема возникает позже, в возрасте от трех до пяти лет. В этом случае причину следует искать во взаимоотношениях. Возможно, взрослые предъявляют ребенку чересчур завышенные требования, с которыми ребенку трудно справиться.

Чрезмерная опека также является неблагоприятным фактором, который может привести к бронхиальной астме. При такой форме воспитания, ребенок вынужден постоянно находиться под влиянием родителей, он не проявляет собственной инициативы. Это приводит к подавлению чувств, эмоций намерений, которые, в свою очередь со временем обернутся в приступы удушья.

Воспитываясь в неблагоприятных условиях, неполной или неблагополучной семья, малыш будет страдать от недостатка внимание со стороны матери, ребенок любым способом будет стараться обратить на себя внимание. Все это является благоприятной почвой для развития заболеваний, связанных с дыхательной системой.

Психосоматический фактор в развитии болезни у ребенка имеет подчас определяющее значение.

Устранение психосоматических причин

Чтобы избавиться от заболевания или облегчить его течение, нужно будет устранить психосоматические причины, послужившие развитию астмы.

В этом направлении хорошо помогают:

  • психотерапевтические процедуры;
  • иглотерапия;
  • климатотерапия.

Чтобы повысить стрессоустойчивость, можно принимать природные седативные препараты, такие, как пустырник, валериана.

Психотерапевтические процедуры при лечении бронхиальной астмы должны быть направлены на повышение жизненных сил и возможностей, коррекция эмоциональных расстройств, формирование правильного поведения и реакции на стрессообразующие факторы.

Пациенты с бронхиальной астмой часто замкнуты, они испытывают тревожность и недоверчивость, отрицательные эмоции преобладают над положительными. Для астматиков характерны защитные механизмы:

Хорошее терапевтическое воздействие оказывают групповые занятия с психологом.

  • занятия дыхательной гимнастикой;
  • аутогенную тренировку;
  • занятия по функциональному расслаблению.

Особое значение, как уже было сказано выше, имеет психологическая атмосфера в семье. Поэтому, прежде всего, следует обратить внимание именно на этот фактор. Очень важно пересмотреть психологический климат, сформировавшийся между взрослыми и детьми, а также между супругами. Накаленная атмосфера, конфликты и разлады должны уйти из семейных отношений. Здоровая семья – залог не только психического, но и физиологического здоровья.

Бронхиальная астма в большинстве случаев диагностируется у детей. Чаще всего она начинает свою активность в возрасте от пяти лет. Психологи отмечают, что мальчики страдают этим недугом чаще, чем девочки, поскольку, их воспитывают в более строгих условиях и требования предъявляют более высокие. Многим удается избавиться от астмы в период полового созревания.

Если болезнь поражает взрослого человека, чаще всего, это случается в период от 22 до 35 лет. В этом случае уже женщины находятся в группе риска.

При астме психосоматика играет не последнюю роль. Астма и психосоматика тесно взамосвязаны. Чтобы избавиться от недуга, важно учитывать этот фактор. Следует научиться адекватно оценивать обстановку, отпускать прошлое, забывать неприятные ситуации. Жизненные силы нужно направить на самосовершенствование, процветание, быть более доброжелательным и открытым людям.

источник

Бронхиальная астма — типичное для детского и подросткового возраста психосоматическое заболевание с явной тенденцией к хроническому течению. В целом, понятия «психосоматические», или «психофизиологические», заболевания включают расстройства с соматической симптоматикой и отчетливой органической патологией, при которых, однако, причиной или поддерживающими болезнь факторами могут быть психические влияния.

Читайте также:  Лечим бронхиальную астму дома

Для последних десятилетий характерно все более настороженное отношение к постулату о причинной связи между психическими влияниями (например, травмирующими переживаниями, продолжительными конфликтами) и соматическими проявлениями болезни (повреждениями тканей различных органов).

Под бронхиальной астмой мы понимаем приступы удушья с удлиненным и затрудненным выдохом, связанные со спазмами гладкой мускулатуры малых бронхов и бронхиол. Учащение таких приступов может угрожать жизни. В промежутках между приступами часто не бывает никаких жалоб.

Бронхиальная астма — наиболее частое хроническое заболевание в детском и подростковом возрасте. В больших детских популяциях им страдают около 2—4% детей. В ФРГ сообщается о частоте 1—2%. 30—40% случаев манифестируют в пубертатном возрасте. Ведущим в клинической картине является астматический приступ, обусловленный спазмами гладкой мускулатуры бронхов с гиперсекрецией слизи, а иногда и отеком.

Современные схемы классификации отражают упомянутую выше необходимость осторожного отношения к тезису об очевидной связи между психическими воздействиями и соматическими изменениями при так называемых «классических» психосоматических заболеваниях, к которым относится бронхиальная астма. Это не означает, что при бронхиальной астме психические влияния не играют никакой роли.

В МКБ-10 различные формы астмы включены в рубрику «психологические и поведенческие факторы, связанные с заболеваниями, классифицированными в других разделах» (F 54). Поясняется: «Эта категория должна использоваться для регистрации наличия психологических или поведенческих факторов, играющих существенную роль в этиологии соматических заболеваний, классифицируемых в других главах МКБ-10». Органические компоненты регистрируются дополнительно под рубрикой J 40—J 47, включающей «хронические заболевания нижних дыхательных путей».

Относительно этиологии и патогенеза сегодня считают, что бронхиальная астма должна рассматриваться главным образом в рамках мульти-факторной теории, пытающейся интегрировать различные моменты, способствующие развитию заболевания или провоцирующие приступы.

Предполагают наличие генетической предрасположенности, приводящей к манифестации болезни при воздействии различных провоцирующих факторов (инфекции, иммунологической реакции, эмоциональной нагрузки). Важную роль при этом играют психологические и семейные отягощающие ситуации. Они не являются единственными или ведущими причинами, но имеют значение для возникновения и поддержания болезни в целом или астматического приступа.

Эта осторожная и умеренная гипотеза об этиологии и патогенезе бронхиальной астмы учитывает тот факт, что многие ранее сформулированные психогенетические теории (например, теории специфической личностной структуры, специфических семейных конфликтов или специфических отношений между матерью и ребенком) были опровергнуты эмпирическими исследованиями. Взаимосвязи между различными обсуждаемыми факторами представлены на рисунке.

В соответствии с многочисленностью факторов, имеющих отношение к возникновению и сохранению симптомов бронхиальной астмы, варьируют методы психологической поддержки: используются индивидуальные, групповые и семейно-терапевтические подходы. Их можно систематизировать следующим образом:

1. Применение психотерапии в дополнение к медикаментозному лечению и общему образу жизни пациента. Этот принцип эффективен при всех психосоматических (психофизиологических) заболеваниях. Подробно разъясняя пациенту и его семье природу заболевания, необходимо в первую очередь содействовать тому, чтобы принимались и проводились необходимые мероприятия соматической терапии.

2. В сфере психотерапии хорошо зарекомендовали себя следующие мероприятия:
• попытка устранить астматические приступы с помощью методов поведенческой терапии (например, путем систематической десенсибилизации или методики оперантного обусловливания);
• методики релаксации (такие, как аутогенный тренинг) для устранения страха — по показаниям;
• индивидуальная разговорная терапия (глубинно-психологическая или конфликт-центрированная), если предварительное исследование выявило серьезные личностные конфликты. Она ориентирована, как правило, на ближайшее окружение пациента (школа, семья, профессиональная ситуация);
• проблемо-центрированная семейная терапия, если в семье имеются неразрешимые конфликты, выражено стремление избегать их или сформировались альянсы, постоянно наносящие вред пациенту;
• хорошо зарекомендовали себя и методы групповой терапии, применяемые для устранения социальной изоляции детей или подростков и помогающие им почувствовать, что они не одиноки со своими проблемами. Групповая терапия дает также возможность обсуждать стратегии преодоления трудностей и сравнивать их у детей и подростков.

Наряду с этими общими принципами существуют и стандартизированные психотерапевтические программы, чаще всего на базе поведенческой терапии. Они исходят, как правило, из функционального анализа астматического процесса, причем объективно фиксируются наиболее частые (поведенческие эксцессы) и редкие (поведенческие дефициты) варианты поведения во взаимосвязи с астматическими приступами.

Для самих мероприятий поведенческой терапии важно выбрать соответствующую мишень. Эта терапевтическая мишень может существовать на разных уровнях:
• на уровне физиологических измерений (объем выдоха, частота дыхания и т. п.);
• на уровне симптоматики, сообщаемой самим пациентом (например, страх, раздражительность, утомляемость, чувство обделенности вниманием);
• на уровне объективных данных о поведении (таких, как число приступов астмы в неделю, число посещений врача).

После тщательного функционального анализа, учитывающего все три названных уровня, следует вмешательство, направленное на соответствующие симптомы. При этом могут применяться различные методы поведенческой терапии (методики релаксации, биологическая обратная связь, систематическая десенсибилизация, когнитивные стратегии контроля и т. д.).

Использование различных мероприятий зависит от результатов анализа поведения. Методы релаксации и тренинг с использованием биологической обратной связи применяются тогда, когда имеется выраженное состояние страха и напряжения. Когнитивные стратегии контроля используются втех случаях, когда пациент либо недооценивает свои симптомы, либо придает им чрезмерное значение. Он должен научиться оценивать свою симптоматику.
Так как способы лечения различны в зависимости от исходного состояния, трудно рекомендовать общую программу. Она может строиться из разных элементов с учетом особенностей данного случая.

Несмотря на интенсивные психотерапевтические меры и комбинированную психологическую и медикаментозную терапию, примерно у 25% больных детей и подростков болезнь переходит в хроническую форму (меньше чем у половины из них — в тяжелую).

Согласно Штейнхаусену, бронхиальная астма, начинающаяся в детстве, характеризуется у 30% больных наступлением длительной стабильной ремиссии, у 20% — ремиссией в периоды отсутствия аллергенов, и еще у 20% — развитием других аллергических симптомов или заболеваний. Летальность составляет 1%. Если клиническая симптоматика возникает лишь во время инфекций, прогноз особенно благоприятен. Неблагоприятные прогностические факторы — высокая частота приступов и сочетание астмы с экземой.

В остальном следует согласиться, что психологические факторы сильно влияют на течение бронхиальной астмы и это позитивно отражается на целенаправленном применении психотерапии.

— Рекомендуем посетить наш раздел с интересными материалами на аналогичные тематики «Психология»

источник

глава из книги «Архетипическая медицина»

Бронхоспазм, или же удушье, является характерным синдромом клиники внутренних болезней, влекущим за собой различные последствия. С одной стороны, он может протекать без ощутимого физического эффекта, с другой – в организме возможно возникновение необратимых изменений, которые могут привести к летальному исходу. Бронхиальная астма – самая распространенная форма данной патологии – вероятно, вследствие непредвиденности возникновения приступов заболевания. Не смотря на то, что приступы являются наиболее ярким проявлением бронхиальной астмы, периоды ремиссии не столь драматичны. Так же, как и в случае многих актуальных медицинских проблем человечества, астма носит эпизодический характер, что ведет к увеличению уровня нетрудоспособности населения. Данный паттерн аналогичен общему паттерну человеческой жизни, который, подобно каскаду, шаг за шагом неумолимо приближает смерть.

Астма проявляется в виде удушья, каждый раз угрожающего жизни больного. Приступ протекает так, как если бы бронхиальное дерево неожиданно сузилось в панике и перестало удовлетворять основную потребность легких (в обычных ситуациях саму собой разумеющуюся). Акт выдоха, в частности, затруднен или же отсутствует. Страх отражается в глазах пациента, но он мужественно берет себя в руки, стараясь по возможности улучшить прохождение воздуха по дыхательным путям. Его лицо приобретает цианотичный оттенок. Ближе к окончанию приступа, пациент начинает кашлять и отхаркивать мокроту. В целом, достигается эффект, сравнимый с внезапным чувством страха чего-то ужасного и неизвестного, на чем впоследствии формируется фиксация внимания. Нередко приступы случаются именно тогда, когда их меньше всего ожидают. Часто бросается в глаза несоответствие между силой приступа и относительным самообладанием, с которым пациент отвечает на все вопросы врача. Его голос может звучать на удивление безучастно, мышление оставаться ясным и логическим. Как если бы пациент смог сохранить самоконтроль до последнего своего вдоха без размышлений о бесповоротности произошедшего с ним события.

Врач-терапевт поведал бы нам, что бронхиальная астма возникает в результате спазма некоторых участков бронхов, что происходит вследствие воспалительного процесса и набухания их слизистой оболочки, а также вследствие накопления слизи в верхних дыхательных путях. В результате отток воздуха из легких блокируется сжатием бронхов – феномен, который со временем приводит к потере легкими эластичности и образованию полостей, что в дальнейшем ведет к развитию эмфиземы легких. Наиболее опасным проявлением астмы является так называемым «астматический статус», приступ, который способен непрерывно продолжаться в течение нескольких дней. Для пациента это состояние становится серьезным испытанием. Очень часто оно приводит к летальному исходу, так как давление в легких может стать настолько высоким, что происходит разрыв сосудов с развитием легочного кровотечения. Кроме того, за счет возросшей нагрузки на легкие, возрастает нагрузка и на правое сердце, что приводит к его декомпенсации вплоть до летального исхода.

Тем не менее, даже в случае смерти от асфиксии, на вскрытии не всегда обнаруживаются видимые изменения тканей и органов. Бронхиальная астма относится к числу тех заболеваний человека, в результате развития которых он может умереть даже при относительно низком уровне соматизации. В большинстве случаев посмертные признаки патологии не наблюдаются. Внезапная смерть такого характера аналогична тому, что этнологи называют «смертью вуду», когда один из членов племени неожиданно погибает после получения угрожающего послания свыше. Острая внезапная смерть от бронхиальной астмы является не чем иным, как особой формой этого явления. В действительности, большая часть человеческих смертей может быть расценена как «смерть вуду», поскольку в процесс включаются схожие механизмы – единственным отличием является то, что иногда смерть пациента наступает в результате первого предупреждения, иногда – после нескольких. Более того, этот принцип распространяется не только на смерть от асфиксии, но и на летальные исходы инфарктов и апоплексических ударов. Даже первый приступ бронхиальной астмы может повлечь за собой летальный исход, несмотря на то, что смерть обычно играет по установленным правилам и, в большинстве случаев, возникает уже после того, как у пациента разовьется серьезная респираторная патология.

Бронхиальная астма является легочной соматизацией ощущения упущенных возможностей, сопровождающегося чувством бессмысленности и бесцельности собственного существования. Таким образом, болезнь особенно часто поражает тех, кто частично или полностью не может реализовать свою насущную потребность быть лидером, кто считает свое отношение к жизни «вдохновенным», у кого «перехватывает дыхание», когда последнее слово остается за кем-либо другим. Когда вдох заблокирован, их речь, так же как и их дыхание, делается прерывистой. Известно, что астматиками часто становятся несколько тщеславные, идеалистичные и высоконравственные люди. Порой они заходят настолько далеко в своем идеализме, что превращаются для своего окружения в тиранов, расценивающих малейшее расхождение во мнении как лобовую атаку за право существования. В итоге любая попытка ослабить их пыл воспринимается как удар, вследствие чего они еще больше укрепляются в своем идеализме, используя его в качестве несущей опоры для обеспечения собственной безопасности. Не смотря на то, что они могут весьма успешно достигать своей цели в общении с другими людьми, их чувствительность и ранимость к коварным приступам их недуга лишь возрастает. Чем более достижимыми для них становятся такие их идеалы, как искренность, чистота и ясность, и чем дольше они имеют возможность их хранить за счет управления собой и окружающими, тем больше увеличивается риск реализации их гиперчувствительности и, несомненно, вероятность возникновения приступа.

Выделить селективные факторы, запускающие реакцию сенсибилизации, не представляется возможным. Даже среди самых безобидных явлений гиперчувствительность пациента находит тело болезни. Не смотря на то, что астма относится к аллергическим заболеваниям, отдельно взятые факторы окружающей среды не столь важны для провокации приступа. Выявлено, что специфический аллерген участвует лишь в 20% случаев астмы. Но даже при его непосредственном участии в реакции гиперчувствительности, пациенты могут испытывать приступы в отсутствие этого аллергена. Кроме того, не только сами аллергены, такие как домашняя пыль, пыльца растений и шерсть домашних животных, провоцируют приступ, но и изображения животных, растений, дымящих локомотивов и тому подобных вещей. В некоторых случаях один только вид высокой горы или же человека, занимающего более высокую позицию, чем больной, может привести к развитию приступа. По-видимому, любой фактор, угрожающий «вдохновенному» образу жизни астматика или же таковому отношению к ней, является достаточным для развития состояния внутреннего смятения и удушья.

С прочими заболеваниями человека астму объединяет то, что заранее определить точный пусковой фактор развития процесса не представляется возможным. Основываясь на клиническом опыте, практически все болезни можно классифицировать как аллергические реакции, поскольку все они начинаются с реакции гиперчувствительности организма, используя в качестве факторов, провоцирующих заболевание, агенты, не являющиеся патогенными в обычных условиях.

Понимание и способность проникнуть в сущность астматического процесса с психологической точки зрения полностью опровергает ныне существующее утверждение о наследственном и аллергическом происхождении астмы. В настоящее время, наследование или же наследственная предрасположенность к заболеванию, играют главенствующую роль в понимании его возникновения, что было продемонстрировано на опыте с близнецами. Частота заболеваемости астмой среди монозиготных близнецов в два раза выше, чем среди гетерозиготных, чем доказывается то, что факторы окружающей среды играют не столь важную роль в этиологии заболевания, сколь наследственность. По-видимому, существует предрасположенность к заболеванию в «астматических семьях», которая определяет их стиль жизни и стандарты достижения успеха. Эта же предрасположенность вызывает соответствующую соматизацию, выполняя тем самым функцию Природы по разрушению и «уничтожению».

Порой даже в раннем детстве предрасположенность использует окружающую среду ребенка в своих целях, следя за тем, как родители и учителя вовлекаются в поведенческий паттерн, ведущий к формированию «астматической» личности. С одной стороны, лидерство, с другой – подчинение, — с самого начала жизненного пути ребенка возникает парадокс, локализующийся в респираторной системе. В результате у ребенка возникает определенный стиль поведения, практически полностью исчерпывающий материнское терпение. В связи с этим матери пациентов несправедливо рассматриваются как каузальный фактор в этиологии заболевания.

Спутанность материнских чувств к ребенку выражается в ее попытках баловать своего несчастного маленького кроху. Мать выполняет все его нужды с навязчивой нежностью и огромным количеством ласк и тепла. Она практически «душит» его этим теплом и едой. В то же время, она, тем не менее, оберегает себя от реальных запросов своего ребенка и скрывает от него свое неприязненное отношение и апатию. В результате между матерью и ребенком формируются крайне запутанные отношения. В то время как мать разрывается между любовью, полной тревоги, и ненавистью, чувства ребенка колеблются от властных запросов до ощущения абсолютного бессилия. Подобный паттерн, сформированный и пройденный в детстве, затем повторяется и во взрослой жизни, хотя этим более поздним опытам не стоит приписывать особого каузального значения. Настроение астматика меняется от ощущения личностного апокалипсиса до всякого рода неземных высот. Таким образом, в дальнейшем он манипулирует своими друзьями, мужем или женой точно так же, как и своими родителями и учителями в детстве. Чем больше у него возможностей занять позицию лидера, тем он, несомненно, больше будет страдать от крушений собственных надежд.

Паттерн, приведенный выше, выражается в патогномоничных сновидениях – сновидениях, после которых пациент просыпается с симптомами, характерными для этого состояния. Сновидение и синдром тесно связаны между собой и предусматривают реципрокное взаимодействие амплификации и толкования. Ниже приведено патогномоничное сновидение 41-летнего мужчины, ассистента профессора-востоковеда, исследовавшего Тибет. Проснулся он с астматическим приступом.

Читайте также:  Пихтовое масло при бронхиальной астме

«В Вене, на Пратерштерн, меня заподозрили в совершении убийства, так как везде, где бы я ни появлялся, находят мертвые тела. Я предложил полиции взять меня под стражу и сопровождать как днем, так и ночью, начиная с того самого момента, как меня задержали. Таким образом, они вскоре смогли бы убедиться, что я не имею никакого отношения к этим убийствам. Полицейские сели в свою машину следом за мной. Внезапно земля начала дрожать, как будто где-то рядом происходило землетрясение или обвал. Вихри пыли и грязи носились в воздухе. Я тонул глубже и глубже. Затем земля начала покрывать меня. Я громко звал своих бабушку и дедушку. В конце сна я бегу, обнаженный, с одной площади на другую, и с меня отваливаются комки земли».

Данный пациент — человек честолюбивый, в тибетской философии ищет духовную чистоту с целью сделать свои жизненные переживания более переносимыми. Всегда намеренно вежлив, можно даже сказать, изображает покорность. Любит интеллектуальные беседы о духовном, требует от себя высоких личных моральных качеств. Всегда носит с собой большой портфель, где можно найти всевозможные книги, а также его собственные публикации. Неопрятен в одежде, создает впечатление несколько опустившегося человека, которому необходимо принять ванну.

Из описания его сновидения можно заключить, что именно в тот момент, когда пациент требует окончательных доказательств собственной непогрешимости, на него обрушивается катастрофа. Становится ясно, что это требование легло в основе всей последующей цепочки развивающихся событий. Он не хотел иметь ничего общего с теми, кто находится под подозрением, с неблагонадежными людьми и асоциальными элементами, поэтому и выбрал самый ограничивающий свободу способ доказать собственную невиновность.

Он терпит крах, огромный по своим размерам, воздух практически не пригоден для дыхания и наполнен грязью, камнями и клубами пыли. Сон преобразует болезнь пациента в апокалипсис, шаг за шагом переводя психические и физические процессы на язык образов, доступных для понимания. В связи с этим сновидение можно считать патогномоничной характеристикой заболевания.

Большинство астматических приступов, а также прочих состояний, сопровождающихся удушьем, возникают во время сна — как правило, во время стадии сновидений, или же стадии быстрого сна (REM-SLEEP). Подобные сны схожи с элементами немецкого фольклора, где происходит встреча с персонажем, зовущимся «альп», насылающим кошмарные сны. По легенде, альп заползает в щель под дверью или же в замочную скважину, спускается по печной трубе и прочими хитроумными способами крадучись пробирается в спальню. Единственное, что можно услышать – это звуки то ли мышиной возни, то ли мягкой кошачьей поступи. Затем альп одним прыжком вскакивает на кровать и медленно ползет к ее изголовью по телу спящего, от стоп до грудной клетки, придавливая его своим весом. После этого альп начинает душить спящего за горло, пытается задушить его насмерть, или же затыкает ему рот своими пальцами, а то и волосатым языком. Такие случаи происходили с детьми, в результате чего они просыпались в слезах от шока.

Астматические «альповы» сны незаметно, как поступь кошки, могут привести к развитию заболевания. Когда пациентов просят поведать о подробностях их сновидений, сразу же возникает обобщенный паттерн классического альпова сна. Не редкость, что подобные сны преобразуют физические ощущения человека в весьма гротескные образы, что подтверждает тот факт, что старинные легенды основаны на реальном восприятии, а не только лишь являются плодом чьего-то воображения. Иными словами, полностью возможно, что астматик ощущает, как нечто, похожее на альпа, сидит у него на грудной клетке или же раздирает ему рот, как будто хочет сосчитать все зубы, дыша ему прямо в горло.

После всего, что было сказано про астматика и его отношения с матерью, не удивительно, что мифический альп переносится в восприятие астматиком «матери» как гнетущей непреодолимой тьмы. Альп часто принимает женское обличье, например, белой женщины или старухи с длинным носом, выпученными глазами, ледяными руками, длинными свалявшимися волосами и большими шаркающими ногами. Более часто альп представляет собой аморфное, мокрое и противное нечто с огромной головой и отвислыми грудями, похожими на коровье вымя, или же — туман, а иногда он и вовсе – гном. Волосы всегда присутствуют в облике альпа, за исключением тех случаев, когда он принимает обличье дикого зверя. Наиболее часто он использует обличье мартина, существа, чье имя связано с именем Германа Мара (былина), Мэрхен (сказка), и английским словом «кошмар», взятому из словосочетания «ночной кошмар». Альп может обернуться дымом, что он делает в Швейцарии, где его называют Тоггели, под этим же именем альп также выступает в роли кошки. И, наконец, альп может имитировать вид и форму различных предметов, находящихся в спальне: наполнителя матраца, мотка или клубка шерсти, человеческих волос. Это разнообразие форм, в которых перед нами предстает альп, не напоминает ли оно нам те бесчисленные патологические агенты, которые аллергологи рассматривают как причину возникновения астмы? Не приходит ли читателю в голову, что происки этих различных форм альпа не могут не отразиться на основной структуре личности астматика, а так же на его более раннем, детском опыте?

По своей природе альп является колдуньей, отождествляющей таинственную фигуру матери. Так же, как и колдуньи, альп может летать по небу, и так же как они насылают на людей своими заклинаниями болезни, так же альп поражает своих жертв «огненным шаром». Эти деяния можно списать не столько на злобность альпа, сколько на его неуклюжесть и неповоротливость. Подобным образом мы можем проследить линию поведения «астматических матерей»: не столько злобность, сколько равнодушная заботливость, которая доводит детей до смерти от отсутствия настоящей любви. По большей части это можно рассматривать, как материнскую неосведомленность, а не как предательство, ощущение которого ведет к формированию у ребенка предрасположенности к заболеванию.

«Надутый» образ жизни астматика в сочетании с экспираторной враждебностью, как правило, выражает себя взрывными всплесками стаккато. Сами астматики подготовлены к этой всплескам. Весьма часто это похоже на то, как если бы весь мир взлетел на воздух и рассыпался на мелкие кусочки. Первобытный крик становится для них единственным приемлемым способом выражения. Тем не менее, даже незначительное проявление враждебности, так скажем, застревает в их легких. Все, что выделяется телом, может сулить нечто неблагоприятное, и, как правило, в наиболее удачных случаях астматики отделываются кашлем и экссудацией. Все, что выделяется телом, а также все, что начинается с «экс», зловредно по своей природе, будет ли это экзантема, кожные экссудации или астматическая мокрота (expectorations) — стекловидная вязкая слизь в просвете спазмированного бронха, накапливающаяся вследствие нарушения акта выдоха. Кашель и экссудации являются своеобразным проявлением волеизъявления, которое должно было быть проявлено в более радикальной форме, например, в выкрикивании проклятий и приказаний.

Как часть ингаляционной терапии, которую проходят астматики, должны предприниматься попытки изолировать подобные примитивные способы выражения, а также попытки развить их до более высоких, более человечных взаимоотношений. Ингаляционная терапия переводит агрессивность в словесное выражение, являющееся составной частью определенного речевого паттерна – модифицированная версия метода, который использовался в народной медицине еще сотни лет назад с целью помочь больному избежать удушения альпом. В те времена астматики должны были троекратно начертать языком крест на своих деснах, а затем либо испустить из себя ругательство или просто крик, либо произнести молитву на вдохе, либо выкрикнуть имя омерзительного альпа. Это действо сопровождалось судорожными движениями всего тела и следующими словами: «Adiuto te, satanae diabolus, aelfae . ut refugiatur ab homine illo» (Я изгоняю тебя, Сатана, альп; изыди из этого человека!).

Широко известно, что бронхиальная астма хорошо лечится в условиях высокогорья: одно время детей-астматиков лечили с помощью авиаперелетов. Ученым удалось разработать несколько версий физического и химического объяснения этого феномена, но ни одна из них не оправдала себя. Можно сказать, что они остаются ограниченными и оспариваемыми гипотезами, которые, в сравнении с поэзией, мифами и религиозными постулатами, описывающими высоту и вознесение на нее, выглядят весьма несовершенными по своему содержанию, независимо от того, сколько интеллектуальных сил и энергии было затрачено на их создание.

Мы можем понять, что астматик, движущийся по жизни рука об руку с кошмаром в лице тирании альпа, прячущегося в его легких, при попадании в горную местность, чувствует себя спасенным. На высокогорье «вдохновенный» образ жизни астматика и весь его героизм, его любовь к чистоте, ясности, его склад ума – гармонично находят свое место. В горах свет всегда приятен и прозрачен, воздух чист и прохладен, а виды открываются взгляду как вдаль, так и вниз. Все эти качества являются характеристиками того места, где астматик смог бы жить без страха удушья.

Эффект, возникающий на высокогорье, также может быть достигнут с помощью приема определенных лекарственных препаратов, способных вызвать чувство эйфории. Кортикостероиды, гормоны, продуцируемые корой надпочечников, необходимы не только для того, чтобы снижать количество слизи, выстилающей бронхи, но и для улучшения психического статуса пациента, так как за счет неспецифического гормонального эффекта они вызывают чувство радости. Гормон, продуцируемый мозговым слоем надпочечников, адреналин и его производные, обладает схожим эффектом: он не только снижает тонус гладкой мускулатуры бронхов, но и оказывает стимулирующий эффект на весь организм в целом, пробуждая в больном чувство свободы.

При нахождении на высокогорье, что является составной частью терапии астмы, в организме пациента происходит ряд изменений, и, как следствие, возникает состояние легкого эйфорического возбуждения, предшествующее газовой эмболии или же горной болезни (кессонной болезни). Астматик чувствует себя хорошо, воздух вокруг него свеж, восхождение на гору не представляет собой труда, и он может гулять часами. Каждодневные тревоги остаются где-то на обочине, уступая место беззаботному настроению и познавательному интересу ко всему, что попадает в его поле зрения. Человек (climber = альпинист/тщеславец) блаженствует в движении. Как протяжные звуки альпийского рожка, акт выдоха наступает в роли благословения и избавления от гнетущего альпа, как освобождение на восходящем вираже. Время от времени, приподнятое настроение путешественника резко сменяется раздражением, вспыльчивость и тревогой под впечатлением от созерцания горных пиков, хребтов и плато – возвышающихся участков панорамы. Это равносильно тому, как если бы пациент упал на руки горным богам: и сам по себе опыт восхождения, и длинные лучи солнца, и бело-голубой пейзаж. Только в горах восход солнца становится чем-то непостижимым, разоблачением и нирваной одновременно; а когда контраст между тьмой и светом достигает своего пика, то возникает чувство ясного и ни на что не похожего умиротворения. Понятно, почему монашеские обители всегда строились в горах, дабы представители самых разных религиозных конфессий могли бы жить так близко к солнцу, каждое утро озаряющему этот мир своими лучами.

Не только особенности освещения создают замечательные условия жизни в горах, но и ветра; точнее, бризы. В горах не бывает смога, и — что крайне важно для астматика – горные бризы не содержат пыли и пыльцы. Воздух, как правило, ароматен, смолист и содержит меньше атмосферных загрязнений по сравнению с низиной. И, наконец, одного только ощущения простора вполне достаточно, чтобы захватить человека зрелищем кажущейся бездонной глубины, если посмотреть вниз, или широты, если посмотреть прямо перед собой. В горах мир обретает вертикальные ценности, он пропитан чем-то неземным и абсолютно инопланетным, что встревожило бы человека, находящегося внизу. Но жизнь в горах трудна, и перспектива сурового, трудного и непродуктивного существования освобождает астматика от его обязанности «идти вперед и преумножать».

Чувство религиозности, просыпающееся в человеке при подъеме на большую высоту, относится к «высокогорному опыту», человека охватывает восторг, он может слышать божественные голоса. Не только Христианский Бог появляется на утренней заре, но и боги других религий сияют в мерцающей белизне вечных снегов, в том числе и Сатурн, возведенный на горный престол. Властелин постоянного, не изменяющегося времени, Сатурн является богом неживой природы, такой как камни и утесы. Кронос/Сатурн – дух первоначального порядка, неопровержимого и не подлежащего изменению.

Медикаментозные методы лечения бронхиальной астмы достаточно эффективны и являют собой пример терапевтических принципов современной медицины: противоположное-противоположным. Практически все лекарственные препараты, применяемые для лечения астмы, можно отнести к категории «анти», а именно, антиастматические кортикостероиды, антибиотики, антигистаминные препараты. То есть, данный принцип позволяет возвращаться к тому состоянию здоровья, когда заболевание только начиналось, то есть к самому началу заболевания! Употребляя психоаналитические термины, мы бы сказали, что подобное лечение вызывает «сопротивление,» но, ввиду того, что оно укрепляет противодействие, оно помогает закрепить патогномоничный паттерн навсегда. В то время как астматик без малейшего колебания возвращается в состояние эйфории при отсутствии выраженных симптомов за счет приема лекарственных препаратов, демоны, терзавшие его, возрождаются. Соматическое лечение бронхиальной астмы является основным видом медикаментозной терапии; за счет его эффектов достигается оздоровление некритичным способом, вследствие чего формируются предпосылки для развития того самого заболевания, которое подвергается терапии. Иными словами, медикаментозное лечение приводит к росту нежелательных явлений и возникновению иллюзий по поводу состояния собственного здоровья. Это и благословение, и проклятье.

Клинический опыт показывает, что после кажущегося выздоровления с устранением всех симптомов рецидивы и прочие осложнения возникают гораздо чаще, чем во время непосредственного течения заболевания. Болезнь всегда дает о себе знать! Вербальный психотерапевтический подход пытается проникнуть в суть предпринимаемых астматиком попыток избавиться от своего воображаемого преследователя (подобные попытки являются Сизифовым трудом), а так же поддерживает переоценку пациентом всего, что считалось испорченным, плохим и низким, что мучило его, было его ночным кошмаром. Понятия, подверженные переоценке и, как правило, ранее задушенные альпом, не теряя своей ценности, создают такие психологические условия, при которых можно более «незаметно» жить своей жизнью. Кроме этой переоценки, вполне естественно, что пациент приходит к мысли о том, что не только «внешний» мир заселен альпами и аллергенами, но и «внутренний» мир каждого отдельного человека.

Терапевтический подход архетипической медицины, не отвергая современной соматической методики лечения, затрагивает нечто промежуточное между соматикой и психикой, работая и с тем, и с другим. Архетипическая медицина в основе своего терапевтического подхода к лечению астмы ставит понятие «или и или» (а не или/или), что напоминает нам сказку о «Джине в Бутылке»: странник находит стеклянную бутыль, в которой томится очень взволнованное существо, рвущееся на свободу. Как только его выпускают из бутылки, оно сразу же превращается в ужасного гоблина, способного на убийство своего освободителя, поскольку свобода пробуждает в нем дурные наклонности. Странник использует уловку, чтобы заставить духа вернуться в его изначальное пристанище, после чего идут долгие переговоры, в результате которых достигается взаимовыгодный компромисс, и дух обретает свободу. В подобном компромиссе, являющемся золотой серединой, можно постичь как безоговорочную покорность, так и репрессивность (так же, как и легитимность) ощущения собственной незначительности.

© перевод с англ. Гуляева Ольга, 2008

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *