Меню Рубрики

Работа психолога с больными астмой

Среди множества факторов, влияющих на развитие бронхиальной астмы, выделяют и психологические. Бронхиальная астма считается классическим психосоматическим заболеванием. Для многих заболеваний, названных психосоматическими (к ним, в частности, относится бронхиальная астма), установлена взаимосвязь между психоэмоциональными состояниями, стрессом и возникновением и развитием этих заболеваний. Статья подготовлена на основе анализа имеющихся в литературе материалов и исследований по психотерапии бронхиальной астмы.

Навигация по сайту:

Бронхиальная астма (от греческого asthma – тяжелое дыхание, удушье) – это хроническое заболевание лёгких, поражающее людей всех возрастных групп. Оно может протекать в виде единичных, эпизодических приступов либо иметь тяжёлое течение с астматическим статусом и летальным исходом. По данным медицинской статистики, за последние годы заболеваемость бронхиальной астмой в большинстве стран значительно возросла. Увеличение распространенности заболевания среди лиц молодого возраста указывает на сохраняющуюся тенденцию роста частоты этого заболевания. Печальным фактом является то, что, несмотря на научные достижения в области этиологии и наличие новых лекарственных средств, заболеваемость и смертность от бронхиальной астмы постоянно возрастают. Это характерно для большинства стран Европы, США, Австралии. Катастрофическое загрязнение окружающей среды также способствует повышению заболеваемости.

* Бронхиальная астма — заболевание дыхательных путей, которое характеризуется повышенной готовностью реагирования трахеобронхиальной системы на целый ряд стимулов. Патофизиологически речь идет о значительном сужении дыхательных путей, которое устраняется спонтанно или под влиянием лечения. Клиническая картина определяется отеком слизистых оболочек, бронхоспазмом и нарушением секреции. С этиологических позиций бронхиальная астма — гетерогенное заболевание, которое может вызываться разными воздействиями. Влияние различных факторов при этом можно частично или полностью интерпретировать с психосоматической точки зрения.

* Повышенная реактивная готовность (гиперсенсибилизация) дыхательных путей при бронхиальной астме может быть обусловлена многими факторами. Однако лежащие в ее основе механизмы остаются неизученными до конца. При воздействии инициирующего фактора (контакт с антигеном, инфекция, стресс, психические перегрузки, прием лекарств, влияние среды) активируются тучные клетки и макрофаги. Это способствует высвобождению медиаторов (гистамин, брадикинин и др.), которые воздействуют непосредственно на мускулатуру дыхательных путей и проницаемость капилляров, вызывая интенсивную локальную реакцию, которая и приводит к астматическому приступу. В формировании бронхиальной астмы как аллергической реакции принимают участие многие иммунные, нейроэндокринные и клеточные системы. Таким образом, бронхиальная астма — не локальный процесс, а сложный вид взаимодействия всех систем организма.

* Во время приступа больной испытывает острую тяжелую нехватку воздуха. При этом в первую очередь затрудняется и пролонгируется выдох, который становится громким, отчетливо слышимым. Переживания больных во время приступа и при подострых состояниях легкой нехватки воздуха ограничиваются исключительно актом дыхания. Больной поглощен состоянием своего дыхания. В его поведении примечательно то, что во время приступа он недоступен, держится отчужденно, с ним трудно установить контакт. Это отличает астматиков от других больных с легочными заболеваниями, сопровождающимися одышкой. При хронической астме бросается в глаза все более нарастающая тенденция больных к самоизоляции. Бронхиальная астма может возникать в любом возрасте, но чаще всего она развивается в первые 10 лет жизни. Преобладают мальчики, которые заболевают в 2—3 раза чаще, чем девочки. В половине случаев астма излечивается в пубертатном периоде.

* Бронхиальная астма в плане дыхательного поведения объясняется как заученные ошибочные условные рефлексы. Наблюдения показывают, что типичные астматические приступы могут провоцироваться произвольно или непроизвольно, под влиянием настроения больного, которое он сам вызывает. Экспериментально воспроизводимые приступы обусловлены, прежде всего, неправильной дыхательной моторикой и так называемой бронхиальной гиперактивностью.

Этиологически важными факторами в ситуации развития заболевания могут служить воспалительные, аллергические или психологические факторы. Становится очевидным, что в болезненный процесс вовлекается не только дыхание, но и функциональные системы всего организма.

* Психосоматические факторы также участвуют в патогенезе аллергической бронхиальной астмы. Бронхиальная астма является самым известным психосоматическим заболеванием. У больных бронхиальной астмой невротические реакции играют важную роль. Эмоциональные конфликты часто служат причиной очередного обострения астмы. В клинической практике встречаются больные, у которых первый приступ возник в результате стресса. Так, среди факторов, имеющих значение в ее развитии, 30% относятся к психологическим, 40% — к инфекциям и 30% — к аллергии. Бронхиальная астма является классическим примером многофакторной обусловленности болезни, при которой взаимодействуют многочисленные соматические и психические факторы. Эмоциональные факторы вряд ли сами по себе могут создать достаточные условия для развития болезни, но у биологически предрасположенного к ней человека они могут привести в действие астматический процесс. Характерными ситуациями, способствующими заболеванию, являются те, которые имеют характер требования в направлении враждебно-агрессивного или нежного и преданного выражения чувств. Такому проявлению чувств противостоит, однако, защита в форме актуальных ситуационных мотиваций или в виде характерной хронической невротической реакции. Сильные и часто амбивалентные переживания презрения и нежности лежат в основе защиты и вытеснения. Типично также сближение с чувством особого ожидания (так называемая астма первой брачной ночи).

* Основной конфликт у пациентов с бронхиальной астмой сосредоточен вокруг внутренних импульсов, которые угрожают привязанности к матери или замещающему ее человеку. Некоторые матери реагируют на первые признаки нежности или даже сексуальных побуждений ребенка отчуждением или отвержением. Сексуальные побуждения ребенка при этом несут опасность потерять благосклонность матери. Впоследствии намерение вступить в брак у этих пациентов порой становится исходной ситуацией для появления астматических приступов.

* Особенно типичен для астматиков конфликт в связи с детской превербальной формой выражения в виде плача: плач как первая возможность позвать мать будет подавляться ребенком, потому что он боится материнских упреков и ее отказа. Матери астматиков часто проявляют амбивалентное поведение, которое одновременно выражает стремление к обладанию и руководству и в то же время отказ от этого. Поскольку близость к матери уже в раннем детстве сопряжена со страхом, то позже нарушаются доверительные отношения с матерью или лицом, ее замещающим. Больные находятся в состоянии конфликта между их желанием завоевать доверие и страхом перед этим. Отсюда возникают нарушения функции дыхания: астматические припадки занимают место нарушенных в раннем детстве форм превербального общения.

Практически все изучавшие бронхиальную астму обращали внимание на роль психотравмирующих обстоятельств в её формировании и обострении. Изменение личности были обнаружены у 82% детей с тяжелой и среднетяжелой бронхиальной астмой, а у 10% были диагностированы нервно-психические расстройства. Выявление психологических особенностей больных, своевременная диагностика и психотерапевтическая коррекция нервно-психического статуса больного являются необходимыми компонентами терапии бронхиальной астмы. Для многих пациентов весьма полезна рациональная психотерапия с фиксацией на важности фактора эмоционального равновесия, уверенности в обратимости приступа. Для этого используются психодинамические бихевиоральные подходы (релаксация, функциональная разрядка, десенсибилизация и биологическая обратная связь), гипноз, групповая психотерапия, семейная психотерапия, долгосрочная индивидуальная психотерапия, аутотренинг. Однако эффект психотерапевтических вмешательств тем выше, чем раньше (до появления необратимых патофизиологических изменений) начато лечение. Существуют следующие направления исследования психологических предпосылок возникновения бронхиальной астмы:

1. Одним направлением в психотерапии бронхиальной астмы является повышение роли правого полушария головного мозга, дефицитарность которого отчетливо прослеживается у детей с бронхиальной астмой. Изменение деятельности центральной нервной системы способствует накоплению аффективного возбуждения (тревоги) и напряжения вегетативной активности. Нейродинамические сдвиги могут быть первичными, возникающими в связи с повреждением структур, или вторичными — при функциональных расстройствах ЦНС. Эти сдвиги могут быть также следствием усиливающихся или болезненно изменившихся сигналов от внутренних органов. В то же время при поражении правого полушария возникающие эмоциональные расстройства сочетаются с висцеро-вегетативными нарушениями.
Проявления основного заболевания в ответ на психогенные ситуации могут быть объяснены следующим образом: психотравма, усиливая тревогу, через правое полушарие (в генезе тревожных расстройств ведущая роль принадлежит правому полушарию и несформированности межполушарных взаимодействий) отрицательно влияет на диэнцефальную область, что в свою очередь приводит к нарушению в регуляции состояния внутренних органов. При этом следует учитывать, что психотравмирующей может стать даже самая обыденная с обывательской точки зрения ситуация, поскольку в силу специфики мозговой организации такой ребенок просто всегда готов ответить тревогой. В то же время повышенное функциональное состояния левого полушария, обеспечивая достаточно высокий уровень произвольности и хорошую память, позволяет многим из этих детей успешно обучаться в школе, несмотря на имеющиеся отклонения в состоянии высших психических функций. Лечебные мероприятия, помимо традиционных методов, должны включать в себя те формы психотерапевтического воздействия, целью которых является снижение уровня тревожности. Полезным является использование методов двигательной коррекции, способствующих формированию межполушарного взаимодействия.

2. Исследование личностных особенностей: удается найти такие личностные особенности, которые наиболее часто в разных сочетаниях встречаются при всех психосоматических расстройствах. К ним относятся замкнутость, сдержанность, недоверчивость, тревожность, сенситивность (чувствительность), склонность к легкому возникновению фрустрации, преобладанию отрицательных эмоций над положительными, невысокий уровень интеллектуального функционирования в сочетании с выраженной нормативностью и установкой на достижение высоких результатов. В результате проведенных исследований выяснено, что такие психосоматические факторы как алекситимия, повышенный уровень враждебности, личностная тревожность, депрессия и имунитивный тип реакции на фрустрацию принимают участие, а возможно играют важную роль в психосоматическом механизме развития бронхиальной астмы. Для пациентов с бронхиальной астмой характерны защитные психические механизмы: отрицание, вытеснение и регрессия. При бронхиальной астме ведущим эмоциональным состоянием является патологическая тревога (стабильно повышенный уровень личностной тревожности). И поскольку для этих пациентов описан другой защитный психический механизм – вытеснение, при котором происходит частичное бессознательное вытеснение тревожащего материала, часть тревоги может быть проявлена. Однако вытесненная часть, возможно, создает постоянное напряжение, аналогично хроническому неконтролируемому стрессу, с соответствующими сдвигами в норадренергической нейромедиаторной системе, что ведет к определенным изменениям в иммунной системе, предрасполагающим к развитию бронхиальной астмы. Для пациентов с бронхиальной астмой в психотерапии акцент ставится на методах, снижающих тревогу, используются психотерапевтические методы, снижающие внутреннее напряжение.
Среди личностных черт страдающих бронхиальной астмой, наблюдавшихся до начала болезни, наиболее часто отмечались необычная чувствительность, тревожность, возбудимость, эмоциональная изменчивость, склонность к развитию сниженного настроения, обидчивость, впечатлительность. У подростков, страдающих бронхиальной астмой выделяют следующие клинически выраженные психические расстройства, значимые для психотерапевтического вмешательства: астения, тревога со вторичной гипотимией, эмоциональная неустойчивость.
Не существует единой всеобъемлющей структуры личности, характерной для всех астматиков. При исследовании методом MMPI (многофункциональный психологический тест) наиболее значительными оказываются такие показатели, как депрессия, истерия, ипохондрия. Характерны также низкая самооценка, снижение уровня социальных контактов, эмоциональные трудности, включающие проблемы энергии и самоуверенности. В поведении и чертах личности больных часто обнаруживаются реакции с защитой эмоциональных, прежде всего агрессивных, побуждений, а также скрытое желание нежности и близости. За агрессивным поведением может скрываться сильная потребность в любви и поддержке. Так же всеми исследователями отмечаются такие черты, как чрезмерный или отрицаемый страх.
В другом исследовании установлены следующие личностные особенности: астматики очень сильно переживают агрессивность, но не проявляют её; они недоверчивы и подозрительны и потому не склонны к самопожертвованию. У больных подавляется агрессивное поведение, направленное вовне; формирование фантазий и их вербализация переживается как опасные и потому направляются внутрь и переносятся в телесную сферу.

3. Третьим направлением исследователей подчеркивается, что при бронхиальной астме поражаются органы, выстланные гладкой мускулатурой, которая не расслабляется волевым усилием и не напрягается. Гладкая мускулатура спазмируется или расслабляется за счет нашего эмоционального состояния. Значит, какие гормоны внедряются в циркулирующее русло, так она себя и ведет. С этой позиции любой спазм – это реакция, которая нужна была древнему человеку для того, чтобы адекватно отреагировать на происходящее: перехватывает дыхание от страха. Затаить дыхание – реакция беззащитного человека, во многом свойственная для ребенка, который не может напасть на объект, вызывающий страх. Появление бронхиальной астмы связывают с запретом на свободу выражения эмоций, подавляющим проявления чувств.

4. Ещё одно психотерапевтическое направление обращает внимание на то, что при астме происходит напряжение определенных мышц. Человек начинает задыхаться за счет того, что в тот момент, когда необходимо сделать вдох или выдох, мышцы спазмируются. Человек физически просто не может вдохнуть. При чем дальше происходит такая петля обратной связи: человек не может вдохнуть, у него возникает тревога, спазм усиливается, еще более не может вдохнуть, наступает паника. Этот механизм можно разрушить, если снять этот мышечный зажим, расслабить мышцы, буквально размять их руками, разогреть, обратить внимание человека, на то, какие мышцы у него напряжены. Человек сознательно способен контролировать очень много своих мышц. Но реально в жизни контролирует 3-5%. Необходимо, чтобы человек научился управлять необходимыми мышцами горла, гортани, грудной клетки.

5. В психоаналитическом направлении исследований бронхиальную астму понимают как болезнь, детерминированную стремлением, страстным порывом докричаться до матери. Степень выраженности аффекта, беспомощности, безнадежности и страха, а так же силы психосоматического реагирования определяются опытом раннего общения с другими лицами и, в первую очередь с матерью и отцом. Стрессовую ситуацию создает потеря или угроза потери объекта привязанности, в результате чего могут возникнуть как психические, так психосоматические расстройства. Причина психосоматических расстройств в возникновении нарушений физиологических функций отдельных органов и систем в ответ на различные стрессы в раннем детстве, что и определяет специфичность поражений. Развитию заболевания предшествуют состояния «отказа», «ухода», «капитуляции», отражающие чувства безнадежности и беспомощности. Состояние ребёнка может оказаться показателем отношений его родителей, болезненные проявления у ребенка могут быть единственным выражением семейной дезорганизации. Все изменения семейных взаимоотношений, препятствующие развитию индивидуальности ребёнка, не позволяющие ему открыто проявлять свои эмоции, делают его ранимым в отношении эмоциональных стрессов. Нарушенные внутрисемейные контакты в раннем возрасте, особенно между матерью и ребёнком, в дальнейшем увеличивают риск развития психосоматических заболеваний. Бронхиальная астма объясняется как подавленный крик против матери.
Сторонниками психоаналитической ориентации постулируется патогенная роль подавленных эмоций при астме, а выражение эмоций в процессе психотерапии, их осознание и вербализация связываются с улучшением соматического и психического состояния.
Повышенная личностная тревожность, часто переживаемая больным как беспричинная, является следствием неосознанного интрапсихического конфликта между желанием любви и нежности, с одной стороны, и страхом, отвержением их, с другой.
Приступ астмы часто предстает эквивалентом подавляемого плача. Его сравнивают с криком и плачем ребенка, протестующего против утраты защищенности. Объяснение подавлению плача находят в упреках и отказах, которым подвергались больные в детстве, если хотели позвать мать плачем или криком.
Ранние нарушения отношений с матерью действуют у больного как конфронтация «желания нежности» и «страха перед нежностью». От самих больных их страх остается скрытым. В. Бройтигам пишет: «При астматической одышке одновременно с воздухом могут задерживаться и эмоции».
Отмечают так же конфликт больных по типу нарушения психологических функций «отдать – принять» и тенденцию идентифицировать себя в общении с другими лицами, «быть сплавленными с ними».
Сильные и часто амбивалентные переживания отвращения и нежности лежат в основе защиты и вытеснения у больных бронхиальной астмой. Матери астматиков часто проявляют амбивалентное поведение, которое одновременно выражает стремление к обладанию и руководству и в то же время отказ от этого. Больные находятся в состоянии конфликта между их желанием завоевать доверие и страхом перед этим. Согласно результатам психологических исследований родственников больных бронхиальной астмой обнаруживается явное преобладание сверхзаботливых матерей.

6. И, естественно, наследственная предрасположенность к психосоматическим расстройствам. В семейном анамнезе 65,5-85% детей с бронхиальной астмой встречаются аллергические реакции. Наследственно-конституциональные особенности, наличие места наименьшего сопротивления.

7. Роль стресса в последние периоды беременности и в младенчестве. В основе этиологии соматических заболеваний лежит единый кортико-висцеральный механизм: вследствие эмоционального стресса первичное перенапряжение и истощение корковых клеток, создание подкорковых центров застойного очага возбуждения, дисгармония вегетативной нервной системы, развитие висцеральных расстройств. Ряд исследователей придает большое значение роли формирования условий избирательности психовегетативных влияний, включая развитие психосоматических заболеваний, позднему пренатальному и раннему постнатальному периодам развития, так как в эти периоды существования высока способность организма к одноразовому обучению с образованием особо прочной связи (импринтинг), обеспечивающий биологически целесообразную стойкую связь детеныша с родителями или другими факторами внешней среды. При остро или длительно и неизбежной ситуации эмоциональное перенапряжение ведет к выраженным церебровисцеральным нарушениям.

Известные спортсмены, чемпионы мира и Олимпийских игр болели бронхиальной астмой. Регулярные занятия, возрастающий объем нагрузок позволили им преодолеть свой недуг. Подобные наблюдения могут разбираться на занятиях по групповой психотерапии, оказывая положительное влияние. С помощью групповых занятий легче всего удается привить потребность заниматься физической культурой, как одним из наиболее эффективных методов профилактики бронхиальной астмы.

* Большое психотерапевтическое влияние на больных оказывают и групповые занятия дыхательной гимнастикой, аутогенной тренировкой или различными вариантами тренировок на функциональное расслабление. Дыхательная гимнастика преследует цель повысить функциональные возможности дыхательного аппарата больного, сделать дыхание более свободным, экономичным. При проведении комплексов дыхательных упражнений следует избегать приемов форсированного дыхания, которые могут усугублять обструкцию бронхов. Особенно это выявляется при астме физического усилия. В процессе дыхательных свободных упражнений с постепенным вовлечением всех мышц, участвующих в физическом акте дыхания, облегчается отхождение мокроты. В этом заключается положительное влияние дыхательной гимнастики, повышающей дренажную функцию бронхиального дерева.

* Лечебный массаж позволяет снять ощущение усталости мышц. При большой энергетической работе дыхательной мускулатуры этот факт имеет очень большое значение. Массаж позволяет повысить работоспособность, добиться более свободного отхождения мокроты. Массаж принимают как в самые тяжелые минуты обострения бронхиальной астмы, так и при проведении противорецидивных курсов терапии. Рекомендуется делать самому себе массаж: разминать мышцы, которые мешают прохождению воздуха, грудную клетку, ключицы, шею, горло. Таким способом можно остановить приступ.

* Климатотерапия. Вопрос о воздействии климата всегда возникает при лечении больных бронхиальной астмой. Его решение относится к одному из наиболее сложных. В случае переезда в другую климатическую зону больной проходит период адаптации, а вернувшись домой, реадаптации, в течение которых существует повышенный риск обострения астмы. В рекомендации климатотерапии всегда затруднен прогноз переносимости места, куда больной может выехать. Наиболее хорошие результаты дают курорты Северного Кавказа и Южного берега Крыма.

* Иглорефлексотерапия в последние годы стала широко применяться при бронхиальной астме. Описание клинических эффектов опережает исследование механизмов этого вида терапии. Одной из теоретических концепций является воздействие с помощью игл на биологически активные точки. Накопленный опыт по применению иглорефлексотерапии при бронхиальной астме позволяет рассчитывать на определенные эффекты. Накопленный клинический опыт по применению иглорефлексотерапии позволяет рассматривать ее как метод, который может применяться при различных формах и стадиях бронхиальной астмы. Так, иглорефлексотерапию можно включать даже в комплексную терапию астматического состояния. У некоторых больных иглорефлексотерапия используется как основной метод лечения. Ее также можно рекомендовать для противорецидивного лечения. © Поздняков Василий Александрович, Психология любви. Сайт психолога об искусстве любви.

источник

Бронхиальная астма – это мультифакторная патология, чаще всего обусловленная взаимодействием нескольких компонентов (аллергии, инфекционных агентов и психологических факторов). Психосоматикой называют направление на стыке классической медицины и психологии, занимающееся исследованием возникновения и развития соматических заболеваний по психологическим причинам. Множество заболеваний, и астма среди них, связано с психоэмоциональным состоянием человека. Психосоматика астмы обусловлена действием эмоциональных факторов: страхов, тревожных состояний, стрессов.

Бронхиальная астма может быть следствием аллергических реакций, вдыхания чрезмерно холодного или запыленного воздуха, табачного дыма, наличия хронических инфекционных очагов в дыхательных путях. Иногда приступы развиваются как реакция на стресс, но не всякая стрессовая ситуация приводит к приступу. Астма начинает развиваться, если человек переживает сильные негативные эмоции, находится в нестабильной атмосфере на протяжении длительного времени.

Бронхиальная астма может развиваться на нервной почве в таких случаях:

Стресс в детском возрасте

  • в раннем детском возрасте причиной развития заболевания может стать появление другого ребенка, особенно если он старший, и все внимание ранее уделялось ему;
  • в пубертатном периоде многие подростки не сразу могут освоиться с изменениями, происходящими с их телом, игра гормонов вызывает различные отклонения в эмоциональном фоне, высокая тревожность, беспокойство, связанные с половым созреванием, неумение справляться с негативом или неспособность поделиться проблемами, могут стать причиной появления приступов удушья;
  • в детском и подростковом возрасте спровоцировать астматические приступы могут развод родителей или их постоянные споры, ссоры, холодная или чрезмерно напряженная обстановка в семье;
  • молодые люди нередко переживают по поводу будущего брака, отрыва от родителей или, наоборот, от личной неустроенности, и иногда чрезмерно сильные переживания провоцируют развитие этого тяжелого заболевания;
  • у взрослого человека бронхиальная астма также может начаться на фоне развода, конфликтов в семье, тяжелой ситуации с финансами, нереализованностью в профессиональном или социальном плане.

Приступ астмы характеризуется затруднением дыхания. Он развивается как реакция на вдыхание какого-либо вещества или на негативное эмоциональное состояние. Организм пытается указать человеку на какие-либо психологические проблемы, используя для этого довольно жесткий способ. Затрудненный выдох может свидетельствовать о том, что человек умеет только брать (вдыхать) и не желает отдавать, делиться (выдыхать). Также приступ астмы может быть спровоцирован тем, что человек испытывает тревогу, боится жить и дышать полной грудью.

Причиной астмы может стать неумение человека избавляться от груза негативных эмоций. Этим объясняется и тот факт, давно подмеченный психологами, что астма развивается по психологическим причинам у людей определенного склада. Как правило, бронхиальной астмой страдают люди чрезмерно эмоциональные, глубоко переживающие события своей жизни, подверженные стрессовым состояниям. Если человек при этом не умеет «сбрасывать» негатив, например, посредством слез или другими способами, у него может начаться тяжелая хроническая патология дыхательных путей, проявляющаяся приступами удушья.

Если же заболевание имеет преимущественно аллергическое происхождение, то и это может указывать на некие эмоциональные проблемы. Есть теория, что аллергия развивается как реакция человека на какие-либо события жизни. Эта болезнь свидетельствует о том, что человек чего-то не выносит, не может принять. Свой протест человек не в состоянии выразить в силу особенностей характера, воспитания, потому, что находится в плену стереотипов или находится с чрезмерной зависимости от мнения других людей. Игнорирование, заталкивание внутрь переживаний приводит к развитию воспалительного процесса в дыхательных путях.

Психосоматика бронхиальной астмы у детей может быть обусловлена воздействием неблагоприятной эмоциональной обстановки в семье или сложностями в отношениях с родственниками, прежде всего с матерью. В некоторых случаях малыш испытывает негативное воздействие ещё во внутриутробном периоде, например, если ребенок нежеланный, или мать пребывает в состоянии перманентного стресса во время беременности.

Первое, что делает ребенок, появившись на свет – учится дышать. Первый крик младенца – это призыв к матери, просьба о защите и помощи. Согласно одной из теорий, бронхиальная астма развивается как реакция на неправильные отношения ребенка с матерью, недостаток заботы и тепла. В младенческом возрасте человек криком и плачем дает понять матери, что нуждается в её внимании, что ему необходима помощь. Если он не получает того, о чем просит, беспокойство и тревога остаются с ним на всю жизнь. В дальнейшем приступы детского плача сменяются астматическими приступами. Таким образом, психосоматика заболевания обусловлена тем, что в детстве у человека не возникло корректных отношений с матерью, он всю взрослую жизнь испытывает пережитый недостаток любви, отсутствие взаимопонимания.

Возможна и прямо противоположная ситуация: астма нередко развивается у детей, которых чрезмерно опекают, давят заботой. Эмоциональное состояние такого ребенка, как правило, тоже не отличается стабильностью.

Астма – классическое психосоматическое заболевание, и для его лечения применяется психотерапия. Курсы у психотерапевта помогают пациенту более успешно справляться с воздействием внешних факторов, провоцирующих стрессовые состояния, учиться правильно высвобождать эмоции. С помощью психотерапии можно скорректировать различные расстройства эмоционального фона.

Пациентам с астмой психосоматического происхождения рекомендуются как индивидуальные, так и групповые сеансы психотерапии. Такое лечение помогает им побороть замкнутость, снизить уровень тревожности, подавить страхи. Специалист учит пациента правильно реагировать на различные тяжелые в эмоциональном отношении ситуации. На групповых занятиях применяются различные методики: астматиков лечат аутотренингом, дыхательными упражнениями, тренировками по функциональному расслаблению.

Очень важно для таких больных наладить отношения в семье: родителями, супругами, детьми. Если негативная эмоциональная обстановка дома сохраняется, пациенту сложнее будет преодолеть болезнь, снизить количество и интенсивность приступов. Поэтому проводить сеансы с психологом или психотерапевтом рекомендуется и остальным членам семьи астматика. Только так можно изжить конфликты и восстановить стабильную положительную атмосферу в доме.

Также астматикам рекомендуется несколько раз в год проходить лечение на курортах с горным и морским воздухом. Это не только благотворно отражается на состоянии дыхательной системы, но и помогает стабилизировать эмоциональный фон.

источник

Современная психосоматика основывается на экспериментально доказанном и подтвержденном факте, согласно которому эмоции могут решающим образом влиять на функции органов. Психосоматические заболевания — это физические заболевания или нарушения, причиной возникновения которых является аффективное напряжение (конфликты, возможно, внутренние, недовольство, душевные страдания и др.). Представления, воображение также могут оказывать влияние на соматическое течение болезни.

В современной медицине в раздел психосоматики входят: клинические, психологические, эпидемиологические и лабораторные исследования.

В психоаналитической концепции существует несколько моделей возникновения психосоматического симптома, среди них конверсионная модель (З. Фрейд, П. Федерн, Г. Гродек, Ф. Дейч), модель вегетативного невроза (Ф. Александер), концепция десоматизации (М. Шур, А. Митчерлих).

Суть перечисленных выше концепций сводится к тому, что бессознательный конфликт, не имея выхода в соответствующем внешнем проявлении, приводит к эмоциональному напряжению, а затем к прорыву предэдипальных или эдипальных инстинктивных желаний и сопровождается устойчивыми изменениями в вегетативной нервной системе.

В концепции Г. Амона, психосоматический симптом выступает как саморазрушительная попытка восполнить и компенсировать структурный нарциссический дефицит, возникший в результате нарушения на ранних стадиях симбиотического взаимодействия. Представители теории объектных отношений связывают психосоматическое расстройство со слабым Эго (обусловленным в основном недостаточно хорошим материнством), которое имеет непрочное обиталище, созданное в ходе развития.

Дыхательная система — сложный физиологический «аппарат», который включается в работу только при рождении ребенка с его первым самостоятельным вдохом.

Можно сказать, что это первый травматический опыт сепарации (разделения) с матерью. Поэтому некоторые ученые отмечают важность проживания периода родов ребенком и матерью.

От греческого астма (удушье) — аллергическое заболевание, характеризующееся повторяющимися приступами удушья, в следствии спазмов бронхов и отеков их слизистой оболочки. С точки зрения психоаналитика Ватцзекера: приступ астмы часто предстает в эквивалент подавляемого плача, то есть протест ребенка лишенного защищенности. В основе астмы лежит конфликт «желания и нежности» с одной стороны, и «страха перед нежностью», с другой стороны.

Этот конфликт отражает нарушение ранних отношений с матерью.

БА- заболевание дыхательных путей, которое характеризуется повышенной готовностью реагирования трахеобронхиальной системы на целый ряд стимулов.

Патофизиологически речь идет о значительном сужении дыхательных путей, которое устраняется спонтанно или под влиянием лечения. Клиническая картина определяется отеком слизистых оболочек, бронхоспазмом и нарушением секреции.

Во время приступа больной испытывает острую тяжелую нехватку воздуха. При этом в первую очередь затрудняется и пролонгируется выдох, который становится громким, отчетливо слышимым. Переживания больных во время приступа и при подострых состояниях легкой нехватки воздуха ограничиваются исключительно актом дыхания. Больной поглощен состоянием своего дыхания. В его поведении примечательно то, что во время приступа он недоступен, держится отчужденно, с ним трудно установить контакт. Это отличает астматиков от других больных с легочными заболеваниями, сопровождающимися одышкой.

При хронической астме бросается в глаза все более нарастающая тенденция больных к самоизоляции.

В этиологии БА имеет значение склонность организма к аллергическим реакциям, которые в значительной степени обусловлены наследственной конституцией больного.

Детская астма наиболее часто начинается в первые три года жизни (до 75%) Вообще БА может возникать в любом возрасте, чаще всего развивается в первые 10 лет жизни. Преобладают мальчики, которые заболевают в 2-3 раза чаще, чем девочки. В половине случаев астма излечивается в пубертатном периоде.

Обычно в раннем возрасте у детей, страдающих БА, отмечаются признаки аллергии — в виде кожных высыпаний или других аллергических проявлений (встречается у 40-70% больных с БА). Спровоцировать приступ астмы могут не только попавшие аллергены (обычно с вдыхаемым воздухом), но и физическая нагрузка, перегревание или переохлаждение, резкие изменения погоды или психические нагрузки.

Типичный приступ астмы может возникнуть впервые после острой респираторной инфекции, профилактических прививок, психических или физических травм.

В качестве «пусковых механизмов» бронхолегочной патологии часто рассматриваются сильные эмоции: гнев, волнение, страх, печаль и тревога.

У некоторых детей триггерами могут быть ситуации, связанные с эмоциональными проявлениями — смехом, криком или плачем.

Есть данные, что панические реакции ребенка или его родителей во время сильного кашля могут вызвать бронхоспазм, который, впоследствии может перейти в астматический приступ.

У детей с бронхиальной астмой установлены нарушения высшей нервной деятельности в виде снижения замыкательных функций, наличия фазовых состояний. У них отмечается слабость процессов активного торможения, выражающиеся в явлениях дистонии и преобладании тонуса парасимпатического отдела нервной системы, парадоксальной реактивности симпатического отдела.

У большой части детей выявлены: повышенная тревожность, астенизация, минимальная мозговая дисфункция, невропатии, неврозы и аффективные расстройства с преобладанием тревоги во время приступа и депрессии в межприступный период.

На основе анализа различных исследований детей с БА выделяют четыре фактора возникновения БА как психосоматического заболевания:

— степень генетической уязвимости организма детей, которая оценивается количеством аллергических и астматических заболеваний;

— степень и природа подверженности различным вредоносным факторам в перинатальном периоде и в раннем перинатальном периоде;

— вирусные инфекции, которые появляются на протяжении сенситивного периода развития в первые годы жизни;

— увеличение вторичной уязвимости дестабилизацией гомеостаза ребенка из-за эмоциональных стрессов.

Для лучшего понимания природы астматического симптома, необходимо изучение обоих, психологических и физиологических факторов риска.

Это поможет создать эмпирическую классификацию стрессоров у детей с заболеванием и увидеть различные формы адаптации в семье с больным ребенком.

Д.Н. Исаев (1985), предлагая свой механизм возникновения психосоматических заболеваний, считает, что эмоциональный фактор через вегетативные и эндокринные элементы воздействуют на сому, вначале выступая в форме вегетативной дисфункции, которая потом может перейти в психосоматическое заболевание. Это представление нашло свое подтверждение в исследовании Жбанковой Н.Ю. (1989), показавшей, что у части детей с бронхиальной астмой наблюдаются психогенные гипервентиляционные нарушения в рамках синдрома вегетативной дистонии.

Важность эмоционального стресса при БА варьируется от возникновения преходящих легких состояний закупорки легких, до решающих инициаторов приступов и продолжительного психологического

Матус показал, что существует три возможных пути влияния психологических факторов:

— ускорение астмы, психологические факторы выступают «пусковым механизмом» (триггером) для возникновения астмы;

— обострение или увеличение количества приступов, утяжеление симптомов;

— препятствие излечению, помощи.

Психологические факторы, влияющие на возникновение заболевания.

Влияние эмоций на дыхательную функцию хорошо знакомо каждому. О внезапной остановке дыхания в момент тревоги говорят, что «захватило дух» или «перехватило дыхание». Вздох является распространенным выражением чувства отчаяния.

В психоаналитической литературе рассматривались следующие модели возникновения астмы как взаимодействия двух факторов — психологических особенностей и биологической предрасположенности:

1. Реципрокная модель. Астма может возникать двумя взаимоисключающими способами: либо посредством сильной биологической предрасположенности, либо будучи детерминированной сильными психологическими факторами.

2. Модель позитивного взаимодействия. Заболевание может возникнуть только при одновременном наличии сильных психологических и биологических факторов, (если же их нет или есть только один, заболевание не развивается.)

3. Суммарная модель. И психологические, и биологические факторы совместно определяют тяжесть заболевания.

К психологическим фактором относят воспитание, которое приводит к сильной зависимости ребенка от доминантной матери.

Психоанализ прегенитальных нарушений созревания понимает возникновение БА как несостоятельность, вытекающую из раннего детского развития- периода перехода от диады мать- дитя к отношениям в триаде: мать- дитя –отец.

Двусторонний уровень контактов является важной ступенью к последующему обучению многосторонним межличностным контактам. Сложный процесс постепенного переключения от внешней зависимости к внутреннему уровню поддержки самостоятельности и самоуважения в высокой степени подкрепляются стабильными отношениями с родителями. В биографии психосоматических больных родители очень часто препятствовали развитию их самостоятельности.

Подавление собственных эмоций также рассматривается в качестве механизма, приводящего к бронхоспазму.

Некоторые авторы в симптоме бронхоспазма усматривают символическое выражение личностного конфликта между потребностью пациента в нежности и страхом перед ней, а также противоречивость в решении проблемы «брать и давать».

Чикагская психоаналитическая школа центральный конфликт в развитии БА находит во внутренних побуждениях ребенка, которые ставят под угрозу его привязанность к матери. Действия матери на плач воспринимаются ребенком как отвержение, поэтому плач становится «запрещенным» из-за страха лишиться материнского внимания. Страх материнского отвержения усиливает аномальные дыхательные ответы со стороны ребенка, таким образом развивается бронхоспазм.

Парсел и соавторы считают, что родительский конфликт может стать стрессором для ребенка и привести к симптому бронхоспазма. Нарушенные взаимодействия и взаимоотношения между родителями могут выступать тем стрессовым фактором, который приводит к бронхоспазму.

Корни развития защитно-приспособительного значения симптома бронхоспазма — в особенностях ранних отношений матери и больного ребенка. Это: «люблю и ненавижу», когда при сближении отношений мать чувствует раздражение и чувство вины за него, а ребенок — материнское негодование и отчуждение, что порождает у него тревогу и страх, а открытое выражение чувств запрещается матерью («не плачь, перестань кричать») и связано у ребенка с опасением оттолкнуть ее.

Особенности личности больного, страдающего БА.

Изучение личностных особенностей больных БА привели к гипотезе о существовании специфического патогномоничного для заболевания «профиля личности», предрасполагающего к его манифестации.

Основные характеристики такого «профиля личности» у больных БА определяются как склонность «подавлять депрессию и агрессию», «сдерживать реакции на фрустрирующее воздействие», «повышенная нервность, чрезмерная возбудимость либо вялость, повышенная истощаемость», «высокая тревожность».

Больные БА часто диагносцируются как алекситимики с механистичным характером мышления, проявляющимся в неспособности фантазировать, стремлении оперировать конкретными понятиями. В поведении и чертах личности больных часто обнаруживаются реакции с защитой эмоциональных, прежде всего агрессивных, побуждений, а также скрытое желание нежности и близости. За псевдо индифферентным или даже агрессивным поведением может скрываться сильная потребность в любви и поддержке.

Агрессия у астматиков не вытесняется. Так как она переживается как опасная, больной не может ее выразить, он не может «выпустить свой гнев на воздух». Это проявляется в приступах удушья. Астматики очень сильно переживают агрессивность, но не проявляют ее; они недоверчивы и подозрительны, и поэтому не склонны к самопожертвованию. У астматиков часто обнаруживаются реактивные образования, которые замещают агрессивные тенденции, и желание близости, часто проявляются расстройства в сексуальной сфере.

У астматиков часто обнаруживается физиологически не обусловленная сверхчувствительность к запахам. При этом бросается в глаза, что эта сверхчувствительность относится прежде всего к тем запахам, которые как-то связаны с нечистотами и неаккуратностью, а также с неряшливым и нечистоплотным поведением. Астматики с повышенной восприимчивостью запахов также крайне зависимы от суждений и мнения окружающих их людей.

Между нарушением функции дыхания у астматиков видят связь с нарушенной способностью больных брать и отдавать, выраженной тенденцией к невозвращению, удержанию, сохранению

У тяжелых аллергиков описан конфликт по типу «владеть-отдать» и тенденция идентифицировать себя в общении с другими лицами, «быть сплавленным» с ними.

Ранние нарушения отношений с матерью проявляются у больного как конфронтация «желания нежности», с одной стороны, и «страха перед нежностью» — с другой.

Для астматиков характерна боязливость с истерическими и/или ипохондрическими чертами. От самих больных их страх остается скрытым.

Влияние болезни на личность больного.

Блокирование вербального канала коммуникации компенсаторно вызывает развитие телесных коммуникабельных связей, к которым относится и стремление получить одобрение и теплое отношение матери посредством астматических симптомов.

В дальнейшем эти симптомы становятся для астматика способом манипулирования лицами значимого окружения, а для семей с «тлеющим» невротическим конфликтом, от решения которого они «уходят» в силу своих невротических черт, способом сохранения семейного «гомеостаза»

Особенности психологии и поведения в болезни.

При БА выделяются реакция на приступ и реакция на болезнь. В случае внезапного острого возникновения приступа, больного прежде всего сопровождает страх смерти от удушья или остановки сердца, страх не купируемости приступа. Чем реже приступы астмы, тем более выражен страх, который возникает не только во время приступа, но и в ожидании его. В начальном периоде реакция на болезнь характеризуется адекватным психологическим сдвигом с некоторой депривацией. В процессе дальнейшего течения болезни выступает на первый план склонность к фиксации внимания на своих ощущениях и переживаниях с пессимистической оценкой выздоровления. У части больных отмечается выраженный страх за свою судьбу, с отчетливой фиксированностью на дыхательной функцией, назойливыми жалобами, постоянным самоанализом болезненных ощущений.

Виды психотерапии при данном заболевании.

Психотерапевтическое лечение БА направлено на повышение жизненных возможностей, способности брать на себя ответственность за свою жизнь. Это постоянная подпитка, обеспечивающая глубокое, свободное дыхание. Психотерапия БА не бывает кратковременной, здесь время постепенно «отматывается назад». Если по этой дороге идут в ногу пациент, его психотерапевт и врач-пульмонолог, идти становится легче.

Целью психотерапии больных БА является также коррекция эмоциональных расстройств и неадекватных форм поведения. Достигают этого путем перестройки значимых отношений больного. Психотерапия особенно показана:

• больным, у которых этот механизм патогенеза является одним из ведущих;

• больным с сопутствующими нервно-психическими расстройствами и неадекватными реакциями личности (в том числе на болезнь), затрудняющими их полную реабилитацию;

• больным БА без выраженного нервно-психического компонента, находящимся в состоянии психологического кризиса, когда вероятность формирования этого механизма патогенеза возрастает (личностные и микросоциальные факторы риска, неразумные стили воспитания и реакции на заболевание членов семьи, наличие у родственников психосоматических моделей адаптации к стрессам).

При консультировании больного психотерапевтом, психологом или психиатром собирается тщательный психологический анамнез, который должен содержать данные о нервно-психических заболеваниях родителей больного (фактор наследственности и одновременно экология микросоциальной группы), о психосоматических заболеваниях членов семьи, данные о периоде беременности и взаимоотношениях в семье в этот период, а также о родах и взаимоотношениях в это время.

Анамнестические и тестовые данные об особенностях семейной системы показывают, как эти особенности больных формируются и как функционируют в рамках семейной системы, создавая «семейные мифы» (групповая форма защиты), и для чего служат правила и ценностные ориентации в таких семьях. Понимание этих важных моментов объясняет индивидуально-личностный смысл конфликтогенного симптома бронхоспазма у больного и дает ключ к построению терапевтического вмешательства

Часто психосоматический пациент не желает признавать проблемы в психической сфере и испытывает страх перед психотерапевтом. Преодоление сопротивления выявлению психотравмирующих событий включает несколько этапов:

  1. установление раппорта с пациентом;
  2. определение его основных трудностей;
  3. их преодоление с целью ослабления накопившихся отрицательных эмоций и восстановления позитивной перспективы.

Два вида терапии: на симптом и модификацию поведения (когнитивно- поведенческий подход: изменение негативных представлений пациента) и глубинно- психологические методы (раскрытие психологического конфликта).

Гештальт-терапию проводят в несколько этапов. В задачи первого этапа входит установление доверительного, партнерского, эмпатического контакта с больными, что позволяет обучить их основным процедурам гештальт-терапии и начать индивидуальную терапию.

Основное стремление гештальт-терапии — восстановление самосознания с тем, чтобы оно приносило пациенту развитие и выбор цели. Акцент делают на понимании важности сиюминутной жизни и контактов с настоящим в континууме «здесь и сейчас». При обсуждении значимых для пациентов событий (с помощью техники фокусирования) мы сталкиваемся с моментом, в котором возникает дискомфорт, тревога или страх, которые побудили пациента уклониться от этого момента, вытеснить его из сознания. Сознание может расшириться в подсознание (работа на субличностных уровнях) так, что пациент в страхе объясняет то, что ранее не было понятно, предлагает интересные мысли и наблюдения. Упражнения на пребывание в состоянии осознавания окружающего направляют пациента к тупику, где силы сопротивления равны тому, что им противостоит. Пациенты с помощью терапевта учатся поведению в ситуациях фрустрации, эмоционального тупика. Когда они не в состоянии обеспечить себя сами, а поддержки из среды не поступает, надо самостоятельно найти выход и таким образом увеличить степень самодостаточности. Так восстанавливается сознание необходимости активного поведения, действий, которые до этого были в очевидном параличе.

Для многих пациентов актуальны групповые формы психологической защиты, т. е. использование астматических симптомов для поддержания психологического гомеостаза семьи. Это обстоятельство предполагает наличие второго шага терапии — перенесение терапии в группу.

Групповые формы работы позволяют решить проблемы группового и индивидуального самосознания, с помощью различных технических приемов отработать проблемы коммуникации больных, в которых особое место занимают телесные коммуникации (психосоматическое реагирование). Группа позволяет выявлять и исследовать попытки пациента манипулировать ее членами, в результате вырабатываются навыки более продуктивного взаимодействия, а манипулирование разрушается.

Переходом к третьей ступени работы может быть смягчение фобических реакций при соприкосновении с ранее отвергаемыми актуальными переживаниями. Шаг за шагом исследуют и прорабатывают возможные источники травматичного опыта от менее интенсивных к более сильным.

Гештальт-терапия позволяет реализовать основное содержание психотерапевтического воздействия на личностном и микросоциальном уровнях, учитывает много-аспектность функционального диагноза, воздействуя на глубокие эмоциональные связи и этим улучшая непосредственный и отдаленный результат лечения больных.

Хорошие непосредственные и отдаленные результаты дает применение в лечении БА семейной психотерапии. Процесс терапии направлен на разрушение личностных конфликтов индивидуумов, служивших основой формирования БА, нервно-психических расстройств и личностных реакций, тормозивших их полноценную реабилитацию. Воздействие на личность больного осуществляется путем изменения его взаимоотношений с членами семьи с учетом выявленных семейных характеристик, типологии, свойственных семьям больных БА проблем и конфликтов. Понимание роли больного члена семьи в стабилизации структурных и функциональных особенностей семейной системы позволяет достигнуть хорошего терапевтического результата при направленном воздействии на эти семейные характеристики. Успех терапевтических мероприятий часто оказывается параллельным изменениям, происходящим в семейной системе.

Важной задачей семейной психотерапии является повышение автономии семьи.
В психотерапии психосоматики важное значение приобретает работа с алекситимией пациента, которая, как правило, есть у таких больных. Лечение алекситимии очень длительно, требует хорошей мотивации пациента и может затянуться на годы. На первом этапе пациент обучается осознавать свои чувства, а затем – обучается рефлексии.

Специальный метод: 4- х ступенчатая психодинамически ориентированная психотерапия.

1) эмоциональная поддержка пациента по преодолению соматического страдания

2) развитие возможности к восприятию собственных чувств.

3) осознание конфликта и его связи с симптомом (стационарно-глубинная групповая терапия (8 нед).

4) полная переработка конфликта в длительной амбулаторной практике.

Задачи психотерапии при истероподобном варианте БА: перенесение с окружающих на больного ответственности за разрешение его эмоциональных проблем и сознательное принятие ее астматиком; формирование адекватного уровня требований к больному в зависимости от его актуального психологического и соматического состояния; создание условий для разумной, принимающей без гиперпротекции, реакции микросоциальной среды на астматические симптомы; санкционирование зрелых способов поведения и адаптации.

Основной акцент в психотерапии пациентов с неврасте-ноподобным вариантом БА делается на формировании приемлемой, доброжелательной микросоциальной ситуации, которая предоставляет возможность для углубленного самопознания и стабилизации самооценки. Это создает условия для отказа больных от завышенных, непосильных требований и жизненных целей, способствует устранению тягостного сознания несостоятельности в осуществлении тех желаний, от которых прежде защищали астматические симптомы.

У больных с психастеноподобным вариантом БА основное внимание уделяют формированию собственной ценностной системы больного, его зрелости и способности к независимому поведению, умению принимать самостоятельные решения в отношении своих личных проблем.

Психотерапевтическая тактика у больных с шунтовым вариантом БА состоит в провокации на первых этапах кризиса, когда взаимодействие членов семьи организуется таким образом, что они вынуждены иметь дело с всплывающими конфликтами, конфронтация с которыми раньше избегалась. При этом мы устраняем из конфликтной ситуации астматика. Необходимо отчетливо отразить содержание кризиса, способствуя развитию такой ситуации, в которой возникает возможность и необходимость развития членами семьи новых отношений и коммуникативных стереотипов. Скрываемые проблемы всплывают и становятся доступными воздействию на них.

Для психотерапевтической коррекции на личностном и микросоциальном уровнях необходимо выяснить субъективное значение факторов, подкрепляющих патологическую адаптацию пациентов к конфликтным ситуациям, и восприятие астматических симптомов как самим больным, так и значимыми лицами его окружения. Можно добиться полной и стабильной редукции дыхательных нарушений, провоцируемых по нервно-психическому механизму, путем направленных сдвигов в системе отношений личности, в структуре и функцио^ нировании микросоциальной системы, а также преодоления элементов условной необходимости астматических симптомов для самого больного и значимых лиц окружения. Сдвиги на социальном уровне тесно взаимосвязаны с позитивной динамикой на личностном уровне. Последняя проявляется гармонизацией личности больных, выработкой у них зрелых способов поведения в стрессовых ситуациях.

источник

глава из книги «Архетипическая медицина»

Бронхоспазм, или же удушье, является характерным синдромом клиники внутренних болезней, влекущим за собой различные последствия. С одной стороны, он может протекать без ощутимого физического эффекта, с другой – в организме возможно возникновение необратимых изменений, которые могут привести к летальному исходу. Бронхиальная астма – самая распространенная форма данной патологии – вероятно, вследствие непредвиденности возникновения приступов заболевания. Не смотря на то, что приступы являются наиболее ярким проявлением бронхиальной астмы, периоды ремиссии не столь драматичны. Так же, как и в случае многих актуальных медицинских проблем человечества, астма носит эпизодический характер, что ведет к увеличению уровня нетрудоспособности населения. Данный паттерн аналогичен общему паттерну человеческой жизни, который, подобно каскаду, шаг за шагом неумолимо приближает смерть.

Астма проявляется в виде удушья, каждый раз угрожающего жизни больного. Приступ протекает так, как если бы бронхиальное дерево неожиданно сузилось в панике и перестало удовлетворять основную потребность легких (в обычных ситуациях саму собой разумеющуюся). Акт выдоха, в частности, затруднен или же отсутствует. Страх отражается в глазах пациента, но он мужественно берет себя в руки, стараясь по возможности улучшить прохождение воздуха по дыхательным путям. Его лицо приобретает цианотичный оттенок. Ближе к окончанию приступа, пациент начинает кашлять и отхаркивать мокроту. В целом, достигается эффект, сравнимый с внезапным чувством страха чего-то ужасного и неизвестного, на чем впоследствии формируется фиксация внимания. Нередко приступы случаются именно тогда, когда их меньше всего ожидают. Часто бросается в глаза несоответствие между силой приступа и относительным самообладанием, с которым пациент отвечает на все вопросы врача. Его голос может звучать на удивление безучастно, мышление оставаться ясным и логическим. Как если бы пациент смог сохранить самоконтроль до последнего своего вдоха без размышлений о бесповоротности произошедшего с ним события.

Врач-терапевт поведал бы нам, что бронхиальная астма возникает в результате спазма некоторых участков бронхов, что происходит вследствие воспалительного процесса и набухания их слизистой оболочки, а также вследствие накопления слизи в верхних дыхательных путях. В результате отток воздуха из легких блокируется сжатием бронхов – феномен, который со временем приводит к потере легкими эластичности и образованию полостей, что в дальнейшем ведет к развитию эмфиземы легких. Наиболее опасным проявлением астмы является так называемым «астматический статус», приступ, который способен непрерывно продолжаться в течение нескольких дней. Для пациента это состояние становится серьезным испытанием. Очень часто оно приводит к летальному исходу, так как давление в легких может стать настолько высоким, что происходит разрыв сосудов с развитием легочного кровотечения. Кроме того, за счет возросшей нагрузки на легкие, возрастает нагрузка и на правое сердце, что приводит к его декомпенсации вплоть до летального исхода.

Тем не менее, даже в случае смерти от асфиксии, на вскрытии не всегда обнаруживаются видимые изменения тканей и органов. Бронхиальная астма относится к числу тех заболеваний человека, в результате развития которых он может умереть даже при относительно низком уровне соматизации. В большинстве случаев посмертные признаки патологии не наблюдаются. Внезапная смерть такого характера аналогична тому, что этнологи называют «смертью вуду», когда один из членов племени неожиданно погибает после получения угрожающего послания свыше. Острая внезапная смерть от бронхиальной астмы является не чем иным, как особой формой этого явления. В действительности, большая часть человеческих смертей может быть расценена как «смерть вуду», поскольку в процесс включаются схожие механизмы – единственным отличием является то, что иногда смерть пациента наступает в результате первого предупреждения, иногда – после нескольких. Более того, этот принцип распространяется не только на смерть от асфиксии, но и на летальные исходы инфарктов и апоплексических ударов. Даже первый приступ бронхиальной астмы может повлечь за собой летальный исход, несмотря на то, что смерть обычно играет по установленным правилам и, в большинстве случаев, возникает уже после того, как у пациента разовьется серьезная респираторная патология.

Бронхиальная астма является легочной соматизацией ощущения упущенных возможностей, сопровождающегося чувством бессмысленности и бесцельности собственного существования. Таким образом, болезнь особенно часто поражает тех, кто частично или полностью не может реализовать свою насущную потребность быть лидером, кто считает свое отношение к жизни «вдохновенным», у кого «перехватывает дыхание», когда последнее слово остается за кем-либо другим. Когда вдох заблокирован, их речь, так же как и их дыхание, делается прерывистой. Известно, что астматиками часто становятся несколько тщеславные, идеалистичные и высоконравственные люди. Порой они заходят настолько далеко в своем идеализме, что превращаются для своего окружения в тиранов, расценивающих малейшее расхождение во мнении как лобовую атаку за право существования. В итоге любая попытка ослабить их пыл воспринимается как удар, вследствие чего они еще больше укрепляются в своем идеализме, используя его в качестве несущей опоры для обеспечения собственной безопасности. Не смотря на то, что они могут весьма успешно достигать своей цели в общении с другими людьми, их чувствительность и ранимость к коварным приступам их недуга лишь возрастает. Чем более достижимыми для них становятся такие их идеалы, как искренность, чистота и ясность, и чем дольше они имеют возможность их хранить за счет управления собой и окружающими, тем больше увеличивается риск реализации их гиперчувствительности и, несомненно, вероятность возникновения приступа.

Выделить селективные факторы, запускающие реакцию сенсибилизации, не представляется возможным. Даже среди самых безобидных явлений гиперчувствительность пациента находит тело болезни. Не смотря на то, что астма относится к аллергическим заболеваниям, отдельно взятые факторы окружающей среды не столь важны для провокации приступа. Выявлено, что специфический аллерген участвует лишь в 20% случаев астмы. Но даже при его непосредственном участии в реакции гиперчувствительности, пациенты могут испытывать приступы в отсутствие этого аллергена. Кроме того, не только сами аллергены, такие как домашняя пыль, пыльца растений и шерсть домашних животных, провоцируют приступ, но и изображения животных, растений, дымящих локомотивов и тому подобных вещей. В некоторых случаях один только вид высокой горы или же человека, занимающего более высокую позицию, чем больной, может привести к развитию приступа. По-видимому, любой фактор, угрожающий «вдохновенному» образу жизни астматика или же таковому отношению к ней, является достаточным для развития состояния внутреннего смятения и удушья.

С прочими заболеваниями человека астму объединяет то, что заранее определить точный пусковой фактор развития процесса не представляется возможным. Основываясь на клиническом опыте, практически все болезни можно классифицировать как аллергические реакции, поскольку все они начинаются с реакции гиперчувствительности организма, используя в качестве факторов, провоцирующих заболевание, агенты, не являющиеся патогенными в обычных условиях.

Понимание и способность проникнуть в сущность астматического процесса с психологической точки зрения полностью опровергает ныне существующее утверждение о наследственном и аллергическом происхождении астмы. В настоящее время, наследование или же наследственная предрасположенность к заболеванию, играют главенствующую роль в понимании его возникновения, что было продемонстрировано на опыте с близнецами. Частота заболеваемости астмой среди монозиготных близнецов в два раза выше, чем среди гетерозиготных, чем доказывается то, что факторы окружающей среды играют не столь важную роль в этиологии заболевания, сколь наследственность. По-видимому, существует предрасположенность к заболеванию в «астматических семьях», которая определяет их стиль жизни и стандарты достижения успеха. Эта же предрасположенность вызывает соответствующую соматизацию, выполняя тем самым функцию Природы по разрушению и «уничтожению».

Порой даже в раннем детстве предрасположенность использует окружающую среду ребенка в своих целях, следя за тем, как родители и учителя вовлекаются в поведенческий паттерн, ведущий к формированию «астматической» личности. С одной стороны, лидерство, с другой – подчинение, — с самого начала жизненного пути ребенка возникает парадокс, локализующийся в респираторной системе. В результате у ребенка возникает определенный стиль поведения, практически полностью исчерпывающий материнское терпение. В связи с этим матери пациентов несправедливо рассматриваются как каузальный фактор в этиологии заболевания.

Спутанность материнских чувств к ребенку выражается в ее попытках баловать своего несчастного маленького кроху. Мать выполняет все его нужды с навязчивой нежностью и огромным количеством ласк и тепла. Она практически «душит» его этим теплом и едой. В то же время, она, тем не менее, оберегает себя от реальных запросов своего ребенка и скрывает от него свое неприязненное отношение и апатию. В результате между матерью и ребенком формируются крайне запутанные отношения. В то время как мать разрывается между любовью, полной тревоги, и ненавистью, чувства ребенка колеблются от властных запросов до ощущения абсолютного бессилия. Подобный паттерн, сформированный и пройденный в детстве, затем повторяется и во взрослой жизни, хотя этим более поздним опытам не стоит приписывать особого каузального значения. Настроение астматика меняется от ощущения личностного апокалипсиса до всякого рода неземных высот. Таким образом, в дальнейшем он манипулирует своими друзьями, мужем или женой точно так же, как и своими родителями и учителями в детстве. Чем больше у него возможностей занять позицию лидера, тем он, несомненно, больше будет страдать от крушений собственных надежд.

Паттерн, приведенный выше, выражается в патогномоничных сновидениях – сновидениях, после которых пациент просыпается с симптомами, характерными для этого состояния. Сновидение и синдром тесно связаны между собой и предусматривают реципрокное взаимодействие амплификации и толкования. Ниже приведено патогномоничное сновидение 41-летнего мужчины, ассистента профессора-востоковеда, исследовавшего Тибет. Проснулся он с астматическим приступом.

«В Вене, на Пратерштерн, меня заподозрили в совершении убийства, так как везде, где бы я ни появлялся, находят мертвые тела. Я предложил полиции взять меня под стражу и сопровождать как днем, так и ночью, начиная с того самого момента, как меня задержали. Таким образом, они вскоре смогли бы убедиться, что я не имею никакого отношения к этим убийствам. Полицейские сели в свою машину следом за мной. Внезапно земля начала дрожать, как будто где-то рядом происходило землетрясение или обвал. Вихри пыли и грязи носились в воздухе. Я тонул глубже и глубже. Затем земля начала покрывать меня. Я громко звал своих бабушку и дедушку. В конце сна я бегу, обнаженный, с одной площади на другую, и с меня отваливаются комки земли».

Данный пациент — человек честолюбивый, в тибетской философии ищет духовную чистоту с целью сделать свои жизненные переживания более переносимыми. Всегда намеренно вежлив, можно даже сказать, изображает покорность. Любит интеллектуальные беседы о духовном, требует от себя высоких личных моральных качеств. Всегда носит с собой большой портфель, где можно найти всевозможные книги, а также его собственные публикации. Неопрятен в одежде, создает впечатление несколько опустившегося человека, которому необходимо принять ванну.

Из описания его сновидения можно заключить, что именно в тот момент, когда пациент требует окончательных доказательств собственной непогрешимости, на него обрушивается катастрофа. Становится ясно, что это требование легло в основе всей последующей цепочки развивающихся событий. Он не хотел иметь ничего общего с теми, кто находится под подозрением, с неблагонадежными людьми и асоциальными элементами, поэтому и выбрал самый ограничивающий свободу способ доказать собственную невиновность.

Он терпит крах, огромный по своим размерам, воздух практически не пригоден для дыхания и наполнен грязью, камнями и клубами пыли. Сон преобразует болезнь пациента в апокалипсис, шаг за шагом переводя психические и физические процессы на язык образов, доступных для понимания. В связи с этим сновидение можно считать патогномоничной характеристикой заболевания.

Большинство астматических приступов, а также прочих состояний, сопровождающихся удушьем, возникают во время сна — как правило, во время стадии сновидений, или же стадии быстрого сна (REM-SLEEP). Подобные сны схожи с элементами немецкого фольклора, где происходит встреча с персонажем, зовущимся «альп», насылающим кошмарные сны. По легенде, альп заползает в щель под дверью или же в замочную скважину, спускается по печной трубе и прочими хитроумными способами крадучись пробирается в спальню. Единственное, что можно услышать – это звуки то ли мышиной возни, то ли мягкой кошачьей поступи. Затем альп одним прыжком вскакивает на кровать и медленно ползет к ее изголовью по телу спящего, от стоп до грудной клетки, придавливая его своим весом. После этого альп начинает душить спящего за горло, пытается задушить его насмерть, или же затыкает ему рот своими пальцами, а то и волосатым языком. Такие случаи происходили с детьми, в результате чего они просыпались в слезах от шока.

Астматические «альповы» сны незаметно, как поступь кошки, могут привести к развитию заболевания. Когда пациентов просят поведать о подробностях их сновидений, сразу же возникает обобщенный паттерн классического альпова сна. Не редкость, что подобные сны преобразуют физические ощущения человека в весьма гротескные образы, что подтверждает тот факт, что старинные легенды основаны на реальном восприятии, а не только лишь являются плодом чьего-то воображения. Иными словами, полностью возможно, что астматик ощущает, как нечто, похожее на альпа, сидит у него на грудной клетке или же раздирает ему рот, как будто хочет сосчитать все зубы, дыша ему прямо в горло.

После всего, что было сказано про астматика и его отношения с матерью, не удивительно, что мифический альп переносится в восприятие астматиком «матери» как гнетущей непреодолимой тьмы. Альп часто принимает женское обличье, например, белой женщины или старухи с длинным носом, выпученными глазами, ледяными руками, длинными свалявшимися волосами и большими шаркающими ногами. Более часто альп представляет собой аморфное, мокрое и противное нечто с огромной головой и отвислыми грудями, похожими на коровье вымя, или же — туман, а иногда он и вовсе – гном. Волосы всегда присутствуют в облике альпа, за исключением тех случаев, когда он принимает обличье дикого зверя. Наиболее часто он использует обличье мартина, существа, чье имя связано с именем Германа Мара (былина), Мэрхен (сказка), и английским словом «кошмар», взятому из словосочетания «ночной кошмар». Альп может обернуться дымом, что он делает в Швейцарии, где его называют Тоггели, под этим же именем альп также выступает в роли кошки. И, наконец, альп может имитировать вид и форму различных предметов, находящихся в спальне: наполнителя матраца, мотка или клубка шерсти, человеческих волос. Это разнообразие форм, в которых перед нами предстает альп, не напоминает ли оно нам те бесчисленные патологические агенты, которые аллергологи рассматривают как причину возникновения астмы? Не приходит ли читателю в голову, что происки этих различных форм альпа не могут не отразиться на основной структуре личности астматика, а так же на его более раннем, детском опыте?

По своей природе альп является колдуньей, отождествляющей таинственную фигуру матери. Так же, как и колдуньи, альп может летать по небу, и так же как они насылают на людей своими заклинаниями болезни, так же альп поражает своих жертв «огненным шаром». Эти деяния можно списать не столько на злобность альпа, сколько на его неуклюжесть и неповоротливость. Подобным образом мы можем проследить линию поведения «астматических матерей»: не столько злобность, сколько равнодушная заботливость, которая доводит детей до смерти от отсутствия настоящей любви. По большей части это можно рассматривать, как материнскую неосведомленность, а не как предательство, ощущение которого ведет к формированию у ребенка предрасположенности к заболеванию.

«Надутый» образ жизни астматика в сочетании с экспираторной враждебностью, как правило, выражает себя взрывными всплесками стаккато. Сами астматики подготовлены к этой всплескам. Весьма часто это похоже на то, как если бы весь мир взлетел на воздух и рассыпался на мелкие кусочки. Первобытный крик становится для них единственным приемлемым способом выражения. Тем не менее, даже незначительное проявление враждебности, так скажем, застревает в их легких. Все, что выделяется телом, может сулить нечто неблагоприятное, и, как правило, в наиболее удачных случаях астматики отделываются кашлем и экссудацией. Все, что выделяется телом, а также все, что начинается с «экс», зловредно по своей природе, будет ли это экзантема, кожные экссудации или астматическая мокрота (expectorations) — стекловидная вязкая слизь в просвете спазмированного бронха, накапливающаяся вследствие нарушения акта выдоха. Кашель и экссудации являются своеобразным проявлением волеизъявления, которое должно было быть проявлено в более радикальной форме, например, в выкрикивании проклятий и приказаний.

Как часть ингаляционной терапии, которую проходят астматики, должны предприниматься попытки изолировать подобные примитивные способы выражения, а также попытки развить их до более высоких, более человечных взаимоотношений. Ингаляционная терапия переводит агрессивность в словесное выражение, являющееся составной частью определенного речевого паттерна – модифицированная версия метода, который использовался в народной медицине еще сотни лет назад с целью помочь больному избежать удушения альпом. В те времена астматики должны были троекратно начертать языком крест на своих деснах, а затем либо испустить из себя ругательство или просто крик, либо произнести молитву на вдохе, либо выкрикнуть имя омерзительного альпа. Это действо сопровождалось судорожными движениями всего тела и следующими словами: «Adiuto te, satanae diabolus, aelfae . ut refugiatur ab homine illo» (Я изгоняю тебя, Сатана, альп; изыди из этого человека!).

Широко известно, что бронхиальная астма хорошо лечится в условиях высокогорья: одно время детей-астматиков лечили с помощью авиаперелетов. Ученым удалось разработать несколько версий физического и химического объяснения этого феномена, но ни одна из них не оправдала себя. Можно сказать, что они остаются ограниченными и оспариваемыми гипотезами, которые, в сравнении с поэзией, мифами и религиозными постулатами, описывающими высоту и вознесение на нее, выглядят весьма несовершенными по своему содержанию, независимо от того, сколько интеллектуальных сил и энергии было затрачено на их создание.

Мы можем понять, что астматик, движущийся по жизни рука об руку с кошмаром в лице тирании альпа, прячущегося в его легких, при попадании в горную местность, чувствует себя спасенным. На высокогорье «вдохновенный» образ жизни астматика и весь его героизм, его любовь к чистоте, ясности, его склад ума – гармонично находят свое место. В горах свет всегда приятен и прозрачен, воздух чист и прохладен, а виды открываются взгляду как вдаль, так и вниз. Все эти качества являются характеристиками того места, где астматик смог бы жить без страха удушья.

Эффект, возникающий на высокогорье, также может быть достигнут с помощью приема определенных лекарственных препаратов, способных вызвать чувство эйфории. Кортикостероиды, гормоны, продуцируемые корой надпочечников, необходимы не только для того, чтобы снижать количество слизи, выстилающей бронхи, но и для улучшения психического статуса пациента, так как за счет неспецифического гормонального эффекта они вызывают чувство радости. Гормон, продуцируемый мозговым слоем надпочечников, адреналин и его производные, обладает схожим эффектом: он не только снижает тонус гладкой мускулатуры бронхов, но и оказывает стимулирующий эффект на весь организм в целом, пробуждая в больном чувство свободы.

При нахождении на высокогорье, что является составной частью терапии астмы, в организме пациента происходит ряд изменений, и, как следствие, возникает состояние легкого эйфорического возбуждения, предшествующее газовой эмболии или же горной болезни (кессонной болезни). Астматик чувствует себя хорошо, воздух вокруг него свеж, восхождение на гору не представляет собой труда, и он может гулять часами. Каждодневные тревоги остаются где-то на обочине, уступая место беззаботному настроению и познавательному интересу ко всему, что попадает в его поле зрения. Человек (climber = альпинист/тщеславец) блаженствует в движении. Как протяжные звуки альпийского рожка, акт выдоха наступает в роли благословения и избавления от гнетущего альпа, как освобождение на восходящем вираже. Время от времени, приподнятое настроение путешественника резко сменяется раздражением, вспыльчивость и тревогой под впечатлением от созерцания горных пиков, хребтов и плато – возвышающихся участков панорамы. Это равносильно тому, как если бы пациент упал на руки горным богам: и сам по себе опыт восхождения, и длинные лучи солнца, и бело-голубой пейзаж. Только в горах восход солнца становится чем-то непостижимым, разоблачением и нирваной одновременно; а когда контраст между тьмой и светом достигает своего пика, то возникает чувство ясного и ни на что не похожего умиротворения. Понятно, почему монашеские обители всегда строились в горах, дабы представители самых разных религиозных конфессий могли бы жить так близко к солнцу, каждое утро озаряющему этот мир своими лучами.

Не только особенности освещения создают замечательные условия жизни в горах, но и ветра; точнее, бризы. В горах не бывает смога, и — что крайне важно для астматика – горные бризы не содержат пыли и пыльцы. Воздух, как правило, ароматен, смолист и содержит меньше атмосферных загрязнений по сравнению с низиной. И, наконец, одного только ощущения простора вполне достаточно, чтобы захватить человека зрелищем кажущейся бездонной глубины, если посмотреть вниз, или широты, если посмотреть прямо перед собой. В горах мир обретает вертикальные ценности, он пропитан чем-то неземным и абсолютно инопланетным, что встревожило бы человека, находящегося внизу. Но жизнь в горах трудна, и перспектива сурового, трудного и непродуктивного существования освобождает астматика от его обязанности «идти вперед и преумножать».

Чувство религиозности, просыпающееся в человеке при подъеме на большую высоту, относится к «высокогорному опыту», человека охватывает восторг, он может слышать божественные голоса. Не только Христианский Бог появляется на утренней заре, но и боги других религий сияют в мерцающей белизне вечных снегов, в том числе и Сатурн, возведенный на горный престол. Властелин постоянного, не изменяющегося времени, Сатурн является богом неживой природы, такой как камни и утесы. Кронос/Сатурн – дух первоначального порядка, неопровержимого и не подлежащего изменению.

Медикаментозные методы лечения бронхиальной астмы достаточно эффективны и являют собой пример терапевтических принципов современной медицины: противоположное-противоположным. Практически все лекарственные препараты, применяемые для лечения астмы, можно отнести к категории «анти», а именно, антиастматические кортикостероиды, антибиотики, антигистаминные препараты. То есть, данный принцип позволяет возвращаться к тому состоянию здоровья, когда заболевание только начиналось, то есть к самому началу заболевания! Употребляя психоаналитические термины, мы бы сказали, что подобное лечение вызывает «сопротивление,» но, ввиду того, что оно укрепляет противодействие, оно помогает закрепить патогномоничный паттерн навсегда. В то время как астматик без малейшего колебания возвращается в состояние эйфории при отсутствии выраженных симптомов за счет приема лекарственных препаратов, демоны, терзавшие его, возрождаются. Соматическое лечение бронхиальной астмы является основным видом медикаментозной терапии; за счет его эффектов достигается оздоровление некритичным способом, вследствие чего формируются предпосылки для развития того самого заболевания, которое подвергается терапии. Иными словами, медикаментозное лечение приводит к росту нежелательных явлений и возникновению иллюзий по поводу состояния собственного здоровья. Это и благословение, и проклятье.

Клинический опыт показывает, что после кажущегося выздоровления с устранением всех симптомов рецидивы и прочие осложнения возникают гораздо чаще, чем во время непосредственного течения заболевания. Болезнь всегда дает о себе знать! Вербальный психотерапевтический подход пытается проникнуть в суть предпринимаемых астматиком попыток избавиться от своего воображаемого преследователя (подобные попытки являются Сизифовым трудом), а так же поддерживает переоценку пациентом всего, что считалось испорченным, плохим и низким, что мучило его, было его ночным кошмаром. Понятия, подверженные переоценке и, как правило, ранее задушенные альпом, не теряя своей ценности, создают такие психологические условия, при которых можно более «незаметно» жить своей жизнью. Кроме этой переоценки, вполне естественно, что пациент приходит к мысли о том, что не только «внешний» мир заселен альпами и аллергенами, но и «внутренний» мир каждого отдельного человека.

Терапевтический подход архетипической медицины, не отвергая современной соматической методики лечения, затрагивает нечто промежуточное между соматикой и психикой, работая и с тем, и с другим. Архетипическая медицина в основе своего терапевтического подхода к лечению астмы ставит понятие «или и или» (а не или/или), что напоминает нам сказку о «Джине в Бутылке»: странник находит стеклянную бутыль, в которой томится очень взволнованное существо, рвущееся на свободу. Как только его выпускают из бутылки, оно сразу же превращается в ужасного гоблина, способного на убийство своего освободителя, поскольку свобода пробуждает в нем дурные наклонности. Странник использует уловку, чтобы заставить духа вернуться в его изначальное пристанище, после чего идут долгие переговоры, в результате которых достигается взаимовыгодный компромисс, и дух обретает свободу. В подобном компромиссе, являющемся золотой серединой, можно постичь как безоговорочную покорность, так и репрессивность (так же, как и легитимность) ощущения собственной незначительности.

© перевод с англ. Гуляева Ольга, 2008

источник

Читайте также:  При бронхиальной астме можно ли держать собаку дома

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *