Меню Рубрики

Мужское бесплодие обзор литературы

Авторы: Рутинский А.И., Научно-исследовательский институт медицинских проблем семьи Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького Украинско-французский центр репродуктивной функции человека «Семь + Я»

В статье приведен обзор литературы, посвященной особенностям диагностики идиопатического мужского бесплодия. Автор делает заключение о том, что совершенствование схем комплексного клинико-андрологического и генетического обследования пациентов с нарушениями репродуктивной функции является важной задачей в диагностике идиопатического бесплодия у мужчин в условиях применения современных репродуктивных технологий.

У статті наведено огляд літератури, присвяченої особливостям діагностики ідіопатичного чоловічого безпліддя. Автор робить висновок про те, що вдосконалення схем комплексного клініко-андрологічного та генетичного обстеження пацієнтів iз порушеннями репродуктивної функції є важливим завданням у діагностиці ідіопатичного безпліддя в чоловіків в умовах застосування сучасних репродуктивних технологій.

The paper presents a review of literature on the diagnostic features of idiopathic male infertility. The author conclude that the improvement of the schemes for clinical andrological and genetic testing of patients with disorders of the reproductive function is important in the diagnosis of idiopathic male infertility in the use of modern reproductive technologies.

идиопатическое мужское бесплодие, диагностика, спермограмма, цитогенетические методы исследования, метод флуоресцентной гибридизации.

чоловіче безпліддя, діагностика, спермограма, цитогенетичні методи дослідження, метод флуоресцентної гібридизації.

idiopathic male infertility, diagnosis, semen analysis, cytogenetic diagnostic methods, fluorescence hybridization.

Около 15 % супружеских пар во всем мире имеют проблемы с естественным наступлением беременности [1, 2]. Кроме того, у 10 % пар отмечается мертворождение, а у 10–25 % не происходит зачатия более одного ребенка [3]. Нарушение фертильности приводит к росту бесплодных браков, малодетных семей, разводов и ухудшению демографических показателей [4].

Под бесплодием понимается отсутствие в течение 1 года и более беременности у женщины в сексуально активной паре, не использующей противозачаточные средства (ВОЗ, 2000) [5].

Роль мужского фактора в бесплодном браке составляет не менее 40 % [6–10]. В сравнении с достигнутыми успехами в лечении женского бесплодия терапия мужского бесплодия остается малоэффективной [11]. В последние 10–15 лет отмечается стойкая тенденция к увеличению количества бесплодных мужчин. Поэтому разработка актуальных вопросов этиологии, патогенеза, диагностики и лечения мужского бесплодия считается приоритетным направлением современной науки [12].

Мужское бесплодие является многофакторным заболеванием и может быть результатом различных расстройств.

В настоящее время не существует единой классификации мужского бесплодия. Как правило, в практической медицине используют классификацию, разработанную И.Ф. Юндой (1991) [13], согласно которой выделяют:

— секреторно­эндокринное — на почве первичной, вторичной и дискорреляционной недостаточности половых желез;

— секреторно­токсическое — вследствие экзогенной интоксикации;

— экскреторно­токсическое — на фоне воспалительной или другой интоксикации семявыносящих путей;

— экскреторно­обтурационное — при обструкции семявыносящих путей приобретенного и врожденного характера;

3) сочетанная форма — секреторная недостаточность половых желез разного генеза в сочетании с явлениями обструкции или интоксикации;

5) неклассифицируемые формы (идиопатическое бесплодие).

Данные о распространенности различных форм мужского фактора бесплодия сильно разнятся у разных авторов. Однако обращает на себя внимание высокий уровень идиопатического бесплодия. Так, по данным ВОЗ (WHO, 2000) [14], идиопатические нарушения качества спермы составляют 75,1 %, по данным E. Nieschlag, H.M. Behre (2001) [15] — 31,3 %, В. Божедомова и соавт. (2004) — 38,0 % [16].

Но даже установление вероятных этиологических факторов (варикоцеле, инфекционно­воспалительные процессы, токсические вещества и др.) не дает основание утверждать, что в действительности они являются причиной бесплодия. Поэтому в большинстве случаев заболевания половой системы рассматриваются только как факторы риска. Причем остается непонятным, почему наличие конкретного этиологического фактора в одном случае приводит к снижению качества спермы, а в другом — нет [3].

Диагностика мужского бесплодия основана на комплексной оценке состояния мужской репродуктивной системы и включает в себя клинические и лабораторно­диагностические методы.

— первичный опрос (сбор анамнеза и жалоб);

— общее медицинское обследование;

— обследование терапевтом, сексопатологом (по показаниям).

— исследование на ЗППП, в том числе на вирусы;

— бактериологическое исследование эякулята;

— определение антиспермальных антител;

— УЗИ простаты и яичек, в том числе допплерометрия сосудов семенного канатика;

— определение содержания гормонов (ФСГ, ЛГ, тестостерон и др.) в периферической крови;

— микроскопия секрета предстательной железы;

— генетическое обследование [17].

Как правило, основным исследованием в определении мужской фертильности является цитоморфологический анализ эякулята — спермограмма. Выполнение исследования и интерпретация результатов проводятся в соответствии с нормативами ВОЗ [18, 19].

С помощью стандартных критериев ВОЗ, таких, например, как концентрация гамет, их подвижность и морфология, не всегда возможна точная оценка оплодотворяющей способности сперматозоидов [20]. Зачастую анализ спермы просто указывает на наличие определенных отклонений в показателях, что связано с необходимостью проведения дальнейшего углубленного обследования пациента [21].

Следует отметить, что в ряде случаев, несмотря на значительные отклонения от нормативов, фертильность может сохраняться, и наоборот, при «нормозооспермии» и исключенном женском факторе беременность не наступает [16, 22].

Проблема диагностики мужского бесплодия остается сложной, особенно в случаях с незначительными изменениями в спермограмме [23]. Наиболее распространенной патологией мужской репродуктивной функции является состояние субфертильности. Определение у мужчин состояния субфертильности основано на исследовании преимущественно морфологических характеристик эякулята [22, 23]. Показатели спермограммы таких мужчин занимают промежуточные (пограничные между нормой и патологией) значения, их не удается однозначно отнести ни к фертильным, ни к инфертильным [24].

Очевидно, что не для всех патогенетических механизмов нарушений репродуктивной системы у мужчин разработаны в настоящее время корректные методы лабораторного тестирования. Наблюдения показывают, что, несмотря на особое внимание, которое уделяется этой проблеме, диагностика имеющимися методами затруднена, а шансы на устранение бесплодия неясного генеза чрезвычайно низки [25] .

В последние два десятилетия появился ряд фундаментальных и прикладных работ по изучению регуляции функциональной активности мужской репродуктивной системы. Выработана парадигма многоуровневой системы репродукции, включающая иммунный, генетический, гормональный и другие компоненты. Именно многофакторность патогенеза мужской инфертильности обусловливает трудности диагностики и лечения мужского бесплодия [26].

Внедрение интрацитоплазматической инъекции сперматозоида в яйцеклетку (ICSI, ИКСИ) минимизировало роль существующих методов оценки спермы, так как результаты ИКСИ не коррелировали ни с параметрами спермограммы, ни с функциональными тестами, отражающими оплодотворяющую способность сперматозоидов [11]. Позднее было показано, что сперматозоиды, несмотря на успешное оплодотворение яйцеклетки и инициацию раннего преимплантационного развития эмбрионов, не всегда способны формировать жизнеспособные эмбрионы [27].

В настоящее время, cогласно оценкам, около 30 % мужчин, обратившихся за помощью по поводу бесплодия, имеют олигозооспермию или азооспермию неизвестной этиологии [28].

Генетические причины нарушения половой системы и бесплодия до настоящего времени необоснованно недооцениваются в практической работе урологов, андрологов, эндокринологов [29].

В настоящее время наиболее используемыми методами генетического исследования при бесплодии являются:

— цитогенетическое исследование лимфоцитов периферической крови;

— молекулярно­генетическое исследование микроделеций в локусе AZF Y­хромосомы;

— определение фрагментации ДНК сперматозоидов;

— исследование количества хромосомных аномалий в ядрах сперматозоидов методом флуоресцентной гибридизации in situ (FISH — Fluorescence in situ hybridization).

Мужское бесплодие является многофакторным заболеванием, однако в 50 % случаев оно развивается вследствие генетических аномалий [30–36].

Основными генетическими факторами мужского бесплодия являются различные типы хромосомных нарушений и мутации отдельных генов, влияющих на мужскую репродуктивную систему [37]. Генетические аномалии, в том числе хромосомные анеуплоидии сперматозоидов, а также структурные аберрации, являются одной из основных причин бесплодия.

В ряде научных исследований показано, что определенная доля случаев идиопатического бесплодия сопряжена с наличием аномалий хромосом, которые вследствие неэффективной диагностики выявить зачастую не удается [21]. Сперматозоид, морфологически расцененный как нормальный, может иметь повреждения на уровне ДНК [38, 39].

При цитогенетическом обследовании мужчин с бесплодием 5–15 % из них имеют нарушения кариотипа (при анализе лимфоцитов периферической крови). В то же время в ряде случаев при нормальном кариотипе в соматических клетках могут определяться значительные нарушения числа и структуры хромосом половых клеток [40, 41]. Хромосомная патология часто сопровождается глубоким нарушением сперматогенеза, приводящим к бесплодию [42, 43].

Цитогенетическое исследование незрелых гамет на разных стадиях их развития у мужчин проблематично вследствие относительной трудности получения материала [44].

С каждым годом все большее значение приобретает метод флуоресцентной гибридизации (FISH — Fluorescence in situ hybridization) in situ [46]. Метод FISH продвинул вперед цитогенетическую диагностику, так как позволил изучать небольшие хромосомные перестройки, которые не видны под микроскопом при использовании стандартных методов цитогенетики [46, 47].

Метод FISH­анализа позволяет объективно выявлять индивидуальные хромосомы и их отдельные участки на метафазных пластинках (хромосомы в состоянии максимальной конденсации и визуализации) или интерфазных ядрах (деконденсированные хромосомы, без четкой морфологической структуры) на основе особенностей их молекулярно­генетического строения [47].

Для идентификации индивидуальных хромосом при проведении диагностики наиболее эффективны так называемые хромосомоспецифические ДНК­зонды, созданные на основе клонированных последовательностей сателлитной ДНК человека [44].

Проведенные FISH­исследования хромосом сперматозоидов у бесплодных мужчин с нормальным кариотипом (46, XY) в подавляющем большинстве продемонстрировали значительное увеличение частоты анеуплоидий для аутосом и в большей степени — для половых хромосом [49]. Результаты многих исследований свидетельствуют о том, что уровень хромосомной патологии в сперматозоидах у бесплодных мужчин выше, чем в группе фертильных доноров спермы [50–53]. В то время как мужчины с нормозооспермией имеют приблизительно 1 % анеуплоидий ядер сперматозоидов, мужчины с олигозооспермией имеют 8 % анеуплоидий, а мужчины с необструктивной азооспермией — около 15 % [54].

Особое внимание к вопросу генетических нарушений у бесплодных мужчин связано с широким использованием вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). Интрацитоплазматическое введение сперматозоида, использование для оплодотворения незрелых половых клеток позволили иметь потомство мужчинам с тяжелыми нарушениями репродуктивной функции, тем самым преодолевая природные защитные механизмы, созданные эволюцией для предотвращения оплодотворения дефектными сперматозоидами [35, 41].

Аберрации в генетической информации сперматозоидов включают количественные и структурные хромосомные аномалии [54].

Анеуплоидии могут возникать как в аутосомах, так и в половых хромосомах или вовлекать обе группы хромосом одновременно. Полиплоидии представляют собой дублирование всех хромосом. Структурные отклонения включают делеции (утрата участка хромосомы), инверсии (изменение порядка генов участка хромосомы на обратный), дупликации (повторение участка хромосомы), транслокации (перенос участка хромосомы на другую), а также дицентрические и кольцевые хромосомы [56].

В ряде исследований было показано, что повышение уровня хромосомных нарушений сперматозоидов приводит не только к ухудшению качественных параметров спермы, но и к снижению вероятности зачатия, появлению генетически обусловленных заболеваний у потомства, увеличению числа спонтанных прерываний беременности [56, 57]. Высокий уровень анеуплоидий сперматозоидов у бесплодных мужчин не только увеличивает риск для потомства, но и снижает эффективность лечения бесплодия [58, 59]. Данные нескольких исследований свидетельствуют о том, что высокие уровни анеуплоидии сперматозоидов также связаны с повторяющимися неудачными попытками ЭКО/ИКСИ [60, 61].

Так, при исследовании генотипа плодов и детей, зачатых от мужчин с повышенной частотой хромосомных аномалий в сперматозоидах, был отмечен высокий уровень генетический нарушений [63]. Результаты беременности после использования ЭКО/ИКСИ с использованием спермы от бесплодных мужчин продемонстрировали повышенный риск de novo хромосомных аномалий у потомства [63, 64], большинство из которых были унаследованы от мужчины [65­67].

Хромосомные анеуплоидии в большинстве своем имеют катастрофические последствия для развития эмбриона и являются частой причиной спонтанных абортов [68­70]. Считается, что анеуплоидии имеют место примерно в 4 % случаев при клинически подтвержденной беременности. Однако предполагается, что до 60 % случаев беременности являются анеуплоидными, но спонтанно прерываются, часто даже до клинического подтверждения беременности [71].

Цитогенетическое исследование ядер сперматозоидов помогает не только определить причину бесплодия, но и позволяет прогнозировать наступление беременности, вероятность рождения здорового потомства [72].

Совершенствование схем комплексного клинико­андрологического и генетического обследования пациентов с нарушениями репродуктивной функции является важной задачей в диагностике идиопатического бесплодия у мужчин в условиях применения современных репродуктивных технологий.

1. Лабораторная диагностика мужского бесплодия / Долгов В.В., Луговская С.А., Фанченко Н.Д. и соавт. // М.; Тверь: ООО «Издательство «Триада», 2006. — 145 с.

2. Gary L.H. Chromosomal disorders and male infertility / Gary L.H., Tempest H.G. // Asian Journal of Andrology. — 2012. — Vol. 14. — P. 32­39.

3. Торопцева М.В. Роль оксидативного стресса в патогенезе различных форм мужского бесплодия: Дис… к.м.н.: 14.00.40 / Марина Владимировна Торопцева; Государственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Российская медицинская академия последипломного образования». — Москва, 2009. — 152 с.

4. Тиктинский О.Л. Андрология / Тиктинский О.Л., Калинина С.Н., Михайличенко В.В. — М.: ООО «Мед. информ. агентство», 2010. — 576 с.

5. WHO Manual for the Standardised Investigation and Diagnosis of the Infertile Male / World Health Organization. — Cambridge: Cambridge University Press, 2000. — 102 p.

6. Бесков А.А. Варианты строения сперматозоидов человека в норме и при патологии, критерии прогнозирования успешности экстракорпорального оплодотворения и дифференцированного подхода к диагностике и лечению мужского бесплодия: Дис… канд. мед. наук: 03.00.25 / Бесков Артем Александрович; ГУ НЦ НИИ экспериментальной медицины СО РАМН; Российско­американский центр репродукции и генетики человека; Сибирский институт репродукции и генетики человека. — Новосибирск, 2005. — 122 с.

7. Гончаров Н.П. Основные изменения референсных параметров спермограммы и их обновленная номенклатура / Н.П. Гончаров // Андрология и генитальная хирургия. — 2010. — № 4. — C. 6­9.

8. Кулаков В.И. Экстракорпоральное оплодотворение и его новые направления в лечении женского и мужского бесплодия (теоретические и практические подходы) / В.И. Кулаков, Б.В. Леонов. — М.: Медицинское информационное агентство, 2000. — 782 с.

9. Haidl G. New WHO­reference limits — revolution or storm in a teapot? / G. Haidl // Asian Journal of Andrology. — 2011. — Vol. 13. — P. 208­211.

10. Jequier A.M. Semen analysis: a new manual and its application to the understanding of semen and its pathology / A.M. Jequier // Asian Journal of Andrology. — 2010. — Vol. 12. — P. 11­13.

11. Абубакиров А.Н. Повреждения ДНК сперматозоидов и мужское бесплодие // Урология. — 2009. — № 3. — C. 86­91.

12. Сексология и андрология / Бойко Н.И., Борисенко Ю.А., Быстров А.А. и др. — К.: Абрис, 1997. — 880 с.

13. Бесплодие в супружестве / И.Ф. Юнда, Л.И. Иванюта, Л.П. Имшинецкая и др. — К.: Здоровья, 1991. — 463 с.

14. Current practices and controversies in assisted reproduction / E. Vayena, P.J. Rowe, P.D. Griffin. — Geneva: World Health Organization, 2002. — 404 p.

15. Андрология. Мужское здоровье и дисфункция репродуктивной системы: Пер. с англ. / Под ред. Э. Нишлага, Г.М. Бере. — М.: Медицинское информационное агентство, 2005. — 554 с.

16. Сухих Г.Т. Мужское бесплодие / Г.Т. Сухих, В.А. Божедомов. — М.: Эксмо, 2009. — 240 с.

Читайте также:  Как варикоцеле влияет на бесплодие у мужчин

17. Калинченко С.Ю. Клиническая андрология / С.Ю. Калинченко, И.А. Тюзиков. — М.: Практическая медицина, 2009. — 399 с.

18. Руководство ВОЗ по лабораторному исследованию эякулята человека и взаимодействия сперматозоидов с цервикальной слизью: Пер. с англ. / ВОЗ (Женева). — 4­е изд. — М.: МедПресс, 2001. — 144 с.

19. WHO laboratory manual for the examination and processing of human semen // WHO Press. — 5 th ed. — 2010. — 271 р.

20. Clinical significance of sperm DNA damage in assisted reproduction outcome / Simon L., Brunborg G., Stevenson M. et al. // Human Reproduction. — 2010. — Vol. 25. — P. 1594­1608.

21. Hwang K. The use of fluorescent in situ hybridization in male infertility / K. Hwang, J.W. Weedin, D.J. Lamb // Ther. Adv. Urol. — 2010. — Vol. 2 (4). — P. 157­169.

22. Трещенков Э.А. Исследование фрагментации ДНК сперматозоидов у мужчин в бесплодных браках / Э.А. Трещенков, С.Г. Жабин, И.И. Павленко // Мат­лы XX ежегодной междунар. конф­ции РАРЧ «Репродуктивные технологии сегодня и завтра». — 2010. — С. 64­65.

23. Савельева А.П. Структура хромосомной патологии среди пациентов с мужским бесплодием и патозооспермией: Дис… канд. биол. наук: 03.00.15, 03.00.25 / Анна Петровна Савельева; РАМН, ГУ «Медико­генетический научный центр». — Москва, 2002. — 167 с.

24. Николаев А.А. Общая репродуктология: Структурно­функциональная и биохимическая организация мужской репродуктивной системы: Руководство / Николаев А.А., Луцкий Д.Л. — Астрахань, 1998. — 143 с.

25. Значение исследования энзимов спермальной плазмы в патогенезе относительного мужского бесплодия / Неймарк А.И., Алиев Р.Т // Урология и нефрология. — 2000. — № 3. — С. 34­37.

26. Антиоксидантная терапия при сниженной фертильности у мужчин / В.В. Евдокимов, М.Н. Коршунов, Е.С. Коршунова и др. // Экспериментальная и клиническая урология. — 2010. — № 10. — С. 38­42.

27. Relationships between human sperm protamines, DNA damage and assisted reproduction outcomes / Simon L., Castillo J., Oliva R. et al. // Reprod Biomed Online. — 2011. — Vol. 23. — P. 724­734.

28. Poongothai J. Genetics of human male infertility / Poongothai J., Gopenath T.S., Manonayaki S. // Singapore Med. J. — 2009. — Vol. 50 (4). — Р. 336­347.

29. Роль аномалии хромосом в развитии бесплодия, связанного с нарушением сперматогенеза [Электронный ресурс] / Курило Л.Ф., Кузина Н.Ю., Савельева А.П. и др. // Проблемы репродукции. — 1998. — № 2. — Режим доступа: http://www.rusmedserv.com/problreprod/1998/2/article_82.html

30. Pastuszak A.W. The genetics of male fertility — from basic science to clinical evaluation / A.W. Pastuszak, D.J. Lamb // Journal of Andrology. — 2012. — Vol. 33, № 6. — Р. 1075­1084.

31. Chromosome analysis of epididymal and testicular sperm in azoospermic patients undergoing ICSI / Palermo G.D., Colombero L.T., Hariprashad J.J. et al. // Hum. Reprod. — 2002. — Vol. 17. — P. 570­575.

32. Nili H.A. Impact of DNA damage on the frequency of sperm chromosomal aneuploidy in normal and subfertile men / Nili H.A., Mozda­rani H., Pellestor F. // Iran. Biomed. J. — 2011. — Vol. 15. — P. 122­129.

33. Exploring the relationship between the severity of oligozoospermia and the frequencies of sperm chromosome aneuploidies / Durak A.B., Aras I., Can C. et al. // Andrologia. — 2012. — Vol. 44. — P. 416­422.

34. Brahem S. Cytogenetic and molecular aspects of absolute teratozoospermia: comparison between polymorphic and monomorphic forms / Brahem S., Elghezal H., Ghedir H. // Urology. — 2011. — Vol. 78. — P. 1313­1319.

35. Gary L.H. Chromosomal disorders and male infertility / Gary L.H., Tempest H.G. // Asian Journal of Andrology. — 2012. — Vol. 14. — P. 32­39.

36. Lipshultz L.I. Risk of transmission of genetic diseases by assisted reproduction / Lipshultz L.I., Lamb D.J. // Nat. Clin. Pract. Urol. — 2007. — Vol. 4 (9). — P. 460­461.

37. Вартанян Э.В. Генетические факторы мужского бесплодия / Вартанян Э.В., Петрин А.Н., Курносова Т.Р. // Проблемы репродукции. — 2010. — № 2. С. 74­78.

38. Diemer T. Developmental and genetic disorders in spermatogenesis / Diemer T., Desjardins C. // Hum. Reprod. Update. — 1999. — Vol. 5, № 2. — P. 120­140.

39. Sperm DNA fragmentation decreases the pregnancy rate in an assisted reproductive technique / Benchaib M., Braun V., Lornage J. et al. // Hum. Reprod. — 2003. — Vol. 18. — P. 1023­1028.

40. Aneuploidy rate in spermatozoa of selected men with abnormal semen parameters / A.E. Calogero, A. De Palma, C. Grazioso et al. // Hum. Reprod. — 2001. — Vol. 16. — P. 1172­1179.

41. Структура генетически обусловленных заболеваний органов половой системы человека / Л.Ф. Курило, Т.М. Сорокина, В.Б. Черных и др. // Андрология и генитальная хирургия. — 2011. — № 3. — С. 17­26.

42. Дисомия хромосом в половых клетках мужчин при нарушении сперматогенеза / Шаронин В.О., Курило Л.Ф., Шилейко Л.В. и др. [Электронный ресурс] // Проблемы репродукции. — 1999. — № 1. — Режим доступа: http://www.rusmedserv.com/problreprod /1999/1/article_145.html.

43. Глинкина Ж.И. Комплексное генетическое обследование мужчин: программы ИКСИ / Гинекология. — 2006. — Т. 8, № 4. — С. 28­30.

44. Никитин О.Д. Аномалии половых хромосом при мужской инфертильности / О.Д. Никитин, С.В. Базалицкая // Здоровье мужчины. — 2011. — № 4. — C. 151­155.

45. FISH studies of chromosome abnormalities in germ cells and its relevance in reproductive counseling / Sarrate Z., Blan­co J., Anton E. // Asian J. Androl. — 2005. — Vol. 7. — P. 227­236.

46. Чиркова Е.Ю. Использование метода флуоресцентной гибридизации in situ (FISH) для обнаружения генетических изменений у мужчин с нарушением сперматогенеза / Чиркова Е.Ю., Иванова Д.Д., Литвинов С.С. // Андрология и генитальная хирургия. — 2011. — № 2. — С. 125­126.

47. Matzuk M.M. The biology of infertility: research advances and clinical challenges / Matzuk M.M., Lamb D.J. // Nat. Med. — 2008. — Vol. 14, № 11. — P. 1197­1213.

48. Shi Q. Aneuploidy in human spermatozoa: FISH analysis in men with constitutional chromosomal abnormalities, and in infertile men / Shi Q., Martin R.H. // Reproduction. — 2001. — Vol. 121. — P. 655­666.

49. Acar H. Incidence of chromosome 8, 10, X and Y aneuploidies in sperm nucleus of infertile men detected by FISH / Acar H., Kilinc M., Cora T. et al. // Urologia Internationalis. — 2000. — Vol. 64. — P. 202­208.

50. Lahdetie J. Analysis of chromosome aneuploidy in sperm by fluorescence in situ hhybridization — a new approach to the study of male fertility in environmental exposures / Lahdetie J., Larsen S., Harkonen K. // Asclepios. Scand. J. Work Environ Health. — 1999. — Vol. 25. — P. 26­27.

51. Chromosomal analysis of sperm from men with idiopathic infertility using sperm karyotyping and fluorescence in situ hybridization / Moosani N., Pattinson H., Carter M. et al. // Fertil. Steril. — 1995. — Vol. 64. — P. 811­817.

52. Cytogenetic Investigations of Infertile Men With Low Sperm Counts: A 25­Year Experience / M.C. Vincent, M. Daudin, P. de Mas et al. // Journal of Andrology. — 2002. — Vol. 23. — P. 18­22.

53. Chromosome analysis of epididymal and testicular sperm in azoospermic patients undergoing ICSI / Palermo G.D., Colombero L.T., Hariprashad J.J. et al. // Hum. Reprod. — 2002. — Vol. 17. — P. 570­575.

54. Fei Sun. Is there a relationship between sperm chromosome abnormalities and sperm morphology? / F. Sun, E. Ko, R.H. Martin [Электронный доступ] // Reproductive Biology and Endocrinology. — 2006. — Vol. 4, № 1. Published online 2006 January 25. doi: 10.1186/1477­7827­4­1. — Режим доступа: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles /PMC1395314/.

55. Martin R.H. Chromosomal abnormalities in human sperm // Advances in Male­Mediated developmental toxicity. — 2003. — Vol. 518. — P. 181­188.

56. Sperm aneuploidies and low progressive motility / G. Collodel, S. Capitani, B. Baccetti et al. // Human Reproduction. — 2007. — Vol. 22, № 7. — P. 1893­1898.

57. Frequency of aneuploidy in sperm from patients with extremely severe male factor infertility / Gianaroli L., Magli M.C., Cavallini G. et al. // Human Reproduction. — 2005. — Vol. 20. — P. 2140­2152.

58. Gianaroli L. Sperm and blastomere aneuploidy detection in reproductive genetics and medicine / Gianaroli L., Magli M.C., Ferraretti A.P. // Journal Histochem Cytochem. — 2005. — Vol. 53. — P. 261­267.

59. Could sperm aneuploidy rate determination be used as a predictive test before intracytoplasmic sperm injection? / Petit F.M., Frydman N., Benkhalifa M. et al. // Journal of Andrology. — 2005. — Vol. 26. — P. 235­241.

60. The role of sperm aneuploidy as a predictor of the success of intracytoplasmic sperm injection? / Nicopoullos J.D., Gilling­Smith C., Almeida P.A. et al. // Hum. Reprod. — 2008. — Vol. 23. — P. 240­250.

61. Nagvenkar P. Comparison of the sperm aneuploidy rate in severe oligozoospermic and oligozoospermic men and its relation to intracytoplasmic sperm injection outcome / Nagvenkar P., Zaveri K., Hinduja I. // Fertil. Steril. — 2005. — Vol. 84. — P. 925­931.

62. A Comparison of the Frequency of Sperm Chromosome Abnormalities in Men with Mild, Moderate, and Severe Oligozoospermia / R.H. Martin, A.W. Rademaker, C. Greene et al. // Biology of Reproduction. — 2003. — Vol. 69. — P. 535­539.

63. Incidence of chromosomal aberrations in children born after assisted reproduction through intracytoplasmic sperm injections / Bonduelle M., Aytoz A., Van Assche E. et al. // Hum. Reprod. — 1998. — Vol. 13. — P. 781­782.

64. Follow­up of children born after ICSI / Van Steirteghem A., Bonduelle M., Devroey P. et al. // Hum. Reprod. Update. — 2002. — Vol. 8. — P. 111­116.

65. Determination of the parent of origin in nine cases of prenatally detected chromosome aberrations found after intracytoplasmic sperm injection / Van Opstal D., Los F.J., Ramlakhan S. et al. // Hum. Reprod. — 1997. — Vol. 12. — P. 682­686.

66. Human male infertility: chromosome anomalies, meiotic disorders, abnormal spermatozoa and recurrent abortion / Egozcue S., Blanco J., Vedrell J.M. // Hum. Reprod. Update. — 2000. — Vol. 6. — P. 93­105.

67. Venkataraman G. Triple­Y syndrome following ICSI treatment in a couple with normal chromosomes / Venkataraman G., Craft I. // Human Reproduction. — 2002. — Vol. 17. — P. 2560­2563.

68. Karyotype of the abortus in recurrent miscarriage / Carp H., Toder V., Aviram A. et al. // Fertil. Steril. — 2001. — Vol. 75. — P. 678­682.

69. Cytogenetic analyses of culture failures by comparative genomic hybridisation (CGH) — re­evaluation of chromosome aberration rates in early spontaneous abortions / Fritz B., Hallermann C., Olert J. et al. // Eur. J. Hum. Genet. — 2001. — Vol. 9. — P. 539­547.

70. Menasha J. Incidence and spectrum of chromosome abnormalities in spontaneous abortions: new insights from a 12­year study / Menasha J., Levy B., Hirschhorn K. // Genet Med. — 2005. — Vol. 7. — P. 251­263.

71. Hassold T. Trisomy in humans: incidence, origin and etiology / Hassold T., Hunt P.A., Sherman S. // Curr. Opin. Genet. Dev. — 1993. — Vol. 3. — P. 398­403.

72. Aneuploidy rate in spermatozoa of selected men with severe teratozoospermia / Mehdi M., Gmidene A., Brahem S. et al. // Andrologia. — 2012. — Vol. 44. — P. 139­143.

источник

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Демографические показатели в России и многих странах мира свидетельствуют об увеличении числа мужчин с нарушенной фертильностью, составляющей в среднем 30–50% от всех причин бесплодия браков и имеющей тенденцию к росту в последнее время. Мужское бесплодие представляет собой клиническое проявление множества различных патологических состояний, затрагивающих как репродуктивную, так и другие системы организма. Согласно рекомендациям ВОЗ (2000) выделяют 16 основных нозологических форм, которые могут привести к бесплодию, каждая из них насчитывает до нескольких десятков конкретных патогенетических факторов. Значительную долю случаев составляют нарушения качества спермы. Воспалительный процесс в мочеполовом тракте, вызывающий нарушения разжижения спермы и повышение ее вязкости, является одним из факторов мультикомпонентного генеза мужской инфертильности. В настоящее время существует несколько классификаций мужского бесплодия, в основе которых лежат различные аспекты этого заболевания: этиологические факторы, патогенетические механизмы формирования, топологический уровень поражения, методы лечения. В статье приведены обзор этиологических факторов и патогенетических механизмов формирования нарушений мужской фертильной функции, а также клиническое наблюдение 50 мужчин репродуктивного возраста с инфертильностью, имеющих различные проявления патоспермии, представлен опыт использования биокомплекса АндроДоз. Приведен обзор актуальных и перспективных направлений лечения мужской инфертильности.

Ключевые слова: мужская инфертильность, сперматогенез, секреторное и экскреторное бесплодие, патоспермия, аутоиммунный компонент инфертильности, АндроДоз.

Для цитирования: Шевырин А.А. Современный взгляд на лечение нарушений мужской фертильной функции // РМЖ. Медицинское обозрение. 2018. №12. С. 30-35

Modern view on treatment of male infertility
A.A. Shevyrin

Ivanovo State Medical Academy

Demographic indicators of Russia and many countries of the world show an increase in the proportion of impaired fertility among men, averaging between 30 and 50% of causes of infertility in marriages and having a tendency to increase in recent years. Male infertility is a clinical manifestation of many different pathological conditions affecting both the reproductive and other body systems. According to the recommendations of the WHO 2000, there are 16 major nosological forms that can lead to infertility, each of them has up to several dozen specific pathogenetic factors. A significant proportion of cases consists of a sperm quality impairment. The inflammatory process in the genitourinary tract, causing impairment in the sperm dilution and an increase in its viscosity, is one of the factors of multicomponent genesis of male infertility. At present, there are several classifications of male infertility, which are based on different principles: etiological factors, pathogenetic mechanisms of formation, topological level of the lesion, treatment methods. The article provides an overview of the etiological factors and pathogenetic mechanisms of the formation of male infertility, as well as the clinical observation of 50 men of reproductive age with infertility, having various manifestations of pathospermia, presents the experience of application of the AndroDoz biocomplex. An overview of current and promising spheres of treatment of male infertility is given.

Читайте также:  Актуальные вопросы бесплодия в браке 2015

Key words: male infertility, spermatogenesis, secretory and excretory infertility, pathospermia, autoimmune component of infertility, AndroDoz.
For citation: Shevyrin A.A. Modern view on treatment of male infertility // RMJ. Medical Review. 2018. № 12. P. 30–35.

В статье приведены обзор этиологических факторов и патогенетических механизмов формирования нарушений мужской фертильной функции. Представлен обзор актуальных и перспективных направлений лечения мужской инфертильности.

Секреторное бесплодие вызывается недостаточностью секреторной функции половых желез и обусловлено врожденной или приобретенной патологией. Данная форма мужского бесплодия связана со снижением секреции сперматозоидов в яичках. Причиной этого состояния является, прежде всего, гипогонадизм, при котором в яичках нарушается выработка сперматозоидов и/или мужских половых гормонов. Различают первичный и вторичный гипогонадизм. Первичный гипогонадизм возникает при заболеваниях, травмах и аномалиях самих яичек. Вторичный гипогонадизм связан с нарушением регуляции сперматогенеза центральной нервной системой, которая осуществляется гипоталамо-гипофизарным звеном. Это может происходить под влиянием инфекционных заболеваний, при опухолях и травмах головного мозга. В результате воздействия этиологических факторов снижается выработка гонадотропных гормонов, активирующих функцию половых органов. При секреторной форме мужского бесплодия яички не производят нужного количества сперматозоидов, вследствие чего оплодотворение яйцеклетки становится невозможным. Основную роль в формировании секреторной формы мужского бесплодия играют мужские половые гормоны — андрогены. Андрогены образуются главным образом в яичках (95–98%), меньшая их часть (2–5%) продуцируется в надпочечниках [5].

Гормон гипофиза пролактин воздействует вместе с лютеинизирующим гормоном на клетки Лейдига и участвует в процессе сперматогенеза. При повышении его уровня в крови (синдроме гиперпролактинемии) происходит подавление выработки тестостерона и, соответственно, сперматогенеза. Повышение уровня пролактина является одной из причин мужского бесплодия. Данные о распространенности макропролактинемии у пациентов с опухолями гипофиза (пролактиномами) весьма ограниченны, а наличие высокомолекулярных форм пролактина подозревают в основном у пациентов с умеренной гиперпролактинемией [6].
Другой гормон гипофиза — тиреотропный — в норме является активатором синтеза пролактина. При некоторых заболеваниях щитовидной железы может повышаться уровень пролактина и, как следствие, снижаться уровень общего тестостерона.
Гормон эстрадиол, который синтезируется в яичках и в жировой ткани, участвует в регуляции синтеза фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов и в норме также необходим для нормального созревания сперматозоидов. Повышение уровня эстрадиола в крови (гиперэстрогенемия) приводит к снижению синтеза фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов. Гиперэстрогенемия возможна при заболеваних яичек и ожирении.
Глобулин, связывающий половые гормоны — это белок, который образуется в печени. При некоторых заболеваниях, сопровождающихся поражением печени, может происходить снижение его уровня и, соответственно, уровня общего тестостерона. Происходит это также при сахарном диабете 2-го типа и ожирении. Кроме того, при ожирении наблюдается снижение чувствительности клеток к тестостерону, а также синтеза лютеинизирующего гормона в гипофизе. В жировой ткани содержится фермент ароматаза, за счет которой тестостерон превращается в эстрадиол, и, как следствие, уровень общего тестостерона снижается.
Частой причиной секреторного мужского бесплодия является варикозное расширение вен яичек — варикоцеле. Отток венозной крови через расширенные вены затруднен, поэтому развиваются застойные явления, нарушается кровоснабжение, и функция яичек постепенно угнетается. Варикоцеле, как правило, бывает односторонним (чаще левосторонним), но со временем изменения затрагивают и второе яичко.
Гидроцеле, при котором в оболочках яичка скапливается жидкость, сдавливающая яичко, также может стать причиной секреторного мужского бесплодия, поскольку длительное сдавливание яичек жидкостью нарушает кровоснабжение герминогенной ткани. Крипторхизм реже становится причиной мужского бесплодия, однако лечение этого заболевания необходимо проводить до семилетнего возраста, пока сохранена функция яичек, иначе риск развития мужского бесплодия возрастает в несколько раз.
Эпидемический паротит, вирус которого поражает железистую ткань, в первую очередь поражает слюнные и половые железы. В связи с этим эпидемический орхит при достаточно сильном воспалении и отсутствии лечения может значительно снизить репродуктивную функцию либо стать причиной мужского бесплодия.
Повреждения сперматогенного эпителия тоже могут вызвать мужское бесплодие (воздействие проникающей радиации в зависимости от дозы проявляется либо тотальным поражением — лучевой болезнью, либо поражением отдельных тканей и органов — сперматогенного эпителия) [7].
Высокая температура угнетающе действует на процесс сперматогенеза и со временем может привести к необратимым последствиям и мужскому бесплодию. В группу риска попадают люди, работающие в горячих цехах и злоупотребляющие баней и сауной. Сдавливание промежности узким бельем и одеждой, частые удары ведут к дисфункции яичек и к мужскому бесплодию.
Системные заболевания инфекционного характера (сифилис, туберкулез, брюшной тиф), медикаментозная терапия (длительный прием противоопухолевых, противоэпилептических и антибактериальных препаратов) — еще один фактор мужского бесплодия. Временное мужское бесплодие развивается в результате длительного стресса, дефицита белка в организме, гиповитаминоза и злоупотребления алкоголем и курением.
Генетические причины мужской инфертильности включают в себя хромосомные аберрации, AZF-делеции, однако на их долю приходится не более 4% случаев мужского бесплодия.
В последнее время изучается роль в развитии нарушений
мужской репродукции белков семейства тектинов. Они находятся в мужских половых клетках, участвуют в сперматогенезе и отвечают за подвижность сперматозоидов [8].

Только для зарегистрированных пользователей

источник

Определение основных причин мужского бесплодия, под которым понимают неспособность к оплодотворению женщины. Ознакомление с механизмами влияния инфекции на физиологию репродуктивного процесса. Изучение особенностей диагностики бесплодия у мужчин.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

Ростовский государственный медицинский университет

Министерства здравоохранения РФ

Кафедра акушерства и гинекологии № 1

Реферат на тему: «Мужское бесплодие»

Заведующий кафедрой: д.м.н. Рымашевский А.Н.

Преподаватель: доц. Маркина В.В.

Под мужским бесплодием понимают неспособность к оплодотворению женщины. Брак считается бесплодным, если в течение года регулярной половой жизни без использования контрацепции беременность не наступает [ВОЗ, 2000]. Проблема мужского бесплодия в настоящее время приобрела особую не только медицинскую, но и социальную значимость. Нарушение фертильности приводит к росту числа бесплодных браков, разводов и ухудшению демографических показателей.

Эпидемиология. Удельный вес бесплодных браков в мире достигает 15-20 %. Около половины из них вызваны мужским бесплодием.

Этиология и патогенез. К основным факторам, приводящим к мужскому бесплодию, относятся психические и сексуальные расстройства, системные заболевания, травмы яичек и семявыносящих путей, в том числе ятрогенные, токсические и радиационные поражения, варикоцеле, инфекции придаточных желез, инфекционно-воспалительные заболевания половых органов, иммунноэндокринные факторы.

· Нервно-психические расстройства. Нормальный ход сперматогенеза регулируется сложными процессами. Нейроэндокринная регуляция мужчин обеспечивается, прежде всего, системой кора ГМ-гипоталамус-гипофиз-яички, а также другими эндокринными железами. В большинстве случаев ЦНС первой среди других систем реагирует, обеспечивая существенные изменения метаболизма. Психическая травма, воздействуя через половой центр гипоталамуса, нередко приводит к олиго- или азооспермии. С другой стороны, нарушения внутрисекреторной функции яичек также влияют на процессы возбуждения и торможения в коре головного мозга. Нервные центры гипоталамуса чрезвычайно чувствительны к действию любых, даже незначительных, патологических объектов.

· К врожденным и хромосомным аномалиям половых органов, приводящих к бесплодию у мужчин, относятся крипторхизм, монорхизм, анорхизм, дисгенезия половых желез, первичный гипогонадизм при некоторых врожденных синдромах (Прадера-Вили, Лоренса-Муна-Бидля), гипофизарная недостаточность, синдром Калама и др.

· Инфекционно-токсический фактор. Важная роль в развитии бесплодия отводится таким заболеваниям, как эпидемический паротит, сыпной, брюшной тиф, малярия, туберкулез, бруцеллез, пневмония, сепсис, венерические заболевания и др. Инфекционно-воспалительные заболевания мужской репродуктивной системы являются одной из частых причин мужского бесплодия. Выделяют следующие механизмы влияния инфекции на физиологию репродуктивного процесса:

1) микроорганизмы оказывают прямое и непосредственное повреждающее действие на сперматозоиды;

2) изменяют реологические и химические компоненты эякулята;

3) инфекция вызывает воспаление и рубцовые обструктивные процессы в семявыносящих путях;

4) возникающие иммунологические реакции с появлением антиспермальных антител делают невозможным продвижение сперматозоидов к яйцеклетке.

Особое место в мужском бесплодии занимает эпидемический паротит, который нередко осложняется орхитом. Это осложнение развивается в ходе самого заболевания, при этом поражается вся ткань яичек. Но особо выраженным нарушениям подвергаются его паренхима и семявыносящие канальцы, соединяющие яичко с головкой придатка. Токсическому влиянию подвергается сперматогенный эпителий, и в этом случае роль в патогенезе бесплодия отводится повреждению гематоорхического барьера и развитию аутоиммунного асперматогенеза.

· Некоторые профессиональные интоксикации оказывают разрушающее действие на зародышевый эпителий яичка. В связи с этим рекомендуется особое внимание обращать на условия работы мужчин, имеющих контакт с промышленными ядами, такими как свинец, ртуть, марганец, фосфор, сероуглерод, этиленамин, аммиак, бензол, гранозан, органические перекиси и др. Постоянная работа с этими веществами постепенно может привести весьма чувствительного герминативного эпителия яичек. Применение некоторых лекарственных препаратов: сульфаниламидов, целого ряда антибиотиков, нитрофуранов — оказывает отрицательное воздействие на сперматогенный эпителий, что может приводить к бесплодию у мужчин. Разрушающее действие на сперматогенный эпителий оказывают радиационные поражения. Определенное значение имеют и привычные интоксикации — злоупотребление алкоголем и табаком. У лиц, страдающих алкоголизмом, определяются выраженные изменения в эякуляте, которые сводятся к увеличению неподвижных и патологических спермиев.

· Варикозное расширение вен семенного канатика (варикоцеле) является причиной нарушения функции яичка, а при редко наблюдаемом двустороннем процессе может стать и причиной мужского бесплодия.

А. Нарушения регуляции яичек:

-Дефицит гонадотропинов / нарушения секреции ФСГ и ЛГ

Б. Первичные нарушения в яичках:

-Хромосомные / синдром Кляйнфельтера и др.

-Химическое и лекарственное

-Орхиты /травматические и воспалительные /

-Неподвижность сперматозоидов в результате отсутствия динеиновых отростков

-Связанная с бронхоэктазами

Г. Расстройство дополнительных половых желез:

-Врожденное отсутствие семенного канатика или семенных пузырьков

Д. Нарушения полового акта

Е. Психологические факторы

Выделяют следующие формы мужского бесплодия:

а) первичная недостаточность яичек (вследствие поражения самих яичек врожденного или приобретенного генеза);

б) вторичная недостаточность яичек

-центрального происхождения (вследствие поражения гипоталамо-гипофизарной области и других отделов ЦНС);

-дискорреляционная недостаточность яичек (вследствие нарушения функции эндокринных желез и других внутренних органов).

а) заболевания и пороки развития мочеиспускательного канала и придаточных половых желез;

б) экскреторно-обтурационное бесплодие (вследствие врожденной и приобретенной обструкции семявыносящих путей);

3. Иммунное (аутоиммунное, изоиммунное);

4. Сочетанное (секреторная недостаточность половых желез в сочетании с воспалительными, обструктивными и иммунными процессами);

5. Относительное (при отсутствии, несмотря на тщательное обследование супругов, причин, вызывающих бесплодие).

Секреторное бесплодие обусловлено нарушением образования сперматозоидов в ткани яичка, и прежде всего гипогонадизмом. Под мужским гипогонадизмом подразумевают снижение или отсутствие сперматогенетической и/или гормонпродуцирующей функции яичка. Различают первичный и вторичный гипогонадизм. При первичном происходит поражение непосредственно яичек (врожденные дисгенезии, крипторхизм, орхит, травмы и др.). Первичный гипогонадизм сопровождается повышенным выделением гонадотропинов в кровь из-за уменьшения тормозящего влияния яичек на гипофиз (первичный гипергонадотропный гипогонадизм). При вторичном гипогонадизме функция яичек страдает в результате поражения центральной нервной системы, прежде всего гипоталамо-гипофизарной области (нейроинфекция, опухоли гипофиза, травма и др.), что связано со снижением секреции гонадотропных гормонов либо вследствие дискорреляционной недостаточности яичек (нарушение функции эндокринных желез и других внутренних органов).

Нарушение сперматогенеза при первичном гипогонадизме начинается с дегенерации цитоплазмы апикального полюса сустентоцитов, что приводит к прекращению дозревания и преждевременному слущиванию незрелых сперматид. Далее происходит атрофия части семенных канальцев, равномерное уменьшение количества клеток всех слоев сперматогенного эпителия.

Экскреторное (обструктивное) бесплодие развивается в результате стеноза и облитерации семявыносящих протоков или пороков развития и облитерации мочеиспускательного канала, в то время как процесс сперматогенеза в самих яичках сохранен. При двусторонней обструкции семявыносящих протоков эякулят не попадает в заднюю уретру. Чаще всего причинами непроходимости семявыносящих путей являются их аплазия или сужение и облитерация в результате поствоспалительных (орхит, эпидидимит) или посттравматических рубцовых изменений. При тяжелых формах гипо- и эписпадии и облитерациях уретры семенная жидкость не попадает в половые пути женщины. Особая форма экскреторного бесплодия — асперматизм. Он может быть истинным и ложным. Истинный асперматизм не сопровождается оргазмом и эякуляцией и связан с поражением центральной и/или периферической нервной системы. Ложный асперматизм (ретроградная эякуляция) наступает в результате ретроградного выброса спермы в мочевой пузырь. Он наблюдается после операций на предстательной железе, чаще всего после ее ТУР.

Иммунная форма бесплодия может быть результатом иммунологического конфликта между супругами (изоиммунное), возникающего на ответ на поступление в половые пути женщины эякулята, обладающего мощными антигенными свойствами. Аутоиммунное бесплодие вызвано повреждением сперматогенного эпителия аутоиммунными антителами в результате повышения проницаемости гематотестикулярного барьера. Оно может сопутствовать инфекционным заболеваниям, орхиту, травмам яичка, варикоцеле, интоксикациям и др.

Сочетанная (смешанная) форма бесплодия характеризуется сочетанием секреторной недостаточности, обусловленной гормональными нарушениями различного характера, и экскреторного компонента в виде воспалительных изменений в добавочных половых железах.

Относительное (идиопатическое) бесплодие устанавливается в том случае, когда при обследовании супружеской пары причина его не найдена.

Кроме того, различают первичное и вторичное бесплодие. Первичным считается бесплодие, при котором мужчина никогда не был способен к оплодотворению, вторичным — когда от него ранее были беременности или рождались дети, а затем развилось бесплодие.

Диагностика. При бесплодном браке предполагается обследование семейной пары урологом и гинекологом. Начинают обследование с мужчины и при отсутствии изменений в эякуляте обследуют женщину. Женщину необходимо обследовать и при выявлении мужского бесплодия для определения возможности лечения с помощью вспомогательных репродуктивных технологий.

Диагностика бесплодия у мужчин должна включать сбор жалоб и анамнеза и объективное обследование больного. Анамнез позволяет уточнить наличие вредных факторов, психоэмоциональные особенности мужчины, перенесенные сопутствующие заболевания. Беседу следует проводить как индивидуально, так и в присутствии обоих супругов. Выясняют длительность нахождения пары в браке, регулярность половой жизни, способы контрацепции и длительность периода интимной жизни без приема противозачаточных средств. При обследовании мужчины обращают внимание на его телосложение, развитие вторичных половых признаков, тип оволосения, голос, распределение и выраженность жировых отложений. Важное значение имеет осмотр наружных половых органов, при котором можно выявить их аномалии (эписпадия, гипоспадия, крипторхизм, монорхизм, гипогонадизм и др.) или заболевания (уретрит, варикоцеле, водянку оболочек яичка, опухоли и др.). Ректальное пальцевое исследование позволяет оценить состояние предстательной железы.

Обследование при мужском бесплодии включает: анализ эякулята, исследование эндокринной функции яичек, надпочечников, гипоталамо-гипофизарной системы, биопсию яичек, генитографию, цитологию секрета предстательной железы и семенных пузырьков, исследование на хламидиоз, уреаплазмоз, микоплазмоз, цитомегаловирус, вирус простого герпеса, бактериологический анализ спермы, определение антиспермальных антител, медико-генетическое исследование, УЗИ органов малого таза и щитовидной железы, рентгенорадио-нуклидные методы, МРТ, биопсию яичка.

Читайте также:  Может ли пониженный гемоглобин быть причиной бесплодия

Наиболее простой, быстрый и информативный метод исследования — анализ эякулята, который сразу позволяет дифференцировать мужское бесплодие от женского. Поэтому обследование всегда начинают с мужчины. Исследование спермы является решающим методом оценки функционального состояния половых желез и фертильности у мужчин. Относительно высокая стабильность показателей сперматогенеза для каждого индивидуума позволяет ограничиться одним анализом спермы при условии нормозооспермии.

Эякулят для исследования получают путем мастурбации после 2-3-дневного воздержания. При исследовании спермы оценивают объем эякулята, общее количество сперматозоидов, их подвижность и морфологию, определяют pH, вязкость спермы, количество лейкоцитов и другие показатели (табл. 1).

Подвижность сперматозоидов оценивается по четырем категориям:

* а — быстрое линейное прогрессивное движение;

* b — медленное линейное и нелинейное прогрессивное движение;

* с — прогрессивного движения нет или движение на месте;

* d — сперматозоиды неподвижны.

Таблица 1. Нормальные значения параметров эякулята (Руководство ВОЗ, 2006)

источник

РОЛЬ МУЖСКОГО ФАКТОРА БЕСПЛОДИЯ В ПРОГРАММЕ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

отделение андрологии и урологии, 117198 Москва, ул. Академика Опарина, 4;

кафедра акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктологии, 119991 Москва, ул. Трубецкая, 8, стр. 2

отделение андрологии и урологии, 117198 Москва, ул. Академика Опарина, 4;

кафедра акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктологии, 119991 Москва, ул. Трубецкая, 8, стр. 2

отделение андрологии и урологии, 117198 Москва, ул. Академика Опарина, 4;

кафедра акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктологии, 119991 Москва, ул. Трубецкая, 8, стр. 2

1. Lindsay T.J., Vitrikas K.R. Evaluation and treatment of infertility. Am Fam Physician 2015;91(5):308–14. PMID: 25822387.

2. Gassei K., Orwig K.E. Experimental methods to preserve male fertility and treat male factor infertility. Fertil Steril 2016;105(2):256–66. DOI: 10.1016/j. fertnstert.2015.12.020. PMID: 26746133. PMCID: PMC4744139.

3. Kumar R. Male infertility – Current concepts. Indian J Urol 2011;27(1):39–40. DOI: 10.4103/0970-1591.78419.PMID: 21716888. PMCID: PMC3114586.

4. Suzuki M. In vitro fertilization in Japan – early days of in vitro fertilization and embryo transfer and future prospects for assisted reproductive technology. Proc Jpn Acad Ser B Phys Biol Sci 2014;90(5):184– 201. PMID: 24814992. PMCID: PMC4104513.

5. Word Health Organization. WHO Manual for the Standardized Investigation and Diagnosis of the Infertile Couple. Cambridge: Cambridge University Press, 2000.

6. Nieschlag E., Behre H.M. Male reproductive health and dysfunction. Edn. 2nd. Chap. 5. Springer Verlag, Berlin. Pp. 83–7.

7. Tournaye H. Male factor infertility and ART. Asian J Androl 2012;14(1):103–8. DOI: 10.1038/aja.2011.65. PMID: 22179511. PMCID: PMC3735146.

8. Steptoe P.C., Edwards R.G. Birth after reimplantation of ahumanembryo. Lancet 1978;1:336–66. PMID: 79723.

9. Kamel R.M. Assisted reproductive technology after the birth of Louise Brown. J Reprod Infertil 2013;14(3):96–109. PMID: 24163793. PMCID: PMC3799275.

10. Sunderam S. Assisted Reproductive Technology Surveillance – United States, 2012. MMWR Surveill Summ 2015;64(6):1–29. PMID: 26270152.

11. Русанова Н.Е. Вспомогательные ре- продуктивные технологии в России: история, проблемы, демографические перспективы. Журнал исследований социальной политики 2013;11(1):69– 86. [Rusanova N.E. Assisted reproductive technologies in Russia: history, problems, demographic prospects. Zhurnal issledovaniy sotsial’noy politiki = Journal of Social Policy Studies 2013;11(1):69–86. (In Russ.)].

12. Calhaz-Jorge C., de Geyter C., Kupka M.S. et al. Assisted reproductive technology in Europe, 2012: results generated from European registers by ESHRE. Hum Reprod 2016;31(8):1638–52. DOI: 10.1093/humrep/dew151. PMID: 27496943.

13. Рищук С.В., Мирский В.Е. Состояние здоровья детей и особенности течения беременности после применения вспо- могательных репродуктивных техноло- гий. TERRA MEDICA Nova 2010;(1):34–7. [Richshuk S.V., Mirskiy V.E. Children’s health and course of pregnancy after assisted reproductive technologies. TERRA MEDICA Nova 2010;(1):34–7. (In Russ.)].

14. Sunderam S. Assisted Reproductive Technology Surveillance – United States, 2012. MMWR Surveill Summ 2015;64(6):1–29. PMID: 26270152.

15. Li M. Effect of normal sperm morphology rate (NSMR) on clinical outcomes and fertilization methods selection in the ultrashort-term GnRH-a protocol. Gynecol Endocrinol 2016;32(2):120–3. DOI: 10.1080/09513590.2017.1291609. PMID: 28277110.

16. Luke B., Stern J.E., Kotelchuck M. et al. Birth Outcomes by Infertility Diagnosis Analyses of the Massachusetts Outcomes Study of Assisted Reproductive Technologies (MOSART). J Reprod Med 2015;60(11–12):480–90.

17. Eftekhar M., Mohammadian F., Yousefnejad F. et al. Comparison of conventional IVF versus ICSI in non-male factor, normoresponder patients. Iran J Reprod Med. 2012;10(2):131–6.

18. Souza Setti A., Ferreira R.C., Paes de Almeida Ferreira Braga D. et al. Intracytoplasmic sperm injection outcome versus intracytoplasmic morphologically selected sperm injection outcome: a meta-analysis. Reprod Biomed Online 2010;21(4):450–5. DOI: 10.1016/j.rbmo.2010.05.017. PMID: 20800549.

19. Leandri R.D. Is intracytoplasmic morphologically selected sperm injection (IMSI) beneficial in the first ART cycle? A multicentric randomized controlled trial. Andrology 2013;1(5):692–7. DOI: 10.1007/ s10815-015-0645-5. PMID: 26754750. PMCID: PMC4785160.20.

20. Zeinab H., Zohreh S., Samadaee Gelehkolaee K. et al. Lifestyle and outcomes of assisted reproductive techniques: a narrative review. Glob J Health Sci 2015;7(5):11–22. DOI: 10.5539/gjhs. v7n5p11. PMID: 26156898. PMCID: PMC4803851.

21. Koning A.M., Mutsaerts M.A., Kuchenbecker W.K. et al. Complications and outcome of assisted reproduction technologies in overweight and obese women. Hum Reprod 2012;27(2):457–67. DOI: 10.1093/humrep/der416. PMID: 22144420.

22. Ghuman N.K. Does age of the sperm donor influence live birth outcome in assisted reproduction? Hum Reprod 2016;31(3): 582–90. DOI: 10.1093/humrep/dev331. PMID: 26762315.

23. Kumtepe Y., Yakin K., Kahraman S., Sertyel S, Vanlioğlu F, Cengiz S, Dönmez E.Male age is not an independent factor to affect the outcome of assisted reproductive techniques. Int J Androl. 2003 Jun;26(3):161-5. PMID: 12755994.

24. Stern J.E., Luke B., Hornstein M.D. et al. The effect of father’s age in fertile, subfertile, and assisted reproductive technology pregnancies: a population based cohort study. J Assist Reprod Genet 2014;31(11):1437–44. DOI: 10.1007/ s10815-014-0327-8. PMID: 25193289.

25. Chapuis A., Gala A., Ferrières-Hoa A. et al. Sperm quality and paternal age: effect on blastocyst formation and pregnancy rates. Basic Clin Androl 2017;27:2. DOI: 10.1186/s12610-016- 0045-4. PMID: 28127436. PMCID: PMC5251225.

26. Fuentes A. Recent cigarette smoking and assisted reproductive technologies outcome. Fertil Steril 2010;93(1):89–95. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2008.09.073. PMID: 18973890.

27. Dikshit R.K., Buch J.G., Mansuri S.M. Effect of tobacco consumption on semen quality of a population of hypofertile males. Fertil Steril 1987;48(2):334–6. PMID: 3609347.

28. Gomathi C. Effect of chronic alcoholism on semen – studies on lipid profiles. Int J Androl 1993;16(3):175–81. PMID: 8359931.

29. Jensen T.K. Does moderate alcohol consumption affect fertility? Follow up study among couples planning first pregnancy. BMJ 1998;317(7157):505–10. PMID: 9712595. PMCID: PMC28642.

30. Guthauser B. Chronic excessive alcohol consumption and male fertility: a case report on reversible azoospermia and a literature review. Alcohol Alcohol 2014;49(1):42–4. DOI: 10.1093/alcalc/ agt133. PMID: 23969551.

31. Nicolau P., Miralpeix E., Solà I. et al. Alcohol consumption and in vitro fertilization: a review of the literature. Gynecol Endocrinol 2014;30(11):759–63. DOI: 10.3109/09513590.2014.938623. PMID: 25007008.

32. Esteves S.C., Roque M., Agarwal A. et al. Outcome of assisted reproductive technology in men with treated and untreated varicocele: systematic review and meta-analysis. Asian J Androl 2016;18(2):254–8. DOI: 10.4103/1008-682X.163269. PMID: 26510504. PMCID: PMC4770495.

33. Alhathal N., San Gabriel M., Zini A. Beneficial effects of microsurgical varicocoelectomy on sperm maturation, DNA fragmentation, and nuclear sulfhydryl groups: a prospective trial. Andrology 2016;4(6):1204–8. DOI: 10.1111/ andr.12256. PMID: 27565125.

34. Miller K.D., Coughlin M.T., Lee P.A. Fertility after unilateral cryptorchidism: paternity, time to conception, pretreatment testicular location and size, hormone and sperm parameters. Horm Res 2001;55(5):249–53. PMID: 11740148.

35. Giwercman A., Hansen L.L., Skakkebaek N.E. et al. Initiation of sperm production after bilateral orchiopexy: clinical and biological implications. J Urol 2000;163(4):1255–6. PMID: 10737515.

36. Liu D.Y., Baker H.W.G. Assessment of human sperm function and clinical management of male infertility. Zhonghua Nan Ke Xue 2007;13(2):99–109. PMID: 17345762.

37. Шахова М.А. Вспомогательные репро- дуктивные технологии в браке при мужском бесплодии. Дис. . д-ра мед. наук. М., 2007. [Shakhova M.A. Assisted reproductive technology in marriage with male infertility. Thesis … of doctor of medical Sciences. Moscow, 2007. (In Russ.)].

38. Aran B. Outcome of intracytoplasmic sperm injection in relation to the meiotic pattern in patients with severe oligoasthenozoospermia. Fertil Steril 2003;80(1):91–5. PMID: 12849807.

39. Egozcue S. Increased incidence of meiotic anomalies in oligoasthenozoospermic males preselected for intracytoplasmic sperm injection. J Assist Reprod Genet 2000;17(6):307–9. PMID: 11042825. PMCID: PMC3455401.

40. Долгушина Н.В., Ратушняк С.С., Со- кур С.А., Глинкина Ж.И. Риск анеу- плоидии эмбрионов в программах вспомогательных репродуктивных технологий у мужчин с патозооспер- мией. Акушерство и гинекология 2012;(7):4–13. [Dolgushina N.V. Ratushnyak S.S., Sokur S.A., Glinkina Zh.I. Risk of aneuplo >

41. Aitken R.J. Analysis of the relationships between oxidative stress, DNA damage and sperm vitality in a patient population: development of diagnostic criteria. Hum Reprod 2010;25(10):2415–26. DOI: 10.1095/biolreprod.114.118539. PMID: 25078685.

42. Evenson D.P. Utility of the sperm chromatin structure assay as a diagnostic and prognostic tool in the human fertility clinic. Hum Reprod 1999;14(4):1039–49. PMID: 10221239.

43. Guérin P. La fragmentation de l’ADN du spermatozoid: impact en Assistance médicale à la procreation. Gynécologie Obs Fertil 2005;33(9):665–8. DOI: 10.1016/j.gyobfe.2005.07.015. PMID: 16137906.

44. Robinson J.G., Wang S., Jacobson Т.А. Meta-analysis of comparison of effectiveness of lowering apolipoprotein В versus low-density lipoprotein cholesterol and nonhigh-density lipoprotein cholesterol for cardiovascular risk reduction in randomized trials. Am J Cardiol. 2012;110(10):1468–76. DOI: 10.1016/j. amjcard.2012.07.007. PMID: 22906895.

45. Simon L. Sperm DNA damage measured by the alkaline Comet assay as an independent predictor of male infertility and in vitro fertilization success. Fertil Steril 2011;95(2):652–7. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2010.08.019. PMID: 20864101.

46. Simon L. Comparative analysis of three sperm DNA damage assays and sperm nuclear protein content in couples undergoing assisted reproduction treatment. Hum Reprod 2014;29(5):904–17. DOI: 10.1093/humrep/deu040. PMID: 24619433.

47. Simon L. Paternal influence of sperm DNA integrity on early embryonic development. Hum Reprod 2014;29(11):2402–12. DOI: 10.1093/humrep/deu228. PMID: 25205757.

48. Lewis S.E.M. The impact of sperm DNA damage in assisted conception and beyond: recent advances in diagnosis and treatment. Reprod Biomed Online 2013;27(4):325–37. DOI: 10.1016/j. rbmo.2013.06.014. PMID: 23948450.

49. Esbert M. Impact of sperm DNA fragmentation on the outcome of IVF with own or donated oocytes. Reprod Biomed Online 2011;23(6):704–10. DOI: 10.1016/j.rbmo.2011.07.010. PMID: 22019617.

50. Jin J. Effect of sperm DNA fragmentation on the clinical outcomes for in vitro fertilization and intracytoplasmic sperm injection in women with different ovarian reserves. Fertil Steril 2015;103(4):910–6. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2015.01.014. PMID: 25747135.

51. Cavagna M. The influence of leukocytospermia on the outcomes of assisted reproductive technology. Reprod Biol Endocrinol 2012;10(1):44. DOI: 10.1186/1477-7827-10-44. PMID: 22703930. PMCID: PMC3444421.

52. Li B. Probing the effect of human normal sperm morphology rate on cycle outcomes and assisted reproductive methods selection. PLoS One 2014;9(11):e113392. DOI: 10.1371/journal.pone.0113392. PMID: 25411962. PMCID: PMC4239063

53. El Khattabi L., Dupont C., Sermondade N. et al. Is intracytoplasmic morphologically selected sperm injection effective in patients with infertility related to teratozoospermia or repeated implantation failure? Fertil Steril 2013;100(1):62–-8. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2013.02.048.

54. Miyaoka R., Esteves S.C. Predictive factors for sperm retrieval and sperm injection outcomes in obstructive azoospermia: do etiology, retrieval techniques and gam ete source play a role? Clinics (Sao Paulo) 2013;68(Suppl 1):111–9. PMID: 23503960. PMCID: PMC3583159.

55. Nicopoullos J.D.M., Gilling-Smith C., Ramsay J.W.A. Does the cause of obstructive azoospermia affect the outcome of intracytoplasmic sperm injection: a metaanalysis. BJU Int 2004;93(9):1282–6. DOI: 10.1111/j.1464-410X.2004.04817.x. PMID: 15180623.

56. Kamal A. Does the outcome of ICSI in cases of obstructive azoospermia depend on the origin of the retrieved spermatozoa or the cause of obstruction? A comparative analysis. Fertil Steril 2010;94(6):2135–40. DOI: 10.1016/j. fertnstert.2010.01.041. PMID: 20188354.

57. Dul E.C., van Echten-Arends J., Groen H. et al. Chromosomal abnormalities in azoospermic and non-azoospermic infertile men: numbers needed to be screened to prevent adverse pregnancy outcomes. Hum Reprod 2012;27(9):2850–6. DOI: 10.1093/humrep/des222.

58. Tsai Y.-R. Clinical outcomes and development of children born to couples with obstructive and nonobstructive azoospermia undergoing testicular sperm extractionintracytoplasmic sperm injection: A comparative study. Taiwan J Obstet Gynecol 2015;54(2):155–9. DOI: 10.1016/j. tjog.2014.03.005. PMID: 25951720.

59. O’Connell M., McClure N., Lewis S.E. The effects of cryopreservation on sperm morphology, motility and mitochondrial function. Hum Reprod 2002;17(3):704–9. PMID: 11870124.

60. Woolley D.M., Richardson D.W. Ultrastructural injury to human spermatozoa after freezing and thawing. J Reprod Fertil 1978;53(2):389–94. PMID: 567693.

61. Watson P.F. Recent developments and concepts in the cryopreservation of spermatozoa and the assessment of their postthawing function. Reprod Fertil Dev 1995;7(4):871–91. PMID: 8711221.

62. Donnelly E.T., McClure N., Lewis S.E. Cryopreservation of human semen and prepared sperm: effects on motility parameters and DNA integrity. Ferti1 Steril 2001;76(5):892–900. PMID: 11704107.

63. Grischenko V.I., Dunaevskaya A.V., Babenko V.I. Cryopreservation of human sperm using rapid cooling rates. Cryo Letters 2003;24(2):67–76. PMID: 12819827.

64. Bahadur G., Ling K.L., Hart R. et al. Semen quality and cryopreservation in adolescent cancer patients. Hum Reprod 2002;17(12):3157–61. PMID: 12456617.

65. Sherman J.K., Bunge R.G. Observations on preservation of human spermatozoa at low temperatures. Proc Soc Exp Biol Med 1953;82(4):686–8. PMID: 13055973.

66. Sawada Y., Ackerman D., Behrman S.J. Motility and respiration of human spermatozoa after cooling to various low temperatures. Fertil Steril 1967;18(6):775–81. PMID: 6073928.

67. Agarwal A., Bragais F.M., Sabanegh E. Assessing sperm function. Urol Clin North Am 2008;35(2):157–71. DOI: 10.1016/j.ucl.2008.01.012. PMID: 18423237.

Гамидов С.И., Овчинников Р.И., Попова А.Ю., Наумов Н.П., Гасанов Н.Г. РОЛЬ МУЖСКОГО ФАКТОРА БЕСПЛОДИЯ В ПРОГРАММЕ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ). Андрология и генитальная хирургия. 2017;18(3):28-36. https://doi.org/10.17650/2070-9781-2017-18-3-28-36

Gamidov S.I., Ovchinnikov R.I., Popova A.Y., Naumov N.P., Gasanov N.G. ROLE OF MALE INFERTILITY IN ASSISTED REPRODUCTIVE TECHNOLOGY PROGRAMS (A LITERATURE REVIEW). Andrology and Genital Surgery. 2017;18(3):28-36. (In Russ.) https://doi.org/10.17650/2070-9781-2017-18-3-28-36


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *